Вряд ли стоит опасаться, что новая конституция Туниса будет опираться на законы шариата

31.10.11
Эксклюзив

Вряд ли стоит опасаться, что новая конституция Туниса будет опираться на законы шариата

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Со времен Хабиба Бургибы Тунис был одной из самых либеральных республик на Ближнем Востоке. С оглашением результатов первых за долгое время демократических выборов многие стали опасаться, что светский характер Туниса уйдет в историю: выборы в Тунисе выиграла исламистская партия «Ан-Нахда» («Возрождение»), получив 41% голосов и 90 мест в 217-местном парламенте. О будущем Туниса мы поговорили с экспертом МГИМО, профессором кафедры востоковедения Мариной Сапроновой.

— На состоявшейся после выборов пресс-конференции глава «Ан-Нахда» Рашид Ганнуши заверил, что женщин не будут заставлять носить паранджу, продажа алкоголя запрещена не будет и т.п. А что исламисты обещают изменить? Каковы основные пункты их программы?

— Победа исламской партии была вполне ожидаемой, учитывая, что после многолетнего правления Демократического конституционного объединения (ДКО) на политическую арену вышли сразу более 100 политических партий, а также независимые кандидаты (на депутатские мандаты претендовало более 11500 кандидатов). При этом многие партии крайне малочисленны, а их названия и программы мало чем отличаются друг от друга, что не позволило их лидерам эффективно бороться за голоса избирателей.

Программа «Ан-Нахды» состоит из 365 пунктов и претендует на всеобъемлющий охват, но вместе с тем кажется простой и понятной, устраивающей большинство населения. В упрощенном виде она предусматривает построение демократического общества с парламентской формой правления, многопартийностью, открытой рыночной экономикой, полном соблюдении гражданских прав, но при сохранении традиционных исламских ценностей.

Вернувшись в Тунис после многолетней эмиграции, Рашид Ганнуши еще в январе 2011 г. заявил, что идеалом «Ан-Нахды» служит турецкая Партия справедливости и развития (Турция достаточно близка к Тунису по степени европеизации и типу экономики, а премьер Эрдоган сейчас очень популярен в арабском мире).

Между тем, сложно говорить о четкой идеологии и ясной экономической программе «Ан-Нахды», так как после долгих лет борьбы за выживание в условиях жесткого политического режима она, естественно, еще не успела выработать конкретной позиции по всем актуальным вопросам внутренней и внешней политики.

— Главное опасение противников «Ан-Нахды» заключается в том, что, придя к власти, исламисты могут забыть о своей программе и полностью изменить свою политику. Насколько это вероятно?

— «Ан-Нахда» пока еще не пришла к власти в полном смысле этого слова: выборы прошли только в Учредительное законодательное собрание, которое сформирует правительство страны на переходный период, подготовит выборы президента и разработает проект новой конституции. Следовательно, многое будет зависеть от нового Основного закона, который должен создать юридическую базу для дальнейшего политического процесса. Вряд ли стоит опасаться, что эта конституция будет опираться на законы шариата, и дело здесь даже не в светском характере государства, а в специфике самого ислама и общественно-идеологическом развитии страны, на которое большое влияние оказали деятельность и взгляды мусульманских реформаторов. В тунисской печати уже в первой трети ХХ в. регулярно появлялись статьи, в которых, несмотря на различие индивидуальных подходов, высказывалось общее требование очищения ислама и приспособления его к нуждам современного общества.

Религиозная концепция тунисских руководителей нашла конкретное отражение в политике «детеократизации» государства — осуществлении целого комплекса реформ, направленных на утверждение объективно светского характера государства. В результате этих мероприятий (реформа суда, права, образования и др.) мусульманское духовенство было интегрировано в систему государственной службы и поставлено под прямой контроль государства, которое взяло на себя расходы по его содержанию. Поэтому в отличие от большинства стран региона тунисское руководство не привлекало догматы ислама в качестве политико-идеологического обоснования государственного строительства. Социологические исследования, часто проводящиеся в Тунисе, показывали резкий спад религиозности, особенно в городской среде.

Еще в 1981 г., когда официально было объявлено о создании исламской партии, ее генеральный секретарь Абд аль-Фаттах Муру подчеркивал, что она не имеет ничего общего с экстремизмом. О действительной умеренности лидеров «Ан-Нахды» свидетельствуют заявления Р. Ганнуши о важности иджтихада как концепции, которая должна использоваться для развития и адаптации исламских правил с учетом меняющейся жизни. Кроме того, с 1956 г. (когда мужчины и женщины были законодательно уравнены в правах) уже выросло два поколения тунисцев, привыкших к женской эмансипации, которая преподносилась как одно из важнейших социальных завоеваний и всячески поддерживалась государством (в частности и супругой президента Лейлой). Нельзя сбрасывать со счетов и трезвый экономический расчет: введение шариата вряд ли решит крайне наболевшую проблему безработицы (достигшую рекордных 600 тыс. человек), которая может возрасти в разы, если новые законы отпугнут туристов.

Другое дело, что, кроме умеренных исламистов с их модернистским исламом, в Тунисе действуют и значительно более радикальные исламские группы (Хизб ат-Тахрир, например, и другие, которые в соответствии с избирательным законом не были зарегистрированы). Они являются конкурентами «Ан-Нахды» и сильно активизировали свою деятельность накануне выборов.

— Ганнуши рассматривает возможность формирования коалиции с партиями «Конгресс за республику» и «Эттакатол», которые заняли соответственно второе и третье места на выборах. Будет ли устойчивой эта коалиция и насколько вероятен позитивный исход демократического транзита в Тунисе?

— Необходимость создания коалиции связана с тем, что ни одна из партий не получила абсолютного большинства, необходимого для формирования правительства: действующая избирательная система позволила даже небольшим партиям провести своих депутатов в парламент, что предполагает дальнейший путь переговоров и компромиссов. Несмотря на то, что «Конгресс за республику» рассматривается как союзник «Ан-Нахды», партия эта тоже малочисленная и состоит из представителей самых разных политических взглядов. Партии, объединившиеся в блок, смогут оказать непосредственное влияние на принятие новой конституции, которая и определит рамки политического процесса Туниса.

Не исключено, что т.н. «левые» силы также объединятся с одной из наиболее крупных демократических партий — движением ат-Таждид (которое еще в апреле 2011 г. обратилось с призывом создать Демократический фронт). И тогда начнется формирование некоего подобия двухблоковой системы. Точной даты принятия новой конституции пока нет, а это значит, что у разных политических сил будет время для более четкого определения и согласования своих позиций.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу