ЭТА отказалась от вооруженной борьбы, но не разоружилась

27.10.11
Эксклюзив

ЭТА отказалась от вооруженной борьбы, но не разоружилась

Эксперты МГИМО: Хенкин Сергей Маркович, д.ист.н.

Несмотря на то, что ЭТА объявила о прекращении террористической деятельности, «нельзя сбрасывать со счетов возможность продолжения терактов наиболее фанатично настроенными боевиками», считает эксперт МГИМО, профессор кафедры сравнительной политологии Сергей Хенкин. Подробнее — в его экспертном комментарии.

— С чем связано решение ЭТА об отказе от вооруженной борьбы?

— ЭТА «окончательно отказалась от террористических действий» (так было сказано в ее заявлении, сделанном 20 октября) по крайней мере по четырем обстоятельствам.

Во-первых, в последние годы испанские и французские силы безопасности нанесли по ней ощутимые удары, арестовав многих руководителей и активистов и конфисковав тайники с оружием. В результате этих потерь ЭТА стала такой слабой, какой не была никогда в своей более чем 50-летней истории (образована в 1959 г., первое политическое убийство совершила в 1968 г.).

Во-вторых, в Испании и, в первую очередь, в Стране Басков, отношение к террористической организации принципиально изменилось. В годы франкизма в этаровцах видели героев, сражавшихся против диктатуры; организация была окружена ореолом романтики. В первые 10–15 лет демократии инерция такого подхода сохранялась. Но постепенно распространялся страх перед боевиками, которые боролись против демократии с не меньшим ожесточением, чем против франкизма (главным для ЭТА всегда был не характер политического режима, а независимость Страны Басков). В 90-е годы страх и романтические иллюзии стали исчезать. В этаровцах начали видеть не героев, а преступников и убийц. Обычным делом стали массовые манифестации против ЭТА, появились общественные антитеррористические организации.

В-третьих, принципиально важные сдвиги произошли в лагере «левых баскских патриотов» — Движении за национальное освобождение басков, которое является полулегальной сетевой структурой, включающей ряд партий, общественных организаций и групп. ЭТА всегда была здесь неформальным лидером, слово ее руководителей считалось законом. Батасуна — политическое крыло ЭТА — и ряд других организаций впервые проявили непослушание, призвав ЭТА прекратить вооруженную борьбу.

В-четвертых, сыграло роль давление международного сообщества. Так, с призывами к ЭТА отказаться от террористических действий обращались Европейский парламент, известные политические деятели. В последний раз с таким обращением выступила международная конференция в Сан-Себастьяне, завершившая свою работу за два дня до заявления ЭТА.

Подчеркну, что, декларировав окончательное прекращение террористических действий, ЭТА (по имеющимся оценкам, в организации сейчас 50–60 боевиков) не разоружилась и не самораспустилась. Между тем, только эти действия станут гарантией необратимости исчезновения ЭТА как политической силы.

— Можно ли считать, что эпоха баскского экстремизма закончилась?

— Заявление ЭТА можно рассматривать лишь как одно из звеньев длительного и трудного процесса решения проблемы терроризма в Стране Басков. В нынешней ситуации многие факторы играют против существования в Стране Басков вооруженного экстремизма, но, конечно, нельзя сбрасывать со счетов возможность продолжения терактов наиболее фанатично настроенными боевиками. Экстремизм будет теперь проявляться в форме ненасильственной борьбы радикальных националистов за самоопределение Страны Басков и достижение ею независимости. В регионе существует влиятельное «сепаратистское меньшинство», выступающее за эти цели. В него входят не только «левые баскские патриоты», но и часть сторонников других националистических партий, и прежде всего Баскской националистической партии — крупнейшей и самой влиятельной здесь. Таким образом, вооруженный конфликт ЭТА с испанским государством уходит в прошлое, а политический конфликт баскских радикальных националистов с государством выходит на передний план.

— Каковы перспективы ЭТА как легальной организации?

— ЭТА никогда не была легальной организацией. Основной сферой ее деятельности всегда оставалась вооруженная борьба. Сознавая, что этим путем она ничего не добилась и тем более добиться не сможет, ЭТА сейчас стремится к тому, чтобы ее сторонники в лице блока Амайур завоевали как можно больше голосов на внеочередных парламентских выборах 20 ноября. ЭТА рассчитывает, что ее заявление принесет радикально-националистическому блоку дополнительные голоса, и у него будет собственная парламентская группа в Генеральных кортесах. Не случайно заявление было сделано за месяц до выборов.

— Как воспринято заявление ЭТА в испанском обществе?

— Это заявление воспринято неоднозначно. Одни испанцы, прежде всего молодежь, встретили его с радостью, другие — скептически, памятуя о том, что в прошлом ЭТА постоянно заявляла о прекращении огня и не сдерживала обещания.

Вообще терроризм ЭТА оставил после себя много ран, которые еще долго будут залечиваться. Взять хотя бы проблему заключенных ЭТА. Их 703, прежде всего в тюрьмах Испании и Франции. Многие баскские националисты требуют перевода заключенных этаровцев, которые рассеяны сейчас по разным местам, ближе к дому, смягчения условий пребывания в тюрьмах. Напротив, родственники жертв террористов и масса людей, сочувствующих им, высказываются против, требуя в качестве предварительных условий справедливого суда над оставшимися на свободе террористами, расформирования ЭТА и ее покаяния в совершенных преступлениях. Столь полярные позиции затрудняют примирение.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу