Долги глазами анархиста

11.09.11

Долги глазами анархиста

Эксперты МГИМО: Миловидов Владимир Дмитриевич, к.экон.н., доцент

В июле этого года в свет вышла книга Дэвида Грэбера (David Graeber) «Долг: первые 5000 лет». Буквально на днях он дал очередное интервью по этому поводу. Книга хоть и поступила уже на книжные полки, но еще нужно дождаться, когда она появится у нас. Почти убежден, что это увлекательное чтение, ведь о долгах, кредите и деньгах размышляет, во-первых, антрополог по сфере научной деятельности, а, во-вторых, анархист по своим взглядам.

Чтобы составить хотя бы первое впечатление о содержании этого труда, обратимся к статье Грэбера, написанной в 2009 году, как к анонсу его книги.

Начало статьи многообещающе. Автор сразу высказывает упрек традиционным экономическим исследованиям, которые «систематически игнорируют» роль насилия и «безусловно центральную роль войны и рабства в создании и формировании базовых институтов того, что мы называем «экономика». «Насилие, — пишет Грэбер, — может быть невидимым, но оно остается вписанным в логику нашего экономического здравого смысла, в несомненно очевидную природу институтов, которые бы просто никогда бы не существовали и не могли существовать без монополии насилия — но также и без систематической угрозы насилия — обеспечиваемой современным государством».

Что же такое долг в понимании историка, антрополога, анархиста? Грэбер, приводя пример рабства, переходит к социальным отношениям между людьми, существующим в любом обществе. Долг — это отнюдь не денежные отношения, вот почему по его мнению долг появляется раньше денег и создает условия для их появления. Всегда в человеческом обществе, а на ранних этапах его развития тем более, возникают отношения долга: кто-то становится должен и обязан кому-то. Один спасает другому жизнь, третий делится едой, четвертый в ходе товарного обмена отдает свой товар, не требуя немедленно взамен что-либо еще и т. д.

Эти «долги» могут быть «монетизированы», то есть переуступлены, как может быть продан раб. В антропологической терминологии «примитивные деньги», которые появляются в обществах, незнающих государства, используются в большей степени, чтобы закрепить некоторые социальные отношения: супружество, прощение кровной мести и др., чем обеспечивать обмен товарами. Постепенно развитие различных социальных обязательств создает предпосылки появлению «рынка», где такие отношения, взаимные обязательства уже начинают существовать исключительно в увязке с деньгами.

Возникает то, что можно назвать «социальном долгом». Грэбер размышляет: «Все мы рождаемся, будучи в бесконечном долгу перед обществом, которое нас вырастит, будет за нами ухаживать и кормить нас, перед предками, которые создали наши традиции и язык, перед всеми, кто сделал возможным наше существование». Сначала «люди считают, что они всем этим обязаны всевышнему», но потом этот социальный долг концентрирует у себя государство, с налогами, которые заменяют жертвоприношения, военной службой для всех, кто в долгу за свою жизнь. И деньги — лишь твердая материальная форма этого социального долга, способ управления им.

И вот автор подходит, пожалуй, к центральному выводы: «Взаимные права и обязательства — форма отношений, в которые истинно свободные люди могут вступать друг с другом — складываются в понятие „общество“, где мы равны только как конечные должники (незримой) фигуры короля, которая олицетворяет нашу мать, а в более широком смысле, и все человечество».

Государство скрепляет социальные обязательства, рынок монетизирует их. Но «ни государство, ни рынок не могут существовать без постоянной угрозы насилия» — резюмирует анархист Грэбер.

Он рассматривает, как на протяжении 5 тысячелетий складывалась история «монетизации» социальных долгов, как они превращались в монетарные долги, движение которых все больше опосредовалось деньгами, как деньги со временем становились все более «виртальными». Грэбер на примерах показывает, как на всем протяжении этого процесса государства стремятся избежать катастрофических последствий циркуляции долгов. Он настойчиво подчеркивает ключевую роль насилия, которое в наши дни выходит уже на межгосударственный уровень, в формировании «общества» и «рынка». «Что мужчина или женщина должны друг другу, какие взаимные обязательства и обещания они должны дать в обществе, из которого вдруг будет удалено насилие?» — нарочито спрашивает себе и читателя Дэвид Грэбер. И. ставит точку, лишь выражая надежду, что «каждый когда-нибудь будет в состоянии начать задавать подобные вопросы». Тем самым он умело интригует будущих читателей его новой книги.

Действительно, как научиться быть обязанными друг другу, взаимно соблюдая права, без постоянного страха перед внешним насилием?

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Блог Владимира Миловидова
Распечатать страницу