Приведет ли успех «возрождения» к ренессансу Туниса?

28.10.11
Эксклюзив

Приведет ли успех «возрождения» к ренессансу Туниса?

Эксперты МГИМО: Зинин Юрий Николаевич, к.ист.н.

Первые свободные выборы в Национальное учредительное собрание, прошедшие 23 октября в Тунисе после свержения в январе 2011 г. режима президента З. Бен Али, преподнесли сюрприз.

Согласно опубликованным официальным данным, наибольшее число голосов, более 41%, получила исламистская партия- движение «Ан-Нахда» («Возрождение»).В собрании с 217 депутатскими местами она займет 90.

Левоцентристский Конгресс за республику стал вторым, за ним следует Демократический форум действия и свобод (Ат-Такаттул) социал-демократической направленности. Другая неожиданность — четвертое место, которое завоевала созданная несколько месяцев партия Народная петиция за свободу, справедливость и развитие, возглавляемая медиа-магнатом, имеющим телеканал.

От одного -до нескольких мандатов получили другие партии, независимые, а всего в выборах участвовало более 100 партий. Учредительное собрание разработает и примет новую конституцию, назначит президента и сформирует переходное правительство

Победа «Ан-Нахды» взбудоражила и встревожила тунисцев, вызвала замешательство и за рубежом. Ведь Тунис -родина «арабской весны», начавшейся в декабре 2010 года, охвативший другие страны региона: Египет, Ливию, Йемен, Бахрейн и приведшей уже к отстранению от власти трех авторитарных правителей.

С самого начала протестное движение здесь воплощало чаяния большинства народов, в том числе исламистов, но на первых порах религиозные лозунги вообще не звучали.

На победу исламистов смотрят и через призму недавней истории, когда в соседнем Алжире на первых свободных выборах в 1992 году первенствовали исламисты. Военные аннулировали их результаты, исламисты ушли в подполье, что стало искрой для кровопролитной гражданской междуусобицы.

В 2006 году в результате многопартийных выборов в Палестине к власти пришло движение Хамас, выросшее из филиала панмусульманской организации «Братья-мусульмане».

В период властвования президента Бен Али движение «Ан-Нахда» было запрещено как экстремистское, сотни ее членов находились за решеткой. После краха режима оно быстро легализировалось, ее руководители вернулись из-за рубежа. Партия провозгласила ориентацию на модель развития Турции, где правит происламская Партия справедливости и развития, сочетающая либеральный ислам со светскими устоями государства.

Итоги выборов и причины успеха исламистов широко обсуждаются в Тунисе и за его пределами. Обозреватели сходятся на том, что «Ан-Нахда» воспользовалась ошибками и просчетами своих врагов и оппонентов.

С начала своей легальной деятельности она подвергалась атакам и нападкам светских и сил и кругов Туниса. Однако руководство партии, сохраняя сдержанность, вело целенаправленную разъяснительную работу и исподволь готовило кадры для выдвижения в депутаты, особенно в провинции и в народных кварталах.

Противники «Ан-Нахды», по мнению тунисских экспертов, слишком увлеклись критикой свергнутого президента и его эпохи, призывая к искоренению прошлой системы и чистке от приспешников режима и т. д. Они действовали шаблонно, а их громкая революционная риторика со временем лишь стала будоражить людей.

В то же время левые, прогрессивные и светские силы вошли в избирательную кампания разобщенными и разрозненными, не уделяя должного внимания мобилизации своих сторонников и сочувствующих.

«Ан-Нахда» же практиковала более примирительный тон и гибкость к тем, кто служил при прежнем режиме. Эксперты отметили стиль «Ан-Нахды» играть на эмоциональных и психологических струнах людей. Она смогла убедить своих избирателей в том, что является силой, способной обеспечить стабильность страны.

Некоторые партии, даже обладавшие куда большими финансовыми ресурсами, не учли этих особенностей и потерпели неудачу на выборах.

Как видно, влияние конфессионального традиционного сознания населения, особенно в бедных и менее развитых, ущемленных областях страны, оказалось сильным.

Стоит заметить, что на протяжении второй половины прошлого века и в 21 веке в Тунисе не прекращалась открытая или подспудная борьба-соперничество между авторитарным светским режимом и оппозицией, часто выступавшей под исламскими лозунгами.

В условиях, когда оппозиция была лишена возможности действовать открыто в рамках закона, она часто находила прибежище в мечетях, легальных или нелегальных религиозных ассоциациях. У исламистов накоплен опыт и организационные методы борьбы, налажены социальные сети.

Теперь после выхода из 20-летнего периода подполья и победы на выборах движению «Ан-Нахда» предстоит встать у руля правления в качестве ведущей, легальной избранной на свободных выборах силы.

На ее плечи ляжет основная ответственность за решение комплекса проблем, унаследованных от прошлого. Одни из главных -безработица, особенно среди молодежи, падение производства, бегство капиталов из-за проблем с безопасностью, коррупция, гангрена протекционизма в частном секторе, зажатом поборами со стороны чиновников и клана бывшего президента Бен Али и т. д.

От яростных критиков исламской партии в Тунисе можно слышать, что «Ан-Нахда», дескать, взывая публично к модернизму и гражданскому обществу, в мечетях проповедует радикализм. Однако видные деятели ряда партий уже заявили, что надо уважать выбор народа.

Лидеры партии «Ан-Нахда» заверяют, что не затронут принятые ранее законы, в частности касающиеся равноправного положения женщины и не примут мер, которые оттолкнут иностранного туриста. Туризм — один из главных источников дохода для 10-ти миллионного Туниса.

«Ан-Нахде», чтобы получить квалифицированное большинство в Национальном собрании, придется вступать в коалиции или альянсы с другими тунисскими партиями, которые не разделяют ее идеологии.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу