Выдержит ли природа китайский натиск

12.10.11

Выдержит ли природа китайский натиск

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Китай пытается создать некую универсальную модель «развития и гармоничного взаимодействия с природой». Учитывая нарастание экологических вызовов, времени для полномасштабного и эффективного «запуска» этой модели у Китая, похоже, осталось немного. Причем в успешном «пуске» заинтересована не только сама КНР, но и ее ближайшие соседи

На краю «экологической пропасти»

Взаимодействие человека с окружающей средой в начале XXI века явно не складывается. Взаимная «неприязнь» возникла давно, буквально с первых шагов цивилизации, но сегодня она вышла на уровень «военных действий». Передовые промышленно развитые страны фактически «насилуют» природу. Последняя «огрызается». Цунами, землетрясения, тайфуны и прочие «приветы» человечеству год от года становятся все более жесткими и масштабными.

Китайская модель взаимодействия с окружающим миром — одна из самых сложных и проблемных. Когда на ограниченной территории в пять процентов земной поверхности сконцентрировано самое большое в мире население (более 1 млрд 350 млн человек или свыше 20 процентов всего человечества), соответственно возникает и самое большое в мире количество проблем, связанных с его естественными потребностями — в энергии, пище, воде, воздухе, тепле. А когда к этому добавляется факт невиданного по темпам роста 30–летнего промышленного развития, антагонизм «человек — природа» по определению должен доходить до крайних форм. Что, собственно, мы и наблюдаем. Вопрос только в том, на какой «экологической» стадии находится Китай — на самом краю «пропасти» и падение неизбежно, или же еще есть возможность сделать несколько шагов назад, чтобы не упасть.

Природные катастрофы. Пугающий рост

За последние годы Китай особенно часто сталкивается с природными катастрофами. Перечень их известен: засухи, наводнения, сели, оползни, тайфуны и цунами в приморских провинциях, землетрясения. Из Внутренней Монголии и Синьцзяна наступают пустыни. Жители Пекина и других городов и районов Северо-востока Китая хорошо знают сезонное «дыхание» Гоби. Ежегодно сотни тысяч тонн песка обрушиваются на жителей Поднебесной. Если бы власти не предпринимали героических усилий по созданию заградительных «зеленых кордонов» из лесопосадок, пустыни давно бы преодолели рубежи Великой Китайской Стены и вышли на «оперативный простор».

Экологи с тревогой отмечают повторяющийся характер природных вызовов. Так, разрушительные тайфуны с пугающим постоянством ежегодно случаются по 7-8 раз. Землетрясения также участились и стали систематическими. 12 мая 2009 г. мир содрогнулся, узнав о жертвах и масштабах разрушений, вызванных землетрясением в провинции Сычуань. Сотни тысяч человек погибших и миллионы пострадавших. 

Суммируя экономические потери от годовых природных катастроф, китайские ученые оценивают их в пределах 5-6,5% от ВВП. Часть экспертов считаeт, что 55% территории страны вообще непригодна для жизни и хозяйственной деятельности, а оставшиеся для проживания — сильно загрязнены.

Много ли леса и чистой воды в Китае?

Леса Китая  — «легкие» страны. К слову, за длительную историю они то почти полностью исчезали, то восстанавливались. Например, в ханьскую эпоху (206 г. до н.э. — 220 н.э.) лесами было покрыто примерно 64% территории современного Китая. 100 лет назад (в 1911 г.) — 21%. На момент провозглашения КНР (1949 г.) они покрывали всего 8,6%. Сегодня, по одним данным — 16,5%, по другим — 19%. Посадка деревьев в Китае — это не ритуал, а жизненная необходимость, обязательная процедура для каждого крестьянина, горожанина, высокопоставленного чиновника или простого служащего. Ежегодно газеты обходят фотографии членов Постоянного комитата Политбюро, выходящих с лейками и лопатами в городские парки.

В КНР в 4 раза меньше обеспеченность водными ресурсами в расчете на душу населения, чем в среднем по миру. Средний стандарт душевого потребления — 1700 куб. м. В Шанхае, Пекине, Тяньцзине эти показатели в 8-10 раз меньше. Проблема обостряется в связи с неравномерным распределением водных ресурсов по стране — наименее обеспеченными являются северные и северо-западные провинции, в которых водные показатели в 18-20 раз ниже общепринятых.

Происходит обмеление крупных рек. В конце 1990-х годов бывали случаи, когда на 200 и более дней полностью пересыхала Хуанхэ, крупнейшая река в Китае. От регулярных засух под экологический удар попадает до 33,3 млн га посевов. Наоборот, другая крупная река — Янцзы — склонна к масштабным разливам, ведущим к наводнениям. Не спасают специально построенные дамбы, которые не выдерживают напора воды в периоды паводков, разрушаются, что также приводит к большим человеческим, экономическим и экологическим потерям.

На этом фоне в отдельном ряду стоит вопрос загрязнения водных ресурсов. Речь идет о технологическом загрязнении, связанном с бурным промышленным ростом Китая. Характерно, что основные водоемкие производства — текстильная, металлургическая, целлюлозная, нефтехимическая и другие отрасли промышленности, — вынесены в северные регионы страны, где, как отмечено выше, существует дефицит водных ресурсов. В результате сброса промышленных и бытовых стоков качество воды, мягко говоря, ухудшается. На самом деле происходит нарушение водных экосистем с многократным превышением допустимых норм вредных примесей.

По данным китайских экспертов, 75 % рек и озер серьезно загрязнены. Отсюда — истощение запасов питьевой воды. В сельской местности более 300 млн чел. не имеют доступа к чистой питьевой воде. В 500 городах очищается только 32–33% бытовых сточных вод. Видимо, неслучайно китайские эксперты и региональные власти северо-восточных провинций КНР активно предлагают российским представителям обсудить проект строительства трубопровода из озера Байкал в Китай для транспортировки самой чистой в мире байкальской воды. Живо представляешь этот «проект» и становится не по себе от такого «великого водопоя».

Соседи Китая. Проблемы Амура и его притоков

Учитывая масштабы природных и техногенных катастроф в Китае, соседи чувствуют себя не очень комфортно. Напрямую это касается и России (р. Амур), и Казахстана (р. Черный Иртыш), стран Юго-Восточной Азии бассейна реки Меконг.

В ноябре 2005 г. в результате серии взрывов на химическом заводе в китайской провинции Цзилинь, в воду реки Сунгари попало большое количество бензола. Китайское руководство заявляло о том, что на проведение очистных работ оно потратило более трех млрд долл. В рамках программы, которую правительство КНР реализовало в 2006-2010 гг. была проведена очистка всей реки, протекающей по территории четырех китайских провинций. В 2005 было оценено качество вод Амура и наиболее крупных его притоков от Благовещенска до Хабаровска: реки Зея и Бурея — с российской стороны, Сунгари — со стороны КНР. Экспертиза показала, что по основным показателям максимальное загрязнение Амура отмечено в зоне влияния Сунгари, особенно возле правого китайского берега.

Что касается Черного Иртыша, то Казахстан недополучает ежегодно воду, которую забирают китайцы в верхнем течении, когда река протекает по китайской территории. Есть также проблемы загрязнения.

На реке Меконг КНР планирует строительство каскада ГЭС. Есть проекты совместного освоения этого района с сопредельными странами Юго-Восточной Азии. Но и здесь имеются экологические проблемы — нарушения водных режимов, затопления больших территорий и пр.

Выбросы в атмосферу. Китайский «вклад»

Проблема технологического загрязнения распространяется и на атмосферу. Как известно, основной энергоноситель в Китае — уголь. На его долю приходится 2/3 произведенной энергии. При этом известно, что при сжигании он дает максимальное число экологически вредных выбросов в атмосферу. Учитывая размах и объемы сжигаемого топлива в КНР, можно сказать, что «китайская кочегарка» на северо-востоке страны — одна из самых вредных в мире. По объему выбросов в атмосферу двуокиси серы она лидирует, а по выбросам двуокиси углерода занимает 2-е место в мире после США. Даже китайская официальная пресса признает, что экономический ущерб, вызванный так называемыми кислотными дождями и выбросами двуокиси серы, еще в 2004 г. оценивался в 13,25 млрд долларов.

Между реформами и здоровьем нации. Существует ли экологическая политика в КНР?

В китайском руководстве не раз заявляли, что страна заплатила чрезмерно высокую социально-экологическую цену за «экономическое чудо» 1990-х годов и годовые показатели в 10-12% прироста ВВП. Об этом первые лица Китая не раз говорили на высоких партийных и государственных форумах, начиная с 2005 года. Премьер Госсовета Вэнь Цзябао, в частности, сформулировал три принципа экологической политики — сбалансированность, т.е. равное отношение к охране окружающей среды и развитию экономики; синхронность развития двух направлений (экологии и экономики); комплексность — использование всех рычагов (юридических, научных, административных и пр.) для защиты окружающей среды.

Анализируя события 2010 и первой половины 2011 гг., замечаешь усиление государственного воздействия по купированию особо вредных производств. Выделяются огромные деньги на сокращение вредных выбросов, ликвидацию последствий различных техногенных «сбоев» на крупных заводах химической промышленности и других отраслей.

Правительство также выделило 22 региона «ограниченного развития». То есть экологические приоритеты в них поставлены на первое место после экономики. Одновременно, власти обозначили и особо охраняемые зоны и заповедники. К таковым, в частности, отнесены: лесные районы Большого и Малого Хингана, Юньнаньские лесные районы, юго-восток Тибета, исток трех рек — Янцзы, Хуанхэ и Ланьцанцзян (Меконг) и другие.

Пытаясь если не решить, то хотя бы частично купировать экологические вызовы, Китай идет по неизвестной пока никому «экологической дороге», пытается создать некую универсальную модель «развития и гармоничного взаимодействия с природой». Но времени для полномасштабного и эффективного «запуска» этой модели у Китая, похоже, осталось совсем немного. И возможно, что самые трудные «ловушки» на этом пути еще впереди.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу