Компартия Китая: давление слева

21.11.11

Компартия Китая: давление слева

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

В одной из китайских командировок, разговорившись с пекинским таксистом, услышал буквально следующее: «Если бы Председатель Мао воскрес и увидел безобразия наших богатых и жирных капиталистов, он бы развернул новую „культурную революцию“. И это было бы правильно. Если бы он позвал, я бы вышел с народом на улицы»

Наследники председателя Мао

Коммунистическая партия Китая — самая большая в мире. Ее численность — около 80 млн человек, — сопоставима с населением такой страны как Германия. Партия имеет колоссальные ресурсы — материальные, административные, кадровые, идеологические и финансовые. КПК — это сложившийся механизм, переросший функции обычной политической партии и превратившийся даже не в «государство в государстве», а в своеобразное «государство над государством». Партия выстроила в Китае свою «вертикаль власти»: «КПК — государство — общество». Формально (по Конституции) в КНР многопартийная система, но фактически действует жесткая однопартийная.

На Западе считают, что это очень плохо, так как усиливает авторитаризм и нарушает «права человека». Во многих развивающихся странах, наоборот, китайскую модель называют идеальной. В самом Китае народ, в целом, спокойно относится к подобному положению вещей. В менталитете нации заложен принцип иерархичности и подчиненности. В этом смысле место КПК выглядит в глазах 1.3-миллиардного населения абсолютно «правильным». Хотя коррупция, социальное неравенство и другие проблемы воспринимаются болезненно и в ряде случаев порождают серьёзные волнения.

И в обществе, и в китайской компартии (КПК) сформировались группы людей, резко настроенных против углубления либеральных экономических реформ в Китае. Особенно недовольны ветераны КПК. Накануне XVII съезда (2007 г.) бывший директор крупнейшего в Китае Аньшаньского металлургического завода, ветеран партии Ма Бинь выпустил книгу «Памяти Мао Цзэдуна». В ней он потребовал реабилитации леворадикальных деятелей, вошедших в историю как «банда четырёх». В конце 1960-х — 1970-х годах эта экстремистская группа во главе с женой Мао Цзэдуна — Цзян Цин действовала в Китае с особым «революционным размахом». Одновременно ветеран призвал и к новой «культурной революции».

12 июля 2007 г. 17 человек во главе с Ма Бинем распространили в Интернете открытое письмо съезду, в котором говорилось, что «партия оторвалась от народа» и социализм «находится под угрозой». Взгляды Ма Биня быстро нашли сторонников. В 2008 г. в Пекине прошел симпозиум, по итогам которого вышла брошюра «Учиться у товарища Ма Биня».

В Китае достаточно активно формируются левые группировки. В Шанхае в 2008 г. была образована «Коммунистическая партия Мао Цзэдуна», в манифесте которой утверждалось, что путь «реформ и открытости ведет к реставрации капитализма и предательству Родины». В 2009 г. было объявлено о создании «Китайской рабочей (коммунистической) партии», за которой стоит 112 тыс. членов этой организации. Мао Цзэдун был объявлен вечным Председателем партии.

Сегодня, за год до открытия XVIII съезда КПК, «левый нажим» явно усиливается. Усиливаются «леворадикальные» взгляды и в самой партии.

Но одновременно усиливается и противоположный — «праволиберальный» тренд в КПК.

Либералы в партии. Возможен ли «правый» поворот?

Китайская молодежь, особенно студенческая, стройными рядами идет в партию. Из 3 миллионов новых коммунистов около 1,2 миллиона — студенты китайских вузов. Мотивация их понятна. Членство в партии дает дополнительный шанс сделать карьеру. Возможно, что какая-то часть молодых людей вступает в партию и по идейным причинам. В любом случае, молодое поколение привносит в партийные ряды более демократичную и либеральную психологию, элементы открытости и демократии.

На этом же (либеральном) направлении действуют и частные предприниматели, также активно вступающие в партию. 30% рядовых членов КПК — представители мелкого и среднего бизнеса. Появились в ЦК КПК и первые китайские миллиардеры. В КНР за годы реформ сформировался многомиллионный класс предпринимателей, несущий обществу иную (либеральную) психологию и мотивацию.

«Правые» настроения идеологически оформлены в ряде работ и выступлений их представителей. Известный экономист Мао Юйши в статье «Вернуть Мао Цзэдуну человеческий облик», опубликованной в Интернете, считает, что Великий Кормчий развязал «культурную революцию», чтобы уйти от ответственности за гибель от голода более 30 миллионов человек в результате политики «большого скачка» и народных коммун. Что дальнейший путь КПК — это развенчание культа Мао Цзэдуна и демократизация партии.

Ветеран КПК, полковник в отставке, бывший профессор Университета Национальной Обороны Синь Цзылин считает, что строительство социализма в Китае возможно только в союзе с буржуазией, а модель «социализма с китайской спецификой» полностью «совместима с частной собственностью и классом буржуазии». Дальнейший путь Китая, как он считает, — это возможность реализации модели «демократического социализма». КПК, по его мнению, ждет глубокий политический кризис, так как в ближайшие годы в партии развернется борьба между «фракцией реформистов и блоком коррупционеров». Если победят первые — они начнут масштабную политическую реформу и добьются демократизации партии и всего Китая, отмечает он. Если победят «коррупционеры», то в стране установится еще более жесткая диктатура, «усилится народное негодование, что приведет к насильственной революции».

Что нужно и чего нельзя делать Компартии

Крах КПСС и коммунистической идеи в СССР стал очень серьезным уроком для китайского партийного руководства. Эксперты КПК детально изучили весь процесс распада КПСС и СССР, учли все главные и второстепенные факторы. Главный урок, который извлекли китайские коммунисты — это представление о том, что КПК необходимо делать срочно, а чего делать категорически нельзя.

КПК инициировала масштабные экономические реформы, подняв уровень жизни и изменив кардинально облик и вес страны в мире. Она внедрила в социалистическую экономику рыночные принципы и методы. Партия открыла страну для западных инвестиций, технологий, торговли. Наконец, она дала Китаю идею великого возрождения нации, мотивацию будущей сверхдержавы. И, может быть, главное — за последние 30 лет КПК смогла (в отличие от КПСС) подчинить себя и общество «закону» «пяти нельзя».

Нельзя, чтобы руководители правили партией вечно, уходя только в одном (естественном) случае на покой. Китайцы учли опыт советских долгожителей, жестко отмерив всем первым лицам возрастной срок (до 68 лет) и период их пребывания у кормила — по 8–10 лет на каждое поколение.

Нельзя делать из социализма догму, особенно в экономической части. Этот урок в Китае усвоили особенно хорошо. Реформы Дэн Сяопина стали практическим этому подтверждением. Реформы сняли «социалистические догмы», открыв в политэкономии новую главу, под условным названием «конвергенция социализма и капитализма».

Нельзя постоянно жить в условиях «классовой борьбы». КПК в настоящее время взамен предложила понятную и миролюбивую доктрину «гармоничного мира». Как внутри страны, так и за ее пределами.

Нельзя быстро строить социализм. КПК отодвинула временные границы завершения этого строительства на 50–100 лет, превратив эту цель в некую отдаленную идею будущего и сняв текущие, ненужные ожидания.

И, наконец, нельзя проводить радикальные политические реформы без созданной экономической базы в плохо или вообще неуправляемом государстве.

Жестко подавив в 1989 году студенческие выступления в Пекине, КПК предложила обществу свой вариант развития — экономическая модернизация, использование рыночных механизмов, но без всякой либерализма в политической сфере. Этим пяти ключевым «нельзя» КПК следует неукоснительно. КПСС, как известно, сделала все наоборот, и поэтому ушла в историю.

Политические ветры в КПК. Куда движется китайская компартия?

Осенью 2012 года в китайском руководстве произойдет очередная смена поколений. XVIII съезд КПК утвердит ключевые фигуры в партийном руководстве. К власти придёт новое, 5-ое поколение руководителей. Уже известно, что новым Генеральным секретарём ЦК КПК станет Си Цзиньпин. Из нынешнего состава Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК (Ху Цзиньтао, У Банго, Вэнь Цзябао, Цзя Цинлинь, Ли Чанчунь, Си Цзиньпин, Ли Кэцян, Хэ Гоцян и Чжоу Юнкан) останутся только двое — Си Цзиньпин и Ли Кэцян. Остальные 7 членов этого органа покинут его в силу возрастных ограничений. Новые лица возглавят правительство (должность премьера Госсовета КНР), Всекитайское Собрание Народных Представителей и другие структуры.

Руководство китайской компартии сегодня представляет некий центр, который пока в состоянии сбалансировать поляризацию политических флангов. Ключевой вопрос: откуда политический ветер дует сильнее — справа (из либерального лагеря) или слева — от консервативной группы продолжателей дела Председателя Мао? Очевидно, что давление слева будет возрастать, либеральные «ветры» также усилятся. Сумеет ли Си Цзиньпин обуздать своих радикально настроенных коллег — сказать трудно. Пятому поколению китайских руководителей придется очень осторожно лавировать между Сциллой («левыми») и Харибдой («правыми»), чтобы не покалечить и не потопить «партийный корабль».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Голос России»
Распечатать страницу