Почему так возросла потребность в партнерстве цивилизаций

16.03.12
Эксклюзив

Почему так возросла потребность в партнерстве цивилизаций

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

Директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО Вениамин Попов — о проблеме столкновения культур в современном мире.

На днях я был в Дипломатической академии на защите диссертации, посвященной теологическому движению освобождения в Латинской Америке. Авторы этой теории пытаются в рамках католической церкви найти ответы на острые вопросы современности, прежде всего, в социально-экономической сфере.

Диссертация была блестяще защищена, однако в процессе возникла дискуссия о том, как воспринимают движение освобождения другие религии. В этой связи была упомянута известная доктрина выдающегоя американского ученого С. Хантингтона о столкновении цивилизаций, которая задумывалась и разрабатывалась им во время пребывания в Москве на стажировке в Дипломатической академии. Доктрина Хантингтона стала причиной споров и была многократно раскритикована. Главным аргументом ее критиков было убеждение, что цивилизации не могут конфронтировать; они должны взаимодействовать. Это особенно важно в нашем ХХI веке.

К сожалению, теория С. Хантингтона о том, что идеологическое противостояние ХХ века сменится цивилизационным противоборством в ХХI веке, частично подтверждается. И если вовремя не противопоставить этим процессам волю народов к безопасности и сотрудничеству, мир может столкнуться с тяжелейшими последствиями.

Я стал в очередной раз размышлять на эту тему, когда пришли сообщения о том, что в афганской провинции Кандагар американский военнослужащий расстрелял 16 мирных жителей, включая 9 детей и 3 женщин. Это массовое убийство афганцев стало еще одним ужасным напоминанием о том, что цивилизационный разлом в сегодняшнем мире представляет колоссальную опасность. Так, движение «Талибан» обещало отомстить за смерть своих соотечественников, а число афганцев, которые требуют вывода из Афганистана войск США и других стран натовской коалиции, стремительно растет.

Как отмечала газета «Гардиан» от 12.03.2012 г., колоссальный дефицит доверия в Афганистане, который возрастает с каждым днем, говорит о том, что стратегия США, направленная на отказ от участия в боевых операциях и готовность обучать и консультировать афганских военных, представляется «бессмысленной».

Здесь, пожалуй, уместно вспомнить о другом американском солдате — Н. Хасане, суд над которым должен начаться в ближайшее время. В конце ноября 2009 г. Хасан — военврач-психиатр в звании майора — убил 13, ранил 30 человек [1]. Настороженность населения западных государств к мусульманам нарастает так же, как и недоверие мусульман к Западу. Приведенные выше факты — лишь крайние проявления этого феномена. Пожалуй, стоит напомнить о том, что в июле 2011 года норвежец Брейвик уничтожил 77 своих соотечественников и ранил многих других, желая «спасти Европу от угрозы исламизации».

Подобного рода примеров можно привести достаточно много, но самое страшное заключается в том, что подрывается атмосфера доверия и взаимопонимания. Политические деятели все чаще говорят о необходимости изоляции от других народов. Например, президент Франции Николя Саркози недавно призывал к закрытию границ и требовал в два раза сократить число прибывающих в страну иммигрантов.

Данное явление носит многоплановый характер: отсутствие взаимопонимания приводит к серьезнейшим осложнениям в международных делах. Так, Индия дала понять, что может бойкотировать Олимпийские игры в Лондоне в этом году в знак протеста против спонсирования игр компанией «Доу Кэмикал». Дело в том, что «Доу Кэмикал» принадлежит концерну «Юнион карбайт», на химическом заводе которого в индийском городе Бхопал в декабре 1984 года произошла страшная авария. Ее жертвами стали по меньшей мере 18 тыс. человек, около полумиллиона пострадали.

По недавнему утверждению Рика Санторума — одного из претендентов на пост кандидата в президенты США от Республиканской партии, — 10% граждан Голландии умирают от эфтаназии, причем половина из них — от насильственной эфтаназии. Поэтому старики, напуганные возможностью убийств со стороны врачей, носят на руках браслеты с надписью: «Не применяйте ко мне эфтаназию!» В поледнее время Нидерланды все больше упоминаются в мировых СМИ в связи с экстремистскими заявлениями крайне правых политиков о мусульманах и о греках. Но заявление бывшего американского сенатора заставило обеспокоиться многих голландцев. В парламенте начали обсуждать вопрос, стоит ли министру иностранных дел Нидерландов заявить протест Вашингтону. И хотя газета «Вашингтон пост» осторожно разъяснила, что заявление бывшего сенатора не очень соответствует действительности, сторонники Санторума восприняли это как стремление дискредитировать их кандидата.

В современном глобализированном мире, где информационные технологии создают прекрасные возможности для сближения народов и цивилизаций, для взаимообогащения культур, упомянутым выше крайностям должны быть противопоставлены коллективные действия всех людей доброй воли с тем, чтобы не допустить столкновения цивилизаций.

Сегодняшние события на Ближнем и Среднем Востоке подтверждают очевидную истину о том, что в ХХI национальные, этнические и религиозные проблемы не могут быть решены силовым способом. Договариваться подчас гораздо сложнее, чем применить силу против слабого. Но чем быстрее мы признаем, что война как средство решения спорных вопросов уже давно изжила себя, тем быстрее мы сможем сосредоточиться на действительно неотложных вопросах сегодняшнего развития и, в частности, на глобальных проблемах, таких как экология, разрыв между богатыми и бедными, недостаток продовольствия и питьевой воды и т.п.

С новой актуальностью звучат слова российского министра иностранных дел С.В. Лаврова, сказанные им в начале февраля 2012 года: «Задача достижения партнерства цивилизаций из области академических дискуссий переходит в сферу реальной политики».

Сейчас, когда вопрос партнерства цивилизаций становится не делом свободного выбора, а делом суровой необходимости, наш университет мог бы сыграть ведущую роль в подготовке специалистов-международников этого профиля. Насколько мне известно, руководство МГИМО рассматривает сейчас возможность введения курса о партнерстве и взаимодействии цивилизаций в учебные планы. И здесь мы, как в ряде других областей, могли бы стать пионерами.


1. Его зовут Нидаль Малик Хасан, палестинец, родившийся и выросший в США в городе Роанок штата Вирджиния, добровольно был зачислен на военную службу, мусульманин, он служил на базе Форт Худ в Техасе. Форт Худ — крупнейшая база США, на ней расквартированы 40 тыс. солдат, на ее обслуживании занято 80 тыс. человек. Там готовили, в частности, подразделения для операций в Ираке и Афганистане. В самых первых сообщениях об этом инциденте говорилось, что со стороны Нидаля это была, видимо, акция отчаяния. Этот 39-летний офицер, с типично восточным, арабским лицом, взглядом спокойным и открытым, в котором никак ни уловить и намека на злобность или агрессивность, не давал согласия на командирование его в Афганистан, потому что не хотел убивать. Он обязан был выполнить долг в соответствии с обязательствами и приягой. Да, это, безусловно так, и он это понимал. Именно поэтому, как указывается во всех сообщениях об этом событии, он неоднократно обращался с просьбой уволить его из армии, подтверждал готовность внести неустойку. Ясно, что он не хотел больше убивать. Не мог — по соображениям личным ли, нравственным, по мотивам религиозным, или же им руководил банальный страх, — на этот вопрос должен ответить только он, хотя, очень может быть, что он и сам не мог это знать, так тоже бывает. Но, если он не хотел убивать, почему он расстрелял в упор своих товарищей по службе на военной базе? Человек — структура более сложная, чем это, возможо, представляют некоторые. Большинство сослуживцев отзывались о нем, как о человеке добром, общительном, покладистом, добросовестно выполнявшим обязанности. Он по роду своей профессии (биохимик, психиатр) оказывал психологическую помощь в восстановлении военных, вернувшихся из «горячих точек» или готовил направляющихся в такие зоны. В то же время некоторые его друзья отмечали, что в последние годы он стал более напряженным, нервным, настойчиво обсуждал вопросы религии, хотя в его аргументации в пользу ислама, не просматривалось какого-либо фанатизма. Нидаль не раз говорил, признавал один из его друзей, что подвергается унижениям, осокорблениям, презрительному отношению со стороны коллег, потому что он араб и мусульманин, и страдал от этого.

 

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу