Роль спекулятивной активности в рыночной экономике

16.03.12
Эксклюзив

Роль спекулятивной активности в рыночной экономике

Эксперты МГИМО: Буренин Алексей Николаевич, д.экон.н., профессор

Заведующий кафедрой фондового рынка МГИМО Алексей Буренин — о роли спекулянтов в экономике.

Важной особенностью, которая в последние десятилетия все больше определяет характер финансового рынка, является спекулятивная активность. Она не только смещает акценты в функционировании рынка, но и трансформирует его роль в экономике в целом, в связи с чем вновь возникает вопрос о том, насколько сильно надо регулировать рыночную экономику.

Как известно, спекулянт — это неотъемлемый и необходимый участник любого рынка. Он сообщает рынку дополнительную ликвидность. Кроме того, в теории успешный спекулянт действует в русле объективных ценовых тенденций. В результате его операций цена финансового актива быстрее приходит к своему равновесному уровню, что положительно для экономики. Например, М.Фридмен в отношении спекуляции на валютном рынке отмечал: «Валютные сделки, стабилизирующие рынок, позволяют делать деньги, а дестабилизирующие — их терять. В конце концов дестабилизирующие обстановку участники за свое поведение вытесняются с рынка».

В современных условиях ситуация существенным образом меняется. В качестве примера возьмем рынок нефти. В 2003 г. на один фактически проданный баррель нефти в экономике приходилось 6 баррелей спекулятивных сделок; в 2008 г. — уже 18 спекулятивных сделок. В США на рынке фьючерсов на нефть в начале первого десятилетия 21 века на спекулянтов в среднем приходилось 20% всех открытых позиций. С середины 2003 г. их доля стала стремительно расти и в 2008 г. достигла максимального значения в 55%, что совпало с пиком цены на нефть.

Интересна последняя цифра: 55% позиций на рынке фьючерсов на нефть — это доля спекулянтов. Таким образом, получается, что рынок фьючерсов на нефть начинает служить уже не местом взаимодействия прежде всего производителей и потребителей нефти, т. е. участников реальной экономики, а в первую очередь обслуживает спекулятивные цели.

Конечно, можно спорить о том, какой должна быть доля спекулянтов на «здоровом» рынке. Однако если больше половины рынка подчинено спекулятивным интересам, то и его цели также не могут не трансформироваться. В данном конкретном случае результат не заставил себя долго ждать: за последнее десятилетие цены на нефть взлетели с уровня чуть выше 9 долл. за баррель до 147 долл. в середине 2008 г., что приблизительно совпало с наибольшей долей спекулянтов на рынке и максимальной долей их чистых длинных позиций.

Характеризуя торговую активность на срочном рынке нефти, можно подчеркнуть, что здесь в течение более чем 50 лет применялось более строгое регулирование, что ставило пределы спекуляции и манипулированию ценами. В декабре 2000 г. в США был принят Акт модернизации фьючерсной торговли (CFMA), который открыл дорогу менее жесткому регулированию. Это привело к быстрому росту спекулятивной торговли. Как было отмечено в докладе Управления государственной ответственности США за 2007 г., новое законодательство позволило финансовым игрокам проще избегать спекулятивных ограничений, и затруднило для Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC) регулирование рынков нефтяных фьючерсов. В исследовании «Who is in the oil futures market and how has it changed?» подчеркивается, «что только после принятия акта CFMA на рынке существенно изменился состав игроков и нефтяные цены поднялись до беспрецедентных высот». Также в нем говорится о том, что «исторически правила, ограничивающие спекулятивные позиции, были гораздо строже», чем теперь. Кроме того, несмотря на риторику, что введение более жестких лимитов навредит рыночной ликвидности, нет свидетельств в поддержку таких утверждений, особенно в свете того факта, что рынки очень хорошо функционировали до 2000 г., когда спекулятивные лимиты были строже.

Мы рассмотрели рынок, где в качестве актива выступала нефть. Однако ситуация в других областях финансового рынка также следует в отмеченном фарватере. В частности, в современных условиях все больше средств сосредотачивается в руках институциональных инвесторов, т. е. профессиональных спекулянтов. Например, в 1952 г. в руках домашних хозяйств США находилось 90% акций. К концу 2008 г. на них приходилось меньше 37%. Остальные держали институциональные инвесторы.

На мой взгляд, проблема для финансового рынка и, как следствие для всей экономики, заключается в следующем. Когда спекулянтов небольшое количество, то они вынуждены действовать в русле объективной экономической конъюнктуры. Когда же их большинство, они способны самостоятельно формировать конъюнктуру в своих интересах, что может не совпасть с интересами сбалансированного развития экономики. В частности, способствовать более быстрому и масштабному надуванию ценовых пузырей. Если это так, то мы неизбежно приходим к вопросу более широкого регулирования финансового рынка со стороны государства.

И последнее. Еще недавно считалось, что активное развитие финансового рынка и его инновационность должны укрепить устойчивость рыночной экономики. Однако, как отмечает лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, «последний кризис доказал: все утверждения о том, что современные финансы снизили степень риска и сделали систему более устойчивой, — полная ерунда. Только государственные меры финансовой помощи спасли нас от финансового краха, не менее или даже более опасного, чем тот, который вызвал Великую депрессию». Например, в период последнего экономического кризиса, как подсчитала компания Блумберг, к ноябрю 2008 г. общая сумма гарантий, кредитов и других мер поддержки, предоставленная только правительством США, превысила 7,76 трлн. долл. Значительная часть этой суммы приходилась на гарантии по кредитам и банковским депозитам. Но большая ее часть представляла собой реальные деньги, полученные от казначейства.

Современный мир пусть медленно, но выходит из кризиса. Впереди подъем экономики, который, однако, на рубеже 2017 и 2018 годов, на мой взгляд, вновь прервется очередным кризисом. К сожалению, это закон цикличного развития рыночной экономики. Однако, насколько глубоким и болезненным он будет, во многом зависит от тех мер регулирования финансового рынка, которым мы будем следовать.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу