РИО+20

27.02.12
Эксклюзив

РИО+20

Эксперты МГИМО: Горбанёв Владимир Афанасьевич, д.геогр.н., к.ист.н.

Чуть более трех месяцев осталось до начала Конференции ООН по устойчивому развитию, которая состоится, как и 20 лет назад, в Рио-де-Жанейро. На Конференции будет рассмотрен ход выполнения принятых обязательств, новые проблемы и, что особенно важно, будут рассмотрены проблемы экологизации экономики в контексте ликвидации нищеты и устойчивого развития, а также институциональная база устойчивого развития. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун считает, что «Конференция „Рио+20“ обеспечит возможность принятия мер и оживления глобального партнерства — с участием правительств, гражданского общества и частного сектора в интересах достижения всеобъемлющего и устойчивого развития для всех».

Перевод традиционной экономики на рельсы «зеленой экономики» сегодня является наиболее актуальной задачей, без решения которой об устойчивом развитии говорить просто не приходится.

Замечательный американский ученый Лестер Браун пишет в своей книге: «Вопрос заключается в том, является ли окружающая среда частью экономики или, наоборот, экономика является частью окружающей среды. Именно современные взгляды экономистов создали экономику, не согласующуюся с экосистемой, от которой она зависит». Пропасть между экономистами и геоэкологами по-прежнему широка, хотя в последние 10–15 лет проявились некоторые сдвиги в сторону их взаимодействия. И глобальные изменения климата в значительной степени способствовали этому сближению. Экономисты традиционно смотрят на рост мировой экономики, на рост торговли товарами и услугами, рост капиталовложений для увеличения прибыли, в результате чего растет уровень жизни людей, их благосостояние, с глубоким удовлетворением. Геоэкологи же смотрят на тот же рост с глубокой тревогой, так как понимают, что он является результатом сжигания огромного количества топлива, цена на которое искусственно занижена, и что этот процесс ведет к дестабилизации климата на планете. Поэтому в будущем географы видят усиление жары, штормов, ураганов, паводков, деградации почвы, опустынивания, повышения уровня Мирового океана, процессов сокращения биоразнообразия нашей планеты. Экономисты видят формальные показатели экономического процветания, а геоэкологи озабочены последствиями, которые влечет за собой экономика, влияющая на экосистемы и интересующаяся исключительно только этим самым процветанием.

Для иллюстрации сказанного можно привести всего лишь один пример. Экономисты в восторге от рынка. А геоэкологи смотрят на рынок с большой осторожностью. Когда потребитель покупает хлопчатобумажный свитер, или костюм, или джинсы, он платит за определенное количество убранного хлопка, за переработку хлопка, за труд, за доставку потребителю. Но он не оплачивает лечение огромного числа женщин и детей, которые собирают хлопок и отравляются химикатами; он не платит за использованную для орошения воду, причем большая часть этой воды просто испарилась или ушла в почву; не платит за деградацию почв. Кто, например, заплатил за уничтожение Аральского моря и земель вокруг него?

И чем глубже экономика будет внедряться в экосистему, чем сильнее она будет оказывать на неё давление, выходящее за пределы возможности экосистемы, тем более разрушительной окажется такая несовместимость.

Геоэкологически устойчивая экономика или по-другому «зеленая экономика» требует, чтобы законы геоэкологии стали основой формирования экономической политики. Мы сегодня дожили до ситуации, когда антагонизм в отношениях общества с природой сделался очевидным фактом. Совершенно ясно, что человечество должно осознать — оно есть часть природы, а общественное производство и потребление должны «вписываться» в окружающую среду как её компоненты. Без понимания единства общества и природы, их сопряженного исторического развития рациональное природопользование или устойчивое развитие невозможно. По этой причине ООН первостепенное внимание уделяет укреплению трех составляющих окружающей среды: природе, экономике и социальной сфере. Не решив проблему «зеленой экономики», невозможно решить проблемы нищеты, голода и т.д.

Поэтому, отвечая на вопрос, поставленный в самом начале, можно ответить, что в настоящее время именно экономика должна стать составной частью окружающей среды и соответственно геоэкологии.

В последнее время рыночные механизмы постепенно внедряются в область геоэкологии. Для стабилизации климата вводятся рыночные механизмы торговли квотами на выбросы парниковых газов. Создано Международное общество экологической экономики (основано в 1989 году), членом которого является и Россия. Перед нами стоит очень сложная задача — создать новую экономику, действующую по экологическим законам. Эта задача экономически выполнима в том случае, если нам удастся заставить рынок называть истинную цену товаров и услуг, т.е. с учетом геоэкологических услуг.

Задача очень сложная, и она в значительной степени связана человеческим фактором — изменением мышления. Не случайно многие решения Конференции по устойчивому развитию 1992 года, к сожалению, так и не были выполнены. А сама концепция глобального устойчивого развития в эпоху перехода ряда стран в постиндустриальную фазу развития вызывает большие сомнения, в связи с чем, развитые страны не спешат выделять средства развивающимся странам для перехода к устойчивому развитию.

В то же время проблемы экологизации экономики остаются крайне актуальными. Поэтому остается только солидаризироваться с европейскими министрами по окружающей среде, собиравшимися в Астане в сентябре прошлого года в рамках подготовки к Конференции «Рио+20», которые заявили следующее: «Мы готовы взять на себя инициативу в осуществлении процесса перехода к „зеленой экономике“ в контексте устойчивого развития и сокращения масштабов бедности…».

Владимир Захаров — директор Института устойчивого развития 22 сентября 2011 года заявил, что Общественная палата направит свои предложения в национальный доклад на Конференции в Рио. При этом он отметил, что за последние два года «озвучиваемость задач» сильно возросла, а вот их реализация выглядит более чем скромно, так как нет понимания этих задач в обществе. Среди направлений работы Институт выделил четыре: образование, возобновляемые источники энергии, климатическая политика и законодательство. Было особо подчеркнуто, что проблема номер один, которая является причиной многих неправильных решений в области геоэкологии — отсутствие профессионалов, пробел в образовательном и научном обеспечении. Владимир Захаров особо подчеркнул, что уровень культуры во многом определяет отношение человека к проблеме. В Европе не говорят о проблемах экологии, там просто живут по другим принципам — заключает ученый.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу