«Чиновник должен быть безупречен»

05.03.12
Эксклюзив

«Чиновник должен быть безупречен»

Эксперты МГИМО: *Бусыгина Ирина Марковна, д.полит.н., профессор

Профессор кафедры сравнительной политологии, директор Центра региональных политических исследований Ирина Бусыгина комментирует отставку президента Германии и усилия Ангелы Меркель по спасению еврозоны.

— Отставка немецкого президента Кристиана Вульфа — не первый случай, когда чиновник высшего ранга покидает свой пост в Германии. Не прошло и года с тех пор, как был вынужден оставить свое кресло министр обороны Карл-Теодор цу Гуттенберг. Не приведут ли эти скандалы к падению доверия немцев к политике?

— Думаю, так вопрос ставить не стоит. Доверие немцев к политике базируется не на доверии к отдельным политическим фигурам, а на общем характере политического процесса. Поэтому отставки политиков — дело в общем-то нормальное. То, что вторая отставка произошла вскоре после первой, — совпадение. Случились они по разным причинам. Отставка цу Гуттенберга произошла, как известно, по причине того, что в его докторской работе был обнаружен плагиат. С моей точки зрения, его уход с поста — весьма положительный факт, свидетельствующий о том, что немецкий политический режим прозрачен. Немцы убеждены в том, что чиновник должен быть безупречен не только как политик, но и как гражданин.

Что касается отставки Вульфа, то здесь немного другой случай. Опять-таки, речь идет о недопустимом поведении лица, которое в какой-то степени символизирует Германию. Тем не менее, в оставке Вульфа огромную, ключевую роль сыграла пресса. История была до чрезвычайности раздута средствами массовой информации, даже несмотря на то, что она не подпадает под статью коррупционного поведения. То, что сделал Вульф, — не коррупция. Возможно, это был обмен какими-то услугами — дело, конечно, не слишком достойное уважения, но не коррупционное. Поэтому у многих немецких экспертов создалось впечатление, что скандал был искусственно раздут прессой.

— Почему?

— На тот момент у германских СМИ не хватало инфоповодов. Поэтому журналисты буквально растерзали Вульфа. Все извинения, которые он приносил, оказались недостаточными. В этой связи у меня возникают вопросы по поводу того, какую роль СМИ играют в немецкой жизни. Эта роль чрезвычайно высока. Это я не к тому, что ее надо ограничить, а просто в качестве вопроса, над которым стоит поразмышлять.

Что касается падения доверия, то это произошло. Но не по отношению к политике в целом, а к институту президентства. В очередной раз активизировалась дискуссия о том, зачем немцам этот институт. Мы, мол, парламентская республика, у нас важные роли играют канцлер и Бундестаг. Какую же роль играет президент? На что он реально может повлиять? Фигура президента была нужна во времена, когда между партиями существовали серьезные конфликты. Тогда президент символизировал единство нации. Сейчас крупнейшие немецкие партии — центристские. Между ними нет непреодолимых расколов. Поэтому роль президента становится сегодня все менее понятной. У президента почти нет защитников. Именно поэтому Вульф оказался легкой жертвой для журналистов. Ведь он ничего не решает. В результате в который раз разгорелась дискуссия о том, не стоит ли отказаться от президентского института. Но сделать это чрезвычайно сложно, потому что надо менять конституцию, а в Германии это очень сложно сделать. Конституция специально устроена таким образом, чтобы максимально усложнить ее изменение.

Кандидатуру уроженца ГДР, правозащитника Йоахима Гаука на пост президента Германии поддержали свободные демократы, зеленые и социал-демократы. После этого партии Ангелы Меркель ничего не оставалось, как в свою очередь заявить о согласии с этой кандидатурой. Не является ли это симптомом полевения немецкой политики, демонстрацией со стороны оппозиции и даже входящих в правящую коалицию свободных демократов усталости от многолетнего правления Ангелы Меркель? Или наоборот, Меркель, которая сама родилась в Восточной Германии, сможет легко найти общий язык с Гауком?

— Дело в том, что после ухода Вульфа наиболее консенсусной фигурой оказался Гаук. В этом нет ничего страшного. Это не является симптомом полевения немецкой политики, особенно принимая во внимание ту скромную роль, которую президент играет в принципе. И то, что Гаук родился в Восточной Германии, на мой взгляд, лишь совпадение.

— Может ли оказать назначение Ойахима Гаука какое-либо влияние на исход выборов в Бундестаг осенью 2013 года?

— Назначение Гаука не окажет на выборы аболютно никакого влияния. Выборы в Германии определяются другими процессами, и принадлежность президента к какой бы то ни было партии или политическому направлению значения не имеет.

— Создается впечатление, что в последнее время правительство Меркель занято в основном спасением Евросоюза с целью повысить роль Германии в этом интеграционном объединении. Будет ли новый президент играть какую-то роль в этом процессе, или он сосредоточится на других проблемах?

— Интересный вопрос. Опять-таки, президент Германии в этом процессе никакой (кроме человеческой) роли играть не может. Он не имеет к нему никакого отношения. Но то, что правительно Меркель занято спасением Евросоюза, это факт. Здесь есть два важных момента. Во-первых, не с целью повысить роль Германии. Роль Германии в Евросоюзе и так достаточно велика. Я бы сказала, что Меркель спасает европейский проект с целью именно спасти его. Роль национальных элит — Меркель и Саркози в первую очередь — чрезвычайно значительна в этом деле. Сейчас европейский проект, особенно проект еврозоны, держится именно усилиями германо-французского тандема. Причем важно, что выбранная стратегия не носит популистского характера. Ведь в кризисные времена можно пойти двумя путями. Либо разваливать проект, признать, что он был слишком рано начат, вернуться к исходной точке, исключить из еврозоны Грецию, взять в нее только сильные экономики. И стало бы легче. Это первый, милималистский, вариант.Меркель выбрала более сложный сценарий. Она стала выступать за усиление регулирования. Проблема, говорит она, в том, что мы находимся на промежуточной стадии: наднациональные органы что-то решают, но этого недостаточно. Именно поэтому нет бюджетной дисциплины, именно поэтому возникает возможность годами дезинформировать Брюссель. Ведь началось именно с этого: греки годами предоставляли в центр неверную информацию. Почему это возможно? Потому что недостаточно общих обязательств. Значит, надо эти обязательства увеличить.

Меркель поставила себя в довольно сложную ситуацию: то, что она делает для Европы, не очень популярно в Германии. С одной стороны, ее кабинет находится у власти довольно давно. Это наводит на мысли о необходимости перемен. С другой стороны, на Меркель давят избиратели, требуя популистских действий. Другими словами, ей нужно каким-то образом объяснить своим избирателям, почему, собственно, немцы должны платить за греков. Рядовой гражданин не разбирается в деталях. Он хочет платить меньше, а получать больше. Это очень по-человечески. Но Меркель заняла более ответственную позицию — и на этом может потерять голоса.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу