«Нынешний японский премьер делает акцент не на то, что нас разделяет, а на то, что может объединить»

04.10.11
Эксклюзив

«Нынешний японский премьер делает акцент не на то, что нас разделяет, а на то, что может объединить»

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

Эксперт МГИМО, заведующий кафедрой востоковедения профессор Дмитрий Стрельцов — о перспективах кабинета Йохико Нода, «перезагрузке» российско-японских отношений и роли «эффекта сочувствия» в этом процессе.

— После мартовских землетрясений политическая ситуация в Японии отличается нестабильностью: происходят частые смены кабинетов и т. п. Почему?

— После катастрофы 11 марта 2011 года вопрос о характере угроз национальной безопасности предстал в новом свете. Многие критикуют старое правительство Наото Кана за слишком медленную реакцию, несвоевременность и запоздалость принимавшихся решений, скрытие важной информации, касающейся здоровья и безопасности граждан. И с этим трудно не согласиться. Проблема японской политической системы заключается в том, что она плохо приспособлена к требованиям кризисного управления. Многое ведь зависит не только и не столько от финансовых и иных ресурсов, а прежде всего от качества управленческих решений. В отличие от периода послевоенного восстановления, когда сильная бюрократия в связке с политиками смогла мобилизовать нацию, политическая власть сейчас дезорганизована и сталкивается с дефицитом доверия со стороны граждан, а правительство раздирают межведомственные противоречия. Для проведения эффективной политики ликвидации последствий «тройного бедствия» 11 марта 2011 года Японии требуется сильная рука лидера, способного проявить политическую волю, а избытком таких политиков японский политический мир похвастаться не может.

— Каковы перспективы нынешнего кабинета, учитывая, что после объявления премьер-министром Йосихико Нода о повышении налогов на 10-летний период, его рейтинг упал на 8,2%?

— При благоприятных для себя обстоятельствах Й.Нода может рассчитывать на сохранение поста премьера до очередных выборов в нижнюю палату, намеченных на август 2013 года. В пользу этого говорит то, что японцы уже психологически устали от частой смены кабинетов, и скорая отставка правительства нанесет теперь уже непоправимый удар по престижу Демократической партии Японии, от которого она вряд ли сможет быстро оправиться. Однако многое будет зависеть от способности нового кабинета найти взаимопонимание c парламентской оппозицией по важнейшим для страны пунктам политической повестки дня: налоговая и пенсионная реформы, детские пособия, вступление Японии в «Транстихоокеанское партнерство». ДПЯ вынуждена будет проявлять большую сдержанность, осмотрительность, искать компромиссные решения. Думаю, личность нового премьера, который сравнил себя с вьюном — рыбой, которая возится в грязи, делая нужную, но неблагодарную работу, — располагает решению этой задачи.

— Как можно оценить российско-японские отношения на сегодняшний день? Можно ли сказать, что японские землетрясения сблизили две страны, сгладили существующие между ними разногласия?

— Безусловно, катастрофа имела оздоравливающий эффект на общую атмосферу двусторонних отношений. В Японии оценили вклад России в ликвидацию последствий землетрясения. Рейсом МЧС в Японию было оперативно направлено 17000 одеял, 3,6 тонн питьевой воды. Росатом передал японским коллегам 400 дозиметров и 5000 масок-респираторов. В Сендай — один из наиболее пострадавших городов — была направлена самая многочисленная среди прибывших из-за рубежа команда российских спасателей — 160 человек. Рядовые японцы впервые смогли воспринимать Россию не только как «беспокойного соседа», требующего постоянного внимания и опеки в сферах экологической и радиационной безопасности, но и как страну, пришедшую на помощь в трудную минуту, способную оказать и оказывающую реальную поддержку.

Произошел определенный перелом и в общественном мнении нашей страны: россияне смогли по-иному взглянуть на японцев, проявивших необычайное мужество в противостоянии стихии. Особенное впечатление на российских граждан производили репортажи об отсутствии в районах бедствий мародерства, высоком уровне общественного порядка и организованности в районах бедствия.

Вообще, в истории наших взаимоотношений с Японией катастрофы и трагедии нередко вызывали «эффект сочувствия». Например, после землетрясения в Японии 1923 г., в котором погибло более 100 тыс. человек, Советский Союз направил туда корабль «Ленин» с грузом гуманитарной помощи, после чего процесс установления дипломатических отношений был ускорен. В начале 1960-х советская вакцина от полимиелита спасла многих японских детей, а советский ледокол высвободил из ледового плена в Антарктике японское исследовательское судно «Сойя». В свою очередь, после аварии на Чернобыльской АЭС именно помощь Японии, особенно в сфере радиационной медицины, была одной из наиболее эффективных среди зарубежных стран.

Что касается нынешнего состояния наших отношений, шанс их «перезагрузки» по-прежнему сохраняется. Вскоре после своего избрания в августе 2011 года новый премьер-министр Японии Й.Нода по своей инициативе имел разговор с российским президентом Д.Медведевым, в котором выразил глубокую признательность России за оказанную помощь. В одном из своих первых выступлений глава японского правительства заявил о намерении строить партнерские отношения с Россией в Азиатско-тихоокеанском регионе, параллельно решая проблему Южных Курил. В отличие от нескольких предыдущих глав правительств, которые в центр повестки дня неизменно ставили территориальный вопрос, нынешний японский премьер делает акцент не на то, что нас разделяет, а на то, что может объединить. Можно надеяться, что сдвиг к лучшему все же произойдет.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу