Для владельцев немецких СМИ — это просто бизнес, который приносит доход

09.01.12

Для владельцев немецких СМИ — это просто бизнес, который приносит доход

Эксперты МГИМО: Скворцов Ярослав Львович, к.социол.н.

Один очень высокопоставленный чиновник прослышал в канун Нового года, что журналисты весьма популярного в стране издания собираются придать гласности не слишком приятные для него факты. Позвонил главному редактору; не дозвонился, но наговорил на автоответчик журналисту кучу неприятностей. Потом позвонил было акционерам, хотел договориться через них… Опять неудача. Пришлось отыграть назад, извиниться перед общественностью и вспомнить, что в стране существуют свобода слова и свобода СМИ.

«Недоступного» президенту страны главреда не уволили, зато «очень высокопоставленному» еще предстоит держать ответ. И не факт, что эти объяснения будут приняты: за ошибки ведь принято отвечать не только главным редакторам.

Забавно, не правда ли? И дело вовсе не в масштабе скрытых президентом Германии Кристианом Вульфом прегрешений (в бытность премьер-министром федеральной земли Нижняя Саксония он получил льготный кредит не под рыночные 5%, а под «блатные» 4%). И не в том, что современное немецкое общество привыкло к реальному равенству всех перед законом (не верите? — спросите бывшего министра обороны страны цу Гутенберга: не раскопай коллеги из Süddeutsche Zeitung без малого год назад историю с его диссертацией, сидеть бы ему и сейчас в министерском кресле). А свободные СМИ стали частью этого самого общества: кровь от крови его, плоть от плоти, и обижать эти самые СМИ, в том числе и требуя от них держать язык за зубами, в таком обществе не принято.

Просто независимые СМИ в стране независимы по факту, а не на словах. Их акционеры не боятся звонков «сверху», не ждут неприятностей по профильному и не связанному с масс-медиа бизнесу, не «вздрагивают» из-за возможно неудобных кому-то в Берлине заметок или карикатур. Для наследников Акселя Шпрингера, Рудольфа Аугштайна или Франца Бурды медиа — это бизнес, просто бизнес, который приносит доход. Опять же: не мифически, не репутационный, а реальный, дающий им возможность не зависеть ни от Ruhrgas, ни от Deutsche Bahn, и в Берлине это очень хорошо понимают.

Как признался однажды основатель Der Spiegel Рудольф Аугштайн, принцип редакционной политики журнала — не давать власти расслабиться; не допустить, чтобы кто-то из народных избранников почувствовал себя свободным от критики. Не потому ль хлесткие беседы Der Spiegel, герои которых попадают под перекрестный допрос журналистов, стали своеобразным атрибутом немецкого истеблишмента: если Der Spiegel с тобой «поговорил», это круто (среди послевоенных канцлеров Германии не было ни одного, кого бы чаша сия миновала).

Показательно, что оставшийся без ответа звонок Вульфа раздался в кабинете главного редактора «самой немецкой» из всех немецких газет — Bild. Со свободной прессой вообще, а с Bild в частности, шутки плохи — это в Федеративной Республике знают все. Цитируя слова пока еще президента Вульфа о том, что «какой-нибудь год — и все о скандале благополучно забудут», журналисты самого известного издания концерна Axel Springer обещают новые подробности и новые разоблачения по кредитному делу. И не они одни: другие издания также взяли «дело Вульфа» в активную разработку.

Что ж, неча на Bild пенять! Да и на Der Spiegel тоже…

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Известия»
Распечатать страницу