«Невидимая рука» Адама Смита дает сбои: виноват ли финансовый рынок?

13.04.12
Эксклюзив

«Невидимая рука» Адама Смита дает сбои: виноват ли финансовый рынок?

Эксперты МГИМО: Буренин Алексей Николаевич, д.экон.н., профессор

Рост цен и спекуляция — не новые явления для рынка. Они уж точно известны со времен Адама Смита. Однако с той поры финансовый рынок занял в экономике гораздо более заметное место. Как следствие — «невидимая рука» Смита начинает давать сбои, отмечает заведующий кафедрой фондового рынка МГИМО профессор Алексей Буренин.

Для рыночной экономики характерно периодическое надувание ценовых пузырей. Можно, например, вспомнить бум цен на недвижимость, головокружительный рост котировок на нефтяном рынке перед последним кризисом. Есть и другие более локальные примеры: рост цен на серебро с осени 2010 г. по апрель 2011 г. с 20 до 50 долларов за унцию и т.д. Какая-то часть ценового прироста, безусловно, определяется объективными причинами, однако другая — спекулятивными настроениями.

Для объективности следует подчеркнуть положительную роль финансового рынка.

Во-первых, финансовые инновации позволяют ускорять и удешевлять взаиморасчеты между экономическими субъектами.

Во-вторых, финансовый рынок позволяет аккумулировать свободные денежные ресурсы и направлять их в реальную экономику. Однако в последние десятилетия все большая часть этих средств получает уже не производительное, а спекулятивное использование. Например, в конкуренции между инвестированием в строительство нового завода и размещением денег, скажем, в нефтяные фьючерсы, строительство завода, скорее всего, проиграет: срок окупаемости слишком долгий. Коммерческий успех, как и большая часть проектов в условиях рыночной неопределенности, не гарантирован. Отдача от фьючерсов, если грамотно подойти к делу, может быть несравненно больше, к тому же в краткосрочной перспективе. Риск, конечно, тоже есть.

Всем известна расхожая фраза, что на рынке все покупается и продается. Финансовый рынок на практике реализует эту истину. Дело в том, что финансовые инновации позволяют превращать в финансовый актив практически все. Таким активом сейчас стала даже погода. Справедливости ради надо сказать, что и раньше погоду можно было считать своеобразным финансовым активом. Так, мы скорее предпочтем провести отпуск на солнечном юге, чем на ветреном и холодном севере. Однако сейчас, с помощью фьючерсов, опционов и свопов можно зарабатывать как на плохой, так и хорошей погоде. Можно ставить на то, что будет светить солнце или пойдет дождь, выпадет снег или нет.

Еще недавно ряд товаров были только товарами: нефть и металлы использовалась для промышленного потребления, а продукты питания преимущественно употреблялись в пищу. Однако финансовый рынок и их превратил в финансовые активы. Многих участников рынка эти товары уже не интересуют как собственно товары, а притягивают возможностью заработать в качестве финансовых инструментов.

Конечно, отмеченные инновации возникли не случайно, а были ответом на страхование ценовых рисков в экономике, и это большой плюс. Однако любой процесс, если его должным образом не контролировать, принесет и минус. Так в чем же минус?

Классическая экономическая наука учит нас тому, что рынок ведет к формированию оптимальной экономики, и это происходит, прежде всего, через механизм свободного ценообразования и конкуренции. Высокая цена на товар говорит бизнесу о его нехватке, а низкая — об избыточности. В результате ценовой механизм дает экономике необходимые сигналы к перераспределению инвестиций таким образом, что начинают производиться преимущественно те товары, которые пользуются спросом. В свою очередь конкуренция гарантирует, что это будет сделано наиболее экономичным способом. Таким образом, «невидимая рука» все расставляет по своим полочкам.

Возможны ли сбои в данном процессе, которые могут стать хроническими? На мой взгляд, да. И это прямо связано с отмеченными выше финансовыми инновациями. Поясню на примере. Если сейчас нефть — это уже не столько нефть, сколько финансовый актив, то механизм ее ценообразования не может не искажаться. Если сотни и тысячи спекулянтов предъявят на нее спрос, например, через рынок фьючерсов, то это изменит и цену. Конечно, мне могут возразить, что спекулянт как раз и ставит на рост или падение нефтяных котировок, поскольку грамотно анализирует движение экономики. Однако это не совсем так. Сравним рынок товара как товара с рынком финансового актива. На первом рынке с ростом цены спрос будет уменьшаться, что вскоре поставит объективный предел ее повышению. Если же это финансовый актив, то, напротив, рост цены привлечет к нему дополнительные суммы горячих денег, что загонит цену под потолок. В этом суть физиологии финансовых пузырей.

Таким образом, на мой взгляд, в условиях новых финансовых реалий «невидимая рука» Адама Смита начинает давать сбои, и ей необходимо помочь более широкими мерами государственного регулирования.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу