Сирия и Ливия: два сценария

29.03.12
Эксклюзив

Сирия и Ливия: два сценария

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Профессор кафедры востоковедения Марина Сапронова анализирует план Кофи Аннана по урегулированию ситуации в Сирии и комментирует процессы племенного сепаратизма и исламизации Ливии.

— Как Вы считаете, действительно ли Сирия готова реализовать план Кофи Аннана, или Асад просто хочет выиграть время?

— Миссия Кофи Аннана крайне показательна: Запад все-таки признал невозможность решить сирийскую проблему по ливийскому сценарию. То, что 21 марта СБ ООН принял заявление председателя, в котором были сокращены пункты, против которых выступали Китай и Россия, — шаг навстречу позиции РФ. А в ходе визита К. Аннана в Москву было достигнуто понимание того, что «решение об отставке Башара Асада должен принимать сам сирийский народ». Именно это заявление и стало основой для дальнейшего плана по урегулированию ситуации в Сирии.

Но выполним ли этот план? С одной стороны, международный авторитет и богатый опыт самого Аннана позволяют надеяться хотя бы на частичный успех его миссии. Этому способствует и тот факт, что стратегическая инициатива находится сейчас в руках сирийского правительства: силовики смогли подавить повстанцев т.н. Сирийской свободной армии практически во всех опорных пунктах крупных городов, а власти провели референдум по новой конституции, проект которой поддержало большинство проголосовавших.

Однако встает вопрос о механизме урегулирования. Проблема заключается в выполнении нескольких принципиальных пунктов, к которым, видимо, не готова оппозиция. Она требует ухода Башара Асада со своего поста. Для проведения прямых переговоров (один из пунктов плана урегулирования) необходим отказ оппозиционеров от этого требования и формирование некоего уполномоченного органа от всей оппозиции, с которой в последнее время не произошло никаких принципиальных изменений. Она по-прежнему остается неструктурированной и разрозненной идейно. По-прежнему представляет собой небольшие вооруженные группы (среди которых есть и представители Аль-Каиды), действующие на периферии. Кто сядет за стол переговоров с представителями власти? И тот факт, что даже «друзья Сирии» так и не признали Сирийский национальный совет (СНС) в качестве «легитимного представителя сирийского народа», говорит о серьезных противоречиях как внутри самой оппозиции, так и среди тех, кто ее поддерживает.

Другой принципиальный пункт плана К.Аннана предусматривает вывод войск из оппозиционных городов. Кто и как будет проводить мониторинг этого процесса, в плане не упоминается. Где гарантия, что после отхода правительственных войск эти территории не будут заниматься вооруженной оппозицией (как это уже было в ходе миссии ЛАГ)? И не придется ли властям Сирии вести долгую войну на истощение с вооруженными группами, которые отошли сейчас в отдаленные районы?

Многое, конечно, будет зависеть от усилий и сплоченности международного сообщества. Но по-прежнему остаются силы, желающие сменить сирийский режим, и ясно, что такие вопросы, как перекрытие каналов поставки вооружения для сирийской оппозиции, не могут быть решены в ближайшее время.

— Что сейчас происходит в Ливии? Межплеменные столкновения — это начало гражданской войны, которую прогнозировали эксперты?

— После свержения Каддафи власть перешла к Переходному национальному совету. Согласно разработанному плану, ПНС должен сложить свои полномочия в июне 2012 года, после выборов в Учредительное собрание Ливии. Однако никакая сила в Ливии до сих пор так и смогла взять под полный контроль все рычаги управления на всей территории государства. Попытки ПНС подчинить разрозненные отряды одному командованию и разоружить их наткнулись на общее непонимание со стороны крупных полевых командиров. В январе этого года возник крупный конфликт между ПНС и несколькими формирования бывших повстанцев вокруг назначения на ключевые посты в этой структуре. Тогда же был разработан крайне жесткий избирательный закон для выборов в Учредительное собрание (его подробный анализ см. в моей статье за 22 февраля на сайте Института Ближнего Востока), который фактически исключает возможность сосуществования различных групп ливийского общества в рамках единого государства.

Сейчас в стране идет процесс племенного сепаратизма. Государство делится на отдельные (исторические) области, по схеме провинций, из которых состояла Ливия во времена Османской империи. В конце февраля было объявлено о создании полуавтономного союзного «федеративного района Барка», который простирается от города Сирт в центральной части Ливии до границы с Египтом. Председателем Верховного совета этого района был избран шейх Ахмад ас-Сенуси, а глава ПНС Мустафа Абдель Джалиль заявил, что у властей недостаточно сил, чтобы военным путем покончить с сепаратизмом в Киренаике.

Другой серьезной проблемой становится процесс быстрой исламизации Ливии. В стране набирают силу «Братья-мусульмане», которые уже провели свою учредительную конференцию в Бенгази и начали процесс политического структурирования. Так, в январе было объявлено о создании в Бенгази первой в Ливии исламской партии, которая в качестве основной цели провозгласила строительство государства на основе шариата. А незадолго до этого один из идеологов «Аль-Каиды» заявил, что «только знамя ислама должно развеваться над Ливией».

Гуманитарная ситуация также развивается наихудшим образом. Абдельмаджид Мансур — вождь негроидного племени тубу, проживающего на юге Ливии — заявил о проводящихся в отношении них этнических чистках. Из-за невозможности оказывать своевременную медицинскую помощь тысячам узников, постоянно подвергающимся физическому насилию, международная организация «Врачи без границ» объявила о прекращении своей миссии в Ливии.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу