Первая годовщина революции в Тунисе

23.01.12
Эксклюзив

Первая годовщина революции в Тунисе

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

В наступившем 2012 году тунисцы отметили первую годовщину событий, которые по праву назвали революцией. Тунисская модель теперь стала не просто широко обсуждаемой, но и своего рода примером для тех, кто борется за справедливость, против коррупции, господства и всевластия правящих кланов, за ликвидацию безработицы и за достойную жизнь.

Массовые выступления в Тунисе начались в декабре 2010 года после самосожжения бедного тунисского торговца Буазизи, который стал символом широкого гражданского движения за обеспечение своих прав и социальную справедливость. Тунисцы в ходе революционных событий заплатили за смену режима немалую цену — число погибших и раненых измерялось сотнями (для Туниса это невиданно, даже в борьбе за независимость потери были меньшими).

Как заявил на днях в интервью одной из арабских телевизионных кампаний бывший премьер-министр М. Ганнуши, (который был не только главой первого переходного правительства после революции, но почти десять лет возглавлял кабинет министров при режиме Бен Али), бывший президент был настроен подавить выступления сограждан с помощью силы. Он прямо говорил в беседе с М.Ганнуши, что для сохранения порядка в стране кровь тысячи тунисцев может быть необходима.

Тунисская революция была начата молодежью, которая после завоевания независимости получила широкий доступ к образованию не только в средней школе, но и в университетах. Именно дипломированные специалисты, оказавшиеся без работы и без перспективы на будущее, стали основной движущей силой тунисских преобразований. Однако, как нередко случается в истории, результатами революционных выступлений в Тунисе воспользовались не те, кто их инициировал и разворачивал в широком национальном масштабе, а другие силы, как бы стоявшие несколько в стороне и наблюдавшие за развитием событий.

В результате первых в истории страны демократических выборов в октябре 2011 года, к власти пришла исламистская партия (движение) «Ан-Нахда», которая была запрещена при режиме Бен Али; ее активисты подвергались репрессиям (например, нынешний премьер-министр Джебали провел в тюрьме почти шестнадцать лет, а лидер партии Рашид Ганнуши более двадцати лет находился в изгнании).

Р. Ганнуши, который не занимает каких-либо официальных постов, постоянно подчеркивает, что цель его движения — создание гражданского общества, в котором всем — мужчинам и женщинам будут обеспечены равные права, независимо от происхождения, вероисповедания, социального положения. Ситуация однако не столько однозначна. Традиционно светская интеллигенция в Тунисе внимательно следит и остро реагирует на даже, казалось бы, незначительные инциденты, связанные с подчеркиванием исламской принадлежности. Например, когда в одном из университетов студентка пришла на экзамен в парандже, и преподаватели при поддержке администрации не допустили ее к сдаче экзамена с закрытым лицом, в стране неожиданно произошли «непривычные» для Туниса волнения, а салафиты (радикально настроенные мусульмане) выступили с протестом. Характерно, что в этом случае Р.Ганнуши фактически взял под защиту руководство университета. Вместе с тем, не прошли мимо и вызвали обостренную дискуссию заявления нынешнего премьер-министра Джебали 15 ноября 2011 года (в бытность его Генеральным секретарем «Ан-Нахды») о том, что с революциями в Тунисе, в Египте, в Ливии и в других арабских странах мусульмане приближаются к созданию шестого халифата. И, хотя в последующем, Джебали не раз разъяснял, что его неправильно поняли, тем не менее, в обществе сохраняется настороженность в отношении намерений и планов новых тунисских властей, и ее пока не развеяло решение лидеров «Нахды» о создании коалиционного руководства: пост президента был отдан М. Марзуки — лидеру партии, получившей второе после «Ан-Нахды» количество голосов, а пост председателя Учредительного собрания — главе партии, занявшей на выборах третье место.

В настоящее время на первый план в Тунисе выдвигаются экономические проблемы: хозяйственная ситуация остается чрезвычайно сложной — снизились темпы роста, почти на 60% упал туризм (основная статья доходов государства), увеличился уровень безработицы — 800 тыс. человек для 10-ти миллионного Туниса — огромная цифра.

Новые тунисские руководители рассчитывают на помощь и содействие европейских государств, а также стран Персидского залива; многое делается для налаживания более активного сотрудничества с другими странами Магриба — Алжиром, Ливией, Марокко.

Лидеры современного Туниса открыто заявляют, что самым тщательным образом изучают и в дальнейшем намерены применять на практике опыт турецкой партии «Справедливости и развития» (ПСР — светская партия), подчеркивая, что руководство в обеих странах фактически принадлежит к крылу умеренных исламистов, которые близки к Западу и западной цивилизации и стремятся к демократическим методам управления.

Сегодня на улицах тунисских городов трудовой люд говорит, что, если нынешние руководители не сумеют обеспечить их чаяния, которые выражаются, прежде всего, в обеспечении достойной жизни, занятости и свободы, то революция будет продолжена. При этом очевидно и то, что от характера развития ситуации в Тунисе, во многом будет зависеть ход преобразований и в других арабских государствах.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу