«Израиль стал общим противником»

09.09.11

«Израиль стал общим противником»

Эксперты МГИМО: Кудряшова Юлия Сергеевна, к.ист.н.

По мнению эксперта, дипломатическое противостояние Тель-Авива и Анкары может закончиться военным конфликтом.

«Израиль действует на эмоциях, не имея реальных рычагов воздействия на Турцию», — заявила газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности МГИМО Юлия Кудряшова, комментируя подготовленный Тель-Авивом ответный дипломатический удар по Анкаре. Эксперт также не исключила, что противостояние двух стран может дойти до военного конфликта.

Израиль подготовил ответный план на действия турецких властей, фактически объявивших дипломатическую войну Тель-Авиву.

«Мы обесценим Эрдогана, и это докажет ему, что конфронтация с Израилем — дело неблагодарное. Турции следует относиться к нам с уважением и соблюдать правила приличия», — приводит Mignews заявление израильского министра иностранных дел Авигдора Либермана.

По данным дипломатических источников, в ходе предстоящего в этом месяце визита главы израильского МИДа в США в этом месяце Либерман намерен встретиться с руководителями армянского лобби в американском конгрессе и предложить им совместно продвигать идею международного признания геноцида армян со стороны Турции.

Готов пойти Тель-Авив и на более радикальные шаги. В частности, наладить сотрудничество с руководством курдской повстанческой группировки PKK и даже, возможно, договориться о поставках организации, признанной террористической во многих странах мира, оружия.

Старший научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности МГИМО Юлия Кудряшова в интервью газете ВЗГЛЯД оценила, принесет ли результаты план Израиля и чем может обернуться противостояние двух государств.

ВЗГЛЯД: Насколько болезненными будут для Турции шаги, которые намерен предпринять Израиль? Это охладит пыл Анкары?

Юлия Кудряшова: Действительно, в Америке очень сильное еврейское лобби, которое выступало против признания США геноцида армян и всегда поддерживало Турцию, у которой с Израилем был стратегический союз. Но в последнее время, так как отношения сильно охладились, еврейское лобби заняло нейтральную позицию: ни за, ни против. Теперь возможна ситуация, что оно примкнет к армянскому лобби. Но решающее слово все равно за президентской администрацией США. Я сомневаюсь, что американцы на это согласятся, учитывая их планы относительно Ближнего Востока. Им не нужны ухудшения отношений с Турцией, которая вроде бы начала поворачиваться лицом к Западу.

Что касается курдов, то мне непонятно, между кем и кем может быть заключен договор. Должны быть определенные легальные политические силы. Если речь идет о руководстве курдской автономии на севере Ирака, то тогда опять-таки придется действовать через законное правительство Ирака, иначе Израиль обвинят в том, что он развивает отношения с иракской автономией через голову легальной верховной власти. Если вести диалог с Курдской рабочей партией, то тогда ситуация становится вообще непонятной. Эта партия время от времени включается в списки террористических организаций как США, так и Европейским союзом. Получается, что это будет противоречить международным правовым нормам.

ВЗГЛЯД: Израиль сотрясает воздух и пытается создать видимость того, что у него есть механизмы воздействия на Турцию?

Ю. К.: Именно. Израиль делает заявления на эмоциях. Реальных рычагов давления на Турцию у него пока нет.

ВЗГЛЯД: Премьер-министр Турции Тайип Эрдоган накануне заявил, что отныне все корабли, пытающиеся доставить в сектор Газа гуманитарные грузы, будут сопровождаться военным флотом. Означает ли это, что Анкара готова пойти на открытый конфликт с Израилем? Ведь тот вряд ли допустит прорыв блокады, а значит, стычки между военными двух государств будут неизбежны.

Ю. К.: Это действительно можно рассматривать как провокацию. Турция открыто демонстрирует Израилю свою военную силу и готовность отстаивать свои внешнеполитические интересы военными методами.

ВЗГЛЯД: Какова вероятность того, что страны перейдут эту грань и действительно развяжут друг с другом войну?

Ю. К.: В данном случае все будет зависеть от Израиля, от того, как он отреагирует на эту сознательную провокацию.

ВЗГЛЯД: Президент Турции Абдулла Гюль объявил о готовности его страны через Международный суд в Гааге добиваться признания незаконности израильской блокады сектора Газа. Хотя в докладе Пальмера, подготовленном для ООН, блокада признана полностью законной. С чем связано такое упорство Анкары?

Ю. К.: Дело в том, что признание Палестины государством — давняя мечта Эрдогана, которую он всячески пытается воплотить в жизнь. Это один из его внешнеполитических приоритетов. Поэтому, грозя обратиться в Гаагский суд, Турция хочет вновь привлечь внимание ООН к этой проблеме в целом. Кроме того, Анкара уже заявляла, что она неудовлетворена докладом Пальмера, хотя тот пытался сохранить нейтралитет и не назвал виновной лишь одну сторону. Эрдоган, однако, считает, что Израиль нанес Турции оскорбление, напав на мирную колонну, и он намерен отстаивать свою правоту во всех международных структурах. Обращение в суд можно считать подтверждением этой последовательной позиции.

ВЗГЛЯД: Столь агрессивные действия Турции, которые демонстрирует страна в последние недели, могут быть связаны именно с тем, что через две недели Палестина отправит заявку в ООН на признание своей независимости?

Ю. К.: Думаю, что да. Турция хочет, чтоб данный вопрос был активизирован именно под ее эгидой, чтоб независимость Палестина получила именно под ее патронатом. Это даст Анкаре дополнительные политические очки в исламском мире.

ВЗГЛЯД: Пытаясь ослабить Израиль, Турция, видимо, намеревается сама занять лидирующее геополитическое положение в регионе?

Ю. К.: Именно так. Планы Турции подтверждает и то, что буквально на днях она согласилась разместить на своей территории радар ПРО НАТО, что также значительно усилит геополитические позиции страны. Несмотря на соперничество с Израилем, этот шаг поможет Турции вернуть роль ключевого союзника США в регионе, стать краеугольным камнем обеспечения безопасности на Ближнем Востоке.

ВЗГЛЯД: Турция также заявила о том, что она готова предпринять некие действия, чтобы не допустить монополии Израиля на добычу нефти и газа в Средиземном море. На ваш взгляд, возможно ли такое, что вся эта история с «флотилией свободы» была затеяна именно ради доступа к этим ресурсам?

Ю. К.: Конечно, экономическая составляющая в этом противостоянии присутствует. Тем более что Турция никогда не скрывала своего желания стать нефтегазовым терминалом Европы. Но дело в том, что ситуация здесь не зависит от одного Израиля. У Турции с конца 2008 года продолжается конфликт с Кипром по поводу доступа к нефтегазовому шельфу. Поэтому если бы Турция в качестве цели преследовала именно доступ к ресурсам, ей бы пришлось в первую очередь идти на обострение отношений с Кипром, что в данный момент ей кране невыгодно. Ведь это подорвет ее имидж стабильного союзника в этом неспокойном регионе в глазах Евросоюза.

ВЗГЛЯД: По слухам, во время запланированного на следующую неделю визита в Египет глава турецкого правительства намерен договориться с египетскими властями о военном сотрудничестве. В чем оно может заключаться и насколько будет опасным для Израиля?

Ю. К.: У Турции не может быть такого же равноправного военного сотрудничества с Египтом, как с Израилем. Хотя бы потому, что Египет не дотягивает по технологическому уровню, два государства никогда не связывали теплые дружеские отношения. Но Турция теперь, безусловно, заинтересована в укреплении отношений с Египтом, учитывая, что Израиль стал их общим противником.

Думаю, речь, скорее всего, пойдет о поставках в Каир какого-то вооружения, если на то будет согласие НАТО, об обмене специалистами и проведении военных учений.

Юлия МАЛЫШЕВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Взгляд»
Распечатать страницу