Парламентские выборы в Испании: сдвиг во власти на фоне кризиса

21.11.11
Эксклюзив

Парламентские выборы в Испании: сдвиг во власти на фоне кризиса

Эксперты МГИМО: Хенкин Сергей Маркович, д.ист.н.

20 ноября в Испании состоялись досрочные парламентские выборы. Новое правительство сформирует консервативная Народная партия, а премьер-министром страны станет ее лидер Мариано Рахой. О социально-политической ситуации в этой стране и результатах выборов «Экспертам МГИМО» рассказывает профессор кафедры сравнительной политологии Сергей Хенкин.

— До мирового экономического кризиса Испания выглядела как весьма благополучная европейская страна, а сейчас она входит в число самых неблагополучных в ЕС. Как так получилось?

— Кризис нанес удар по устоявшемуся за годы демократического развития благополучию, обнажил множество проблем в разных сферах жизни — проблем не только новых, но и старых, решение которых откладывалось «на потом». В годы кризиса произошел обвал промышленного производства, резко возросли бюджетный дефицит и задолженность, в острейшую проблему превратилась безработица (примерно 5 млн чел, 21,5% трудоспособного населения). Большая, чем в других странах Европы, острота кризиса в Испании объясняется тем, что негативные внешние эффекты наложились на структурные диспропорции, нерешенные социально-экономические проблемы. Кризис больно ударил по трем несущим опорам испанской модели экономического развития — строительству, иммиграции и туризму. В период кризиса выявились недостаточная диверсификация, технологическая отсталость, неконкурентоспособность испанской экономики. Уровень социального неравенства в Испании — один из самых высоких в Западной Европе. Доходы 10% самых богатых испанцев в 7,6 раза превышают доходы самых бедных. В 2010 г. 21,8% испанцев жили ниже уровня бедности.

В состоянии глубокого кризиса пребывает политическое представительство граждан, что во многом связано с отсутствием в Испании внутрипартийной демократии. Партии здесь строятся по иерархическому принципу, носят каудильистский характер. Все решения принимаются так называемым «секретариатом», формируемым партийным лидером и очень узким кругом его доверенных лиц. В партиях отсутствуют открытые дискуссии. Явные черты недемократизма присущи и избирательной системе. С 1977 г. существует система так называемых закрытых списков, применяющихся на парламентских, автономных и муниципальных выборах. Избиратель голосует за список кандидатов, предложенных партией. При такой системе у избирателей нет связи с конкретным лицом, к которому можно было бы обращаться с просьбами и требовать отказа в переизбрании в случае неудовлетворенности его деятельностью. В серьезном реформировании нуждается судебная система Испании. Хотя конституция установила принцип независимости судебной власти, на практике эта независимость не реализуется. Среди испанцев распространено мнение о пристрастности и необъективности судей. Требует перемен и Государство автономий. В начале ХХI в. выявилась его неспособность эффективно ответить на вызовы националистических сил во многих автономных сообществах (прежде всего в Стране басков и Каталонии), которые стремятся изменить «правила игры» с центром, настаивая — в каждом случае по-своему — на перераспределении финансовых потоков, усилении культурной и лингвистической автономии, более широком представительстве за рубежом. Ко всему сказанному следует добавить широкомасштабную коррупцию во многих сферах жизни испанского общества.

— Пыталось ли правительство Испанской социалистической рабочей партии переломить ситуацию? Как именно?

После начала глобального кризиса правительство ИСРП приняло пакет антикризисных мер (инвестиции в общественные работы, снижение ставки банковского процента, увеличение финансирования предприятий, отмена или сокращение отдельных налогов, программа поддержки экспорта и т. д.). Был взят курс на технологическое обновление испанской экономики, повышение роли науки и образования. Однако программа антикризисных мер не принесла желаемого результата. Негативные явления, прежде всего безработица и внешняя задолженность, продолжали усиливаться.

В этих условиях власти осуществили в мае 2010 г. переориентацию своей экономической политики: на смену курсу на повышение производства и спроса населения пришли монетаристские решения, в частности, сокращение на 5% заработной платы госслужащих, замораживание значительной части пенсий, отмена одноразовых выплат в связи с рождением ребенка и т. д. «Смена вех» правящей партией вызвала волну критики в испанском обществе. Членов правительства критиковала не только консервативная оппозиция, набиравшая политические очки, но и многие сторонники социалистов, упрекавшие их в «измене» традиционным социал-демократическим принципам.

Падение рейтинга правящей партии побудило лидера ИСРП, председателя правительства Испании Х. Л. Родригеса Сапатеро отказаться от выдвижения своей кандидатуры на пост главы правительства на досрочных парламентских выборах. Претендентом от ИСРП на этот пост был выдвинут Альфредо Перес Рубалькаба, первый вице-премьер и министр внутренних дел в правительстве Родригеса Сапатеро. Рубалькаба попытался отмежеваться от непопулярных шагов кабинета министров и вернуть партии ее традиционный социал-демократический имидж (намерение реформировать избирательную систему в сторону увеличения ее представительности, ввести налоги на крупные состояния и банки и др.). Однако переломить ситуацию не удалось.

— В мае 2011 г. в Испании появилась такая оригинальная форма социального протеста, как «Движение возмущенных». В чем его специфика, как оно влияет на политическую ситуацию?

— «Движение возмущенных» возникло в общей атмосфере недовольства испанцев тем, как функционируют многие элементы политической и экономической системы. Датой его рождения считается 15 мая 2011 г., когда во многих городах Испании прошли манифестации недовольных, а затем их участники разбили на площадях палаточные лагеря. В движении участвуют работающие и безработные, домохозяйки и иммигранты, молодые и пожилые. Преобладает молодые люди, многие с университетскими дипломами, особенно жестоко страдающие от кризиса (40% молодых людей в возрасте от 16 до 25 лет не имеют работы).

В отличие от многих европейских стран, где массовые протестные действия стали реакцией на антикризисные меры жесткой экономии, в Испании «возмущенные» выступают прежде всего против политического управления экономическим кризисом. Массовым сознанием здесь овладела идея, что дело в политиках, которые переложили расходы по преодолению кризиса на граждан, а не на финансовый капитал, виновный в его развязывании. Люди, вышедшие на улицы, требовали не столько прекратить политику снижения социальных расходов, сколько улучшить функционирование политической системы.

Отличительная особенность «Движения возмущенных» состоит в отсутствии организационного центра, лидеров и иерархии. Решающую роль в создании движения сыграли социальные сети. Опыт Испании показал способность в кратчайшие сроки, с минимальными затратами мобилизовать благодаря Интернету большие группы населения. Еще вчера совершенно незнакомые люди разных профессий и возрастов объединились в борьбе за общие идеи. Отношения в движении строятся по горизонтальному принципу (в противовес вертикальному, доминирующему в традиционных партиях и организациях). По существу, «возмущенные» стремятся к «прямой демократии», полагая, что чем меньше посредников между управляющими и управляемыми, тем лучше. На ассамблеях — общих собраниях участников движения — царит полное равенство, решения принимаются на основе консенсуса, хотя при этом возникают серьезные проблемы — обюрокрачивание ассамблей, замедленные темпы принятия ими решений.

Таких массовых и длительных проявлений гражданской активности испанская демократия еще не знала. «Возмущенные» словно разбудили общество. Их поддерживают 73% опрошенных испанцев. Движение подняло целый ряд вопросов, и в том числе таких: «Возмущенные» — это преходящий момент или устойчивый фактор испанской политики? Способны ли испанские консерваторы, которые только что пришли к власти, решить или хотя бы смягчить проблемы, давшие жизнь этому протестному движению?

— В чем особенности нынешних парламентских выборов?

— Нынешние досрочные парламентские выборы необычные. На мой взгляд, они подводят черту под эпохой, которая началась с установления демократии во второй половине 70-х годов. В обстановке глубокого кризиса стало очевидно, что принятые тогда модели социально-экономического и политического развития во многом исчерпали себя. Ряд испанских экспертов говорит о том, что стране необходим «второй переход». Знаменательно в этой связи то, что выборы были проведены 20 ноября, в годовщину смерти Франко. И еще одна особенность этих выборов: они впервые проходили без угрозы террористических актов со стороны ЭТА, заявившей 20 октября, что она «окончательно отказалась от террористической деятельности».

— С какой программой победила Народная партия?

— Народная партия намерена, в частности, сократить налогообложение малого и среднего бизнеса, облегчить предпринимателям найм и увольнение работников. Приоритет консерваторов — создание новых рабочих мест, что, по их мнению, возможно путем восстановления доверия инвесторов к развитию экономики. В последнее время лидер НП Мариано Рахой приглушил критику в адрес правительства. Он позиционировал себя как «центриста, стремящегося к диалогу и компромиссам», как будущего «лидера всех испанцев, а не только членов Народной партии». Стремясь никого не оттолкнуть, Рахой избегал во время предвыборной кампании говорить о конкретных мерах, которые он предпримет, став председателем правительства Испании. По его словам, «будут приняты нелегкие решения», но о чем идет речь, непонятно. (Оппозиция интерпретирует эти заявления как намерение НП резко сократить расходы на социальное обеспечение).

Замечу также, что по данным ряда исследований испанцы полагают, что консерваторы способны создать условия для экономического развития и лучше справиться с управлением экономикой, чем социалисты. Вероятно, в общественном сознании сохраняется память о правлении Народной партии в 1996—2004 гг., когда она весьма успешно справлялась с экономическими проблемами. Правда, не все помнят, что тогда кризиса не было.

— Какова новая расстановка сил в парламенте?

— Выборы серьезно изменили расклад политических сил. Народная партия добилась лучшего результата в своей истории, набрав 44,6% голосов и получив 186 мест в нижней палате парламента. Она имеет абсолютное большинство (всего в кортесах 350 депутатских мест), что дает возможность проводить самостоятельную политику. Успех консерваторов выглядит особенно впечатляющим, если учесть, что после муниципальных выборов, состоявшихся в мае 2011 г., они возглавляют правительства подавляющего большинства испанских автономий (13 из 17). ИСРП потерпела тяжелое поражение (28,7% голосов, 110 мест) и переходит в оппозицию. Часть прежних голосов социалистов досталась коалиции Объединенная левая, парламентская фракция которой возросла до 11 депутатов (в 2008 г. их было 2), а также ряду мелких партий.

Выборы ознаменовались успехом националистических партий. Третье место заняла каталонская националистическая коалиция Конвергенция и Союз, завоевавшая 16 мест. Сюрпризом стало избрание 7 депутатов от баскского радикально-националистического блока Амайур, который многие эксперты считают наследником Батасуны. Радикальные баскские националисты, пришедшие в кортесы впервые за последние 15 лет, опередили по численности парламентскую фракцию Баскской националистической партии (5 депутатов), традиционно представленную здесь.

Результаты выборов засвидетельствовали, что совокупный потенциал НП и ИСРП, которые, действуя совместно, могли навязывать всем остальным свою политическую волю, теперь несколько уменьшился. В парламенте возросло представительство небольших партий, он стал идеологически более пестрым.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу