Трансформация региональных механизмов сотрудничества в Восточной Азии

27.12.11
Итоги года

Трансформация региональных механизмов сотрудничества в Восточной Азии

Эксперты МГИМО: Колдунова Екатерина Валерьевна, к.полит.н., доцент

События уходящего года продемонстрировали растущую неопределенность в отношении будущей политико-экономической структуры Восточноазиатского региона. «На данный момент основной вопрос заключается в том, будет эта структура по-прежнему носить преимущественно пространственный характер или же трансформируется в лидерскую», — считает заместитель декана Факультета политологии, доцент кафедры востоковедения Екатерина Колдунова. Подробнее — в ее экспертном комментарии.

Черты пространственной структуры, сложившейся в регионе в последние десятилетия, подразумевали, прежде всего, более-менее равное участие в региональных процессах игроков самого разного уровня, среди которых — Китай, Япония, Южная Корея, страны АСЕАН, США, Россия, Индия и др. При этом сохранялся определенный «дефицит лидерства». Он означал отсутствие ярко выраженной борьбы за политическое влияние в регионе среди самых сильных игроков при сохранении принципа «центральности» АСЕАН для всех основных региональных механизмов сотрудничества. В такой ситуации политическое противоборство и политико-стратегические разногласия до определенной степени смягчались региональными кооперационными процессами.

В случае же изменения региональной структуры основной вопрос будет заключаться в том, каким образом будет формироваться региональное лидерство. Станет ли его олицетворением один доминантный игрок (предположительно Китай) при соподчинении ему остальных участников региональных процессов, или же лидерская структура будет характеризоваться конфронтационными отношениями нескольких игроков (предположительно США и Китая). При этом процессы региональной интеграции (стихийной и институционализированной) уже не смогут полностью нивелировать существующие разногласия, а на первый план в регионе выйдут так называемые «латентные» проблемы безопасности.

Институциональные изменения в регионе отражают двойственность такой ситуации.

Во-первых, происходит определенная количественная и качественная трансформация региональных механизмов сотрудничества. Об этом свидетельствует запуск Восточноазиатского саммита в новом составе с участием России и США, появление тройки Китай-Япония-Южная Корея как отдельного механизма, активизация проекта Транстихоокеанского партнерства, придание многостороннего характера инициативам АСЕАН (Чиангмайской инициативе, Инициативе по азиатским бондам и т. д.).

Во-вторых, наметилось очевидное разделение региональных механизмов на «новые» и «старые». То есть на те, которые возникли еще в момент распада биполярной системы (например, АТЭС), и на те, которые вызваны к жизни изменениями в региональной системе и глобальным экономическим кризисом.

В-третьих, по-видимому, происходит определенное исчерпание возможностей экономической интеграции исключительно в рамках АСЕАН. Как бы ни хотелось странам Ассоциации сохранить свою автономность в данном вопросе, задачи их дальнейшего экономического развития объективно диктуют необходимость развития макрорегиональных механизмов сотрудничества в первую очередь в формате АСЕАН+3 (АСЕАН+Китай, Япония, Южная Корея).

И, наконец, декларируемое сокращение присутствия США на Ближнем Востоке и поворот к Азиатско-Тихоокеанскому региону также может иметь весьма двойственные последствия для региональных механизмов сотрудничества.

С одной стороны, для современной политики США уже не характерен излишний упор на двусторонние отношения в формате традиционных американоцентричных альянсов, как это было при Дж. Буше-младшем при полном игнорировании многосторонних механизмов. Это означает, что диалог в рамках региональных институтов с участием США будет носить содержательный характер. С другой стороны, традиционные союзнические связи США в регионе не только не теряют свою актуальность, но и продолжают укрепляться. Кроме того, именно при активном вовлечении США происходит появление региональных процессов-дублеров существующих механизмов. Об этом свидетельствует, например, попытка сместить фокус содержательной дискуссии о либерализации торговли из АТЭС в переговорный процесс по Транстихоокеанскому партнерству.

Таким образом, учитывая наметившийся проактивный курс США в регионе, по-видимому, в Восточную Азию и АТР начинает смещаться не только центр индустриального производства и экономической активности, но и основные политические, а в перспективе и военно-политические, противоречия.

В то же время хотелось бы надеяться, что, помимо противоречий, появляются также и новые возможности для регионального сотрудничества. Одна из них, несомненно, — это предстоящее российское председательство в АТЭС, вполне способное придать этой организации новый содержательный импульс.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу