Страна «Серебряных волос»

27.09.11

Страна «Серебряных волос»

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Китай, самая большая по населению страна мира, уже к 2015 году может столкнуться с проблемой нехватки рабочих рук. Процесс старения населения — это серьезный финансовый и демографический вызов Китаю, причем вызов долговременный

Сегодня в КНР самое большое в мире число пожилых людей — 170 миллионов. Те, кому за 60 лет, составляют 12,5% от общей численности населения (1 миллиард 350 миллионов человек). Причем ежегодно число пожилых граждан КНР увеличивается на 8–9 млн человек. К 2030 году их будет более 340 млн (22% населения). То есть нарастание «волны серебряных волос», как называют это процесс в Китае, неотвратимо. Усиление диспропорции между растущей группой пожилых и сокращением числа трудоспособного населения в возрасте от 25 до 45 лет, что прямо связано с эффектом политики «одного ребенка», ведёт к неизбежному нарастанию нагрузки на пенсионные и все социальные системы китайского общества.

Китайские пенсии — миф или реальность?

Некоторые западные журналисты и люди, не очень хорошо знающие Китай, в один голос утверждают, что никакой пенсионной системы в КНР вообще якобы не существует, что все старики забыты и брошены государством. Это не так. Государственное пенсионное обеспечение в Китае, хотя и в неполном виде, с серьезными проблемами, но-де-юре и-де-факто существует. Оно создано относительно недавно (в конце 1990-х годов).

К сожалению, оно распространяется не на все пожилое население страны. Обязательное пенсионное страхование охватывает около 30% горожан (это около 45% работоспособного населения городов) и 7,5% сельских жителей (добровольное пенсионное страхование). К слову, сегодня сельское население (722 миллиона человек, 54% общей численности) пока ещё превышает численность городского (607 миллионов человек, 46% общей численности). Но в связи с процессом урбанизации общее соотношение жителей города и деревни быстро меняется в пользу городского.

Размер пенсии сегодня зависит от различных факторов — статуса пенсионера, провинции, города и пр. Разброс очень большой — от высших показателей в 2000 юаней (около 300 долларов США) в южной провинции Гуандун до 620 — 700 юаней (80 — 90 долларов) в других провинциях. 600 — 700 юаней — это в основном средний уровень пенсий. Есть категории работников, получающие значительно меньшие суммы. В сельской местности, в отдельных районах создаются программы «5 необходимостей» — помощь муниципальных властей в одежде, еде, лечении, жилье и похоронах. Но все-таки большая часть деревенских стариков рассчитывают на себя, своих детей и родственников, а никак не на государственную пенсию.

«Сыновняя почтительность» против демографических вызовов

Как живут китайские старики в условиях быстрых экономических реформ и сохраняются ли в китайском обществе вековые конфуцианские традиции почитания и уважения к старшим?

В целом традиционный «бастион любви и уважения» в КНР к родителям пока незыблем. Забота о пожилых людях продолжает оставаться одной из высших ценностей и добродетелей. Хотя под влиянием вестернизации появляются и некоторые «трещины», связанные с ростом психологии индивидуализма, прагматизма и коммерческой выгоды. Центр семейного преклонения и почитания в отдельных китайских семьях все чаще смещается от пожилых членов к единственному ребенку, превратившемуся в «маленького императора», вокруг которого «крутятся» все члены семьи. Чтобы остановить расширение таких «трещин» китайские СМИ делают акцент на показе неких «исторических примеров», на самом деле взятых из конфуцианской мифологии.

Вот один из них. Бедняк-крестьянин Ли с женой, маленькими детьми и престарелыми родителями в неурожайный год оказался перед страшным выбором, кому отдавать последние продукты, чтобы выжить — детям или слабеющим родителям. Жена требовала накормить детей, на что Ли сказал ей: «Если умрут от голода дети — у нас будут новые, а если умрут родители — мы их уже не вернем никогда». Ли сделал свой выбор, отдав последний хлеб и рис родителям. После чего он услышал голос Неба, заставивший его вырыть во дворе яму, на дне которой был ящик с золотом, на крышке которого было написано: «Небо дарует тебе это золото Ли, за твою сыновнюю почтительность».

В притче дан канон поведения сына в отношении родителей в экстремальной ситуации. Причем жертва, на которую пошел Ли, была вознаграждена. Подтекст читается достаточно легко — нужно терпеть и сегодня, идти на жертвы ради старшего поколения и «Небо» тебя наградит. Ситуация мифического крестьянина Ли удивительным образом проецируется на проблемы сегодняшних молодых китайцев.

Молодые пары, вступившие в брак, вынуждены большую часть своего заработка тратить на поддержку родителей, дедушек и бабушек, число которых многократно возросло в отличие от эпохи крестьянина Ли. Дело в том, что политика ограничения рождаемости («одна семья — один ребенок») привела к формированию непропорционального соотношения молодых и пожилых. Сегодня в Китае в среднем на одну пару молодоженов приходится по две пары (с каждой стороны) родителей, а еще (иногда) 4 пары пожилых дедушек и бабушек. Эту «перевернутую пирамиду» родственников они несут на себе. Чаще встречается вариант «2+4». Но молодым от этого не легче, так как в отличие от древних конфуцианских покровителей, нынешнее «Небо» в реальной жизни не всегда откликается достаточно оперативно.

«Социализм с китайской спецификой»: испытание на прочность

Очевидно, что одной «сыновней почтительности» теперь явно недостаточно. Симптоматично, что молодые китайцы не хотят ждать «голоса сверху». В этом году, воспользовавшись открытием в китайском Интернете специальной странички «Прямая связь с Чжуньнаньхаем (место, где находится китайское высшее руководство)», люди начали напрямую обращаться к партийному и государственному руководству. При открытии канала за первые пять дней в адрес председателя Ху Цзиньтао и премьера Госсовета Вэнь Цзябао поступило 16 тысяч сообщений, из которых 11 тысяч — от молодых семей, просивших помочь им в содержании родителей и обратить первостепенное внимание на проблемы пенсионного обеспечения.

Власти весьма озабочены нарастанием социальной напряженности в этой сфере. Они пытаются создать накопительно-распределительную пенсионную систему и крупные страховые фонды, аккумулирующие поступающие средства. Однако пока работает только распределительный принцип, за счет государственного бюджета. При этом денег для перехода к накопительной системе явно не хватает, происходит снижение пенсионных выплат из-за постоянного увеличения числа пенсионеров и снижения числа трудоспособного населения. Поэтому, несмотря на выпуск гособлигаций, формирование специальных накопительных счетов и другие меры, система обязательного пенсионного страхования в целом остается распределительной. Поставлена задача — до 2050 года создать в стране единую систему страхования по старости, сочетающую государственные, общественные, семейные и личные интересы.

Рост «волны серебряных волос» для Китая — это испытание всех на прочность. От рядовых китайцев до партийно-государственной системы в целом. Затрагивает она и экономические, и морально-этические (конфуцианские), и современные идеологические основы государства — сможет ли «социализм с китайской спецификой» справиться с проблемой быстрого старения населения. Проблем тут очень много. Очевидных путей их решения пока не просматривается, и некоторые эксперты предсказывают, что в ближайшие десятилетия из всех стоящих перед Китаем проблем старение населения будет самой острой и трудноразрешимой. И все же что-то подсказывает, что китайские старики и старухи не останутся брошенными на обочине долгой дороги реформ и преобразований.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГТРК «Голоса России»
Распечатать страницу