Государственное Сообщество Сербии и Черногории: почему не удалось сохранить союз двух республик

14.03.12
Эксклюзив

Государственное Сообщество Сербии и Черногории: почему не удалось сохранить союз двух республик

Эксперты МГИМО: *Киржа Кирилл Викторович

4 февраля 2003 г. парламентом СРЮ была принята Конституционная хартия Государственного Сообщества Сербии и Черногории (ГССЧ или кратко СиЧ). В реалиях Европы начала XXI века, где укреплялись тенденции к интеграции, данное государство выглядело поистине удивительно. В рамках ГССЧ функционировали общие институты (парламент, президент, правительство из пяти министерств). ГССЧ было специфическим государственным образованием, — «государственным сообществом» двух независимых государств со всеми атрибутами их государственности. В соответствии с положениями Конституционной хартии, по истечению трех лет каждая республика имела право провести референдум по вопросу независимости.

Рассматривая создание ГССЧ через призму отношений между Сербией и Черногорией, можно говорить об определенном компромиссе между сербской и черногорской политической элитой. Усугублению трений между Подгорицей и Белградом в конце 1990-х гг. и их перерастанию в политическую конфронтацию активно способствовал М.Джуканович, сначала на посту премьера (1991–1998), а потом и президента (1998–2002) Черногории. Именно он в период активизации кризиса в отношениях с Западом в 1998—1999 гг. отмежевался от проводимой Сл. Милошевичем политики, что было оценено по достоинству — в период бомбардировок СРЮ силами НАТО территория собственно Черногории практически не пострадала.

Однако внутриполитический фактор все же был второстепенен по отношению к внешнему, а именно, фактору ЕС. В разработке Конституции ГССЧ принял столь активное участие Верховный представитель ЕС по общей внешней политике и политике безопасности Х.Солана, что даже само Сообщество в шутку стали называть «Соланией». Согласно Конституции лишь ряд важных вопросов входил в совместное ведение — например, проведение общей оборонной политики, международное представительство и согласование общих принципов внешней политики посредством общего министерства иностранных дел. Примечательно, что при разделении министерских постов в правительстве (Совете министров СиЧ) произошло преднамеренное разделение по национальному признаку- министерства обороны и иностранных дел, а также по правам человека и национальных меньшинств представляли сербы, а министерства экономики и внешнеэкономических связей — черногорцы. Вместе с тем, на практике постепенно усиливалось стремление Черногории вести независимую, несогласованную с центром внешнеполитическую линию. Этому способствовало и то, что в рамках ГССЧ у каждой республики было право проводить собственную экономическую политику, что фактически-де-юре закрепляло экономическую самостоятельность Черногории, полученную-де-факто уже в конце 1990-х гг.

7 марта 2003 г. президентом Сообщества был избран Светозар Марович. Этот человек не обладал необходимыми для влиятельного политика личными качествами и в условиях, когда его политический вес практически стремился к нулю, говорить о каких-то реальных действиях по сохранению союза двух государств не приходилось. К тому же, С.Марович открыто выражал свой скепсис по отношению к ГССЧ как форме сохранения союза Сербии и Черногории. При этом весьма примечательно, что согласно Конституции С.Марович совмещал должности президента и премьер-министра. О подобной централизации власти в одних руках «диктатор» Сл. Милошевич в свое время мог только мечтать. Однако отличием ГССЧ от СРЮ было как раз то, что в обеих республиках (в первую очередь, в Черногории), никто на этот факт не обращал внимания, — С.Маровичу «доверили» оба столь ответственных поста просто потому, что ни черногорская, ни сербская политические элиты в целом не были намерены перед ним отчитываться.

Говоря об основных внешнеполитических целях нового государства, необходимо отметить, что первостепенной задачей была интеграция в ЕС. В июне 2003 г. состоялась знаковая встреча — Салоникский форум ЕС и пяти стран Западных Балкан (бывших республик СФРЮ), в котором приняла участие и делегация от СиЧ. По итогам встречи была принята Салоникская повестка для Западных Балкан, провозглашенная одним из основных документов по интеграции постъюгославских республик в ЕС. Реализация поставленных ей задач предполагалась посредством введения нового элемента — Европейского партнерства.

Однако интеграция в ЕС была, пожалуй, единственной внешнеполитической целью, которую разделяли представители политических элит обеих составных частей СиЧ. Более того, несмотря на то, что совместный МИД ГССЧ заявлял о необходимости сотрудничества с Гаагским трибуналом, внешнеполитических усилиях по сохранению юрисдикции Сербии над Косово на основе резолюции 1244, эти вопросы в целом касались исключительно Республики Сербия. Относительно косовской проблемы черногорские власти всегда занимали довольно отстраненную позицию, не желая из-за Косово портить отношения с ЕС.

Позиции немногочисленных сторонников сохранения союза двух республик в немалой мере подрывал и глубокий политический кризис в Сербии, вызванный неблагоприятной экономической обстановкой. Экономическое положение в обеих республиках было достаточно тяжелым, но в Сербии ситуация выглядела плачевнее из-за того, что обладая во много большим экономическим потенциалом, чем Черногория 1], ей не удалось до конца преодолеть последствия натовских бомбардировок. Экономическое положение Сербии не улучшили даже попытки экономических реформ, предпринятые пришедшим на смену убитому 12 марта 2003 г. З.Джинджичу правительством З.Живковича — из 4 млн. трудоспособных 1 млн. не мог найти работу. К тому же, Сербию потрясали громкие коррупционные скандалы, в которые были замешаны и члены кабинета министров 2]. Это привело к тому, что в ноябре 2003 г. Скупщина Сербии была распущена. Ситуация усугублялась еще и тем, что в стране с марта 2003 г. отсутствовал президент — а исполняющий обязанности президента, спикер парламента Н.Мичич, в результате роспуска Скупщины также осталась без должности, — подобного рода ситуацию мы наблюдаем в Молдавии сегодня. В выборах нового состава парламента Сербии (28 декабря 2003 г.) приняло участие 18 партий. Первое место заняла Сербская радикальная партия (81 место из 250). Второе место досталось Демократической партии Сербии под руководством В.Коштуницы (52 места). Следом шла Демократическая партия, которую вел на выборы тогда еще министр обороны Б.Тадич, получившая 12,5% (всего38 мест). 13 июня 2004 г. прошли выборы президента Сербии. Б.Тадичу удалось одержать победу (53,5% голосов против 45% за Т.Николича во втором туре голосования), причем эта победа еще раз показала, насколько поляризованным является сербское общество — для победы над кандидатом от радикалов ведущим демократическим партиям (ДП, ДПС, «Г-17+" СДО) пришлось объединить усилия и призвать своих сторонников голосовать за Б.Тадича.

После создания правительства меньшинства В.Коштуницы в Сербии, встал вопрос о смене руководителя МИД ГССЧ, что и было сделано в апреле 2004 г. — 14 апреля им стал Вук Драшкович, который оставался на данном посту до мая 2006 г., когда после отделения Черногории был переназначен на пост министра иностранных дел Сербии. Смена главы МИД ГССЧ явилась последней робкой попыткой Сербии сохранить в каком-либо виде совместное государство в преддверии референдума в Черногории по вопросу о будущем республики. В.Драшкович на своем посту достаточно настойчиво пытался донести до Брюсселя идею необходимости сохранить единое государство. Для этого он даже попытался разыграть «русскую карту». Выступая с отчетным докладом о деятельности внешнеполитического ведомства страны перед депутатами Скупщины 21 декабря 2004 г. министр заявил следующее: «…географически мы (Сербия и Черногория) находимся между Европой и Азией, а в экономическом плане являемся мостом к России». Однако эти маневры не имели должного успеха — ведущие страны ЕС стали с конца 2004 г. активно открывать свои консульства в Черногории, которые по количеству своего персонала подчас превышали посольства этих стран в Белграде, формально считавшимся столицей союзного государства.

В итоге 21 мая 2006 г., при участие международных наблюдателей (в первую очередь, от ЕС — Х.Солана), прошел референдум по вопросу о независимости Черногории. В результате большинство населения высказалось «за». Однако, по мнению ряда экспертов, это не была убедительная победа — хотя в голосовании приняло участие чуть более 85% населения республики из числа имеющих право голоса, идею независимости поддержало 55%. Причем, у некоторых наблюдателей были сомнения относительно прозрачности процедуры голосования. Однако представители ОБСЕ заявили, что референдум прошел в соответствии с международными демократическими стандартами. Европейская комиссия призвала стороны «с уважением отнестись к результатам референдума».


1] Промышленный потенциал Черногории всегда был незначительным. В силу рельефа сельское хозяйство также не получило особого развития — Черногория примерно на 90% зависит от поставок сельскохозяйственных продуктов из Сербии.

2] Центр либеральных демократических исследований в Белграде в результате проведенного в 2003 г. опроса выяснил, что взятки в Сербии регулярно давали 57% предпринимателей и что на взятки должностным лицам частный бизнес тратил 20–25% своей прибыли. СМ. Степанов Г. Коррупция по-сербски//Известия, 2003 г., 4 сентября.
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу