Станет ли Ливия вторым Ираком

29.08.11
Эксклюзив

Станет ли Ливия вторым Ираком

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Постоянный автор «Экспертов МГИМО» профессор кафедры востоковедения Марина Сапронова — о том, почему труднодостижима демократизация Ливии после Каддафи, какие проблемы встанут перед новыми властями и как изменится расстановка сил в регионе и в мире.

— Согласны ли Вы с лидером ливийской оппозиции Мустафой Абдель Джалилем в том, что «эра Каддафи закончилась»? Доживет ли ливийская джамахирия до 42-летия?

— Ситуация в Ливии по-прежнему далека от стабильности: продолжается сопротивление в Триполи, хотя представители разных стран мира уже активно налаживают связи с Переходным национальным советом. До тех пор, пока Каддафи не будет найден, он будет представлять опасность для оппозиции. Однако уже сейчас ясно, что дни джамахирии сочтены. Cвидетельством этому могут служить и сообщения о попытках переговоров между повстанцами и вооруженными сторонниками Каддафи о передаче власти.

— На первый взгляд, сохранявшийся на протяжении нескольких месяцев статус-кво был нарушен неожиданно, можно даже сказать, ни с того ни с сего. В какой момент и по каким причинам, по Вашему мнению, произошел перелом?

— События действительно развивались молниеносно: еще 21 августа было распространено обращение ливийского лидера к народу с призывом сопротивляться, а спустя сутки Триполи уже оказался в руках сторонников Переходного национального совета. Логично предположить, что восстание началось в самом городе, а затем к нему уже присоединились повстанцы. В целом, такое развитие событий было вполне предсказуемо. На стороне сил оппозиции была авиация (по разным данным более 20 тысяч самолето-вылетов), сказались и экономическая блокада, международная изоляция, бегство видных сторонников Каддафи за границу. Немаловажным в такого рода ситуации стал и тот факт, что Каддафи, безусловно, проиграл информационную войну.

— Каковы возможные сценарии развития Ливии после Каддафи?

— Основная проблема нового режима будет заключаться в его легитимности: если бы Каддафи был свергнут самими ливийцами (как Мубарак в Египте и Бен Али в Тунисе), без поддержки натовских ракет, достижение внутреннего компромисса выглядело бы вполне реально. Однако сказалась специфика ливийской ситуации. В отсутсвие элит, способных при поддержке армии совершить переворот, ситуация трансформировалась в сепаратистское движение с довольно аморфным руководством, представленным в основном эмигрантами. В результате свержение Каддафи больше напоминает сценарий свержения власти в Ираке и Афганистане, а политический процесс в этих странах в последние годы не позволяет с оптимизмом смотреть на будущее Ливии. К этому следует добавить и внутренние противоречия в стане оппозиции, в частности, убийство генерала Абдул Фаттаха Юниса, которое стало серьезным политическим ударом по ПНС. Официальные ливийские власти обвинили в этом убийстве «Аль-Каиду», которая, по их мнению, прочно обосновалась на востоке страны. Все это, безусловно, ставит под сомнение возможность создания «демократического режима» после Каддафи.

Совершенно очевидно, что без поддержки Запада новая власть в Ливии долго не продержится (уже появилась информация о том, что США и их союзники намереваются передать повстанцам замороженные вклады ливийского режима — а это миллиарды долларов в западных банках). Как новый режим будет распоряжаться этими средствами? Видимо, развитие событий будет зависеть прежде всего от того, смогут ли различные стороны договориться о разделении нефтяных доходов. В этой связи важным остается и вопрос о судьбе самого Каддафи, поскольку он, кроме прочего, является выразителем интересов группы западных племен страны.

— Если представить Ливию после Каддафи, как изменится региональная и международная расстановка сил?

— Многое будет зависеть от ситуации не только в Ливии, но и соседних с ней странах (прежде всего, в Египте), где в скором времени должны пройти выборы и сформироваться новые органы власти. При этом перспективы новой ливийской власти весьма неопределенны. Оппозиция очень мозаична; основной ее задачей после прихода к власти станет вопрос о единстве страны и объединении племен. Если эта проблема не будет решена, то ситуация в Ливии, в свою очередь, может оказать сильно дестабилизирующее воздействие на весь Ближний Восток. Не менее важным является и вопрос о принятии Основного закона страны, где впервые за 42 года предстоит определить не только форму государственного устройства, но и характер самого режима, а также его идеологические основы. Не стоит забывать, что в Ливии существовала уникальная система управления, которая учитывала специфику племенной организации общества, объединяла три исторические провинции и подкреплялась собственной идеологией, сочетавшей идеи социализма и ислам.

Запад сейчас интересует, прежде всего, вопрос о скорейшем налаживании поставок ливийской нефти на мировой рынок (экспорт которой сократился с 1,5 млн до примерно 80 тыс баррелей в день). Повстанцы обещают довести производство до довоенного уровня в течение нескольких месяцев, однако большинство экономических экспертов утверждают, что на это уйдет как минимум год, а возможно и несколько лет. К тому же, новые власти наверняка будут пересматривать существующие контракты и связи: СМИ неоднократно цитировали представителя ливийской государственной нефтяной компании Абдельджалила Маюфа, который заявил, что к России, Китаю и Бразилии имеются некоторые политические вопросы. Вторгшись в Ирак, США были уверены, что восстановление страны будет быстро оплачено нефтью, однако потребовалось 8 лет, чтобы достичь уровня 2003 года. А от решения этих вопросов во многом будет зависеть не только международная торговля, но и баланс сил в регионе.

В глобальном контексте ливийские события оказали дезорганизующее воздействие на ООН, обострив вопросы о пределах международного вмешательства во внутренние дела суверенных государств, о защите прав человека во время вооруженных конфликтов, о деятельности Совета Безопасности и о роли США в регионе. Известно, что многие африканские страны выразили свое несогласие с тем, как решается ливийская проблема, а Африканский союз на своем июльском саммите принял решение не выполнять мандат Международного уголовного суда на арест Каддафи. В стане недовольных оказался и Китай, у которого довольно сильные позиции в экономике многих африканских стран.

Будет ли способствовать нынешняя ситуация усилению доверия к США (о чем говорил Барак Обама в начале своего президентства) и к Западу в целом со стороны новых арабских режимов, покажет ближайшее будущее.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу