Президентские выборы во Франции: второй тур будет драматичным

23.04.12
Эксклюзив

Президентские выборы во Франции: второй тур будет драматичным

Эксперты МГИМО: Обичкина Евгения Олеговна, д.ист.н., доцент

Во Франции прошел первый тур президентских выборов. Действующий президент Николя Саркози набрал 27% голосов, уступив первенство социалисту Франсуа Олланду (28,6%). За националистку Марин Ле Пен отдали свои голоса 18% пришедших на участки избирателей. Профессор кафедры международных отношений и внешней политики России Евгения Обичкина поделилась с «Экспертами МГИМО» своей оценкой прошедшего голосования и объяснила, чего стоит ждать во втором туре выборов.

— Первый тур президентских выборов во Франции закрутил очень большую интригу. Николя Саркози набрал не намного меньше голосов, чем его соперник Франсуа Олланд. При этом очень высокий результат показала Марин Ле Пен, что было вполне предсказуемо в связи с тулузскими событиями.

Второй тур будет необыкновенно драматичным: до последнего момента будет очень трудно предсказать, кто станет победителем. Скорей всего, отрыв между кандидатами будет незначительным. Почему?

Во-первых, у Саркози получается очень большой избирательный резерв в лице проголосовавших за Марин Ле Пен. Для этих людей важнее всего вопросы, связанные с Европой, эмиграцией и т.д. Саркози позиционирует себя как евроатлантист, и этим избирателям это в нем не очень нравится. Но в данном случае они, как говорится, из двух зол выберут французскую идентичность как атлантической европейской державы, но при условии ужесточения политики в отношении иммиграции. Последние несколько лет Саркози именно это и делает.

Во-вторых, у Саркози есть еще один резерв: избиратели, которые в первом туре проголосовали за Франсуа Байру, лидера «Демократического движения». В принципе, его сторонники очень не любят Саркози и именно поэтому отказались войти в правящую партию — «Союз за народное движение». Они позиционируют себя как отдельную от правящей партии политическую силу, но все-таки с ней блокируются. Конечно, часть избирателей, которые, возможно, испытывают личную антипатию к персоне Саркози, проголосуют за Олланда или вообще не пойдут голосовать. Но, в целом, избиратели Байру — это, конечно, резерв Саркози. Для них на первом месте стоят возможности роста благосостояния французского общества или, по крайней мере, преодоления мирового экономического кризиса. В этом направлении Саркози хоть как-то себя проявил. Он сделал определенный задел с Ангелой Меркель в преодолении кризиса евро; действовал в рамках председательства в Большой восьмерке и Большой двадцатке достаточно рационально и, по крайней мере, наступательно. Он хоть что-то предлагал. При том, что ни у Олланда, ни у Саркози нет внятного плана по преодолению экономического кризиса. Более того, такого плана сейчас нет ни у кого.

Наконец, есть еще один резерв, который может помочь Саркози одержать победу во втором туре. Это те, кто не пришел голосовать в первом туре. Таковых очень много — больше 20%. В первом туре эти люди не увидели себя ни в позициях Олланда, ни в позициях Саркози, ни в позициях Марин Ле Пен. Мелкие кандидаты как заранее непроходные их тоже не интересовали. (Такие кандидаты, особенно от левых, аккумулируют протестный электорат, который сейчас является резервом Олланда). Но людей, которые не пришли голосовать, но которые находятся ближе к центристам, заботит их собственное благополучие на ближайшие годы. Это благополучие пошатнулось в результате экономического кризиса. Данный электорат не пойдет за Олландом по причине того, что Франция уже несколько раз принимала левый курс по преодолению мирового экономического кризиса, в частности, в 1981 году под руководством Миттерана. Тогда была предложена связная, казалось бы, стратегия по выходу из кризиса, которая в итоге оказалась абсолютно неэффективной. Олланд, как и все левые, предлагает выход из кризиса за счет богатых. По его мнению, следует все сверхдоходы (свыше 1 млн евро в год) обложить 70-процентным налогом. Подобная политика приведет к бегству капиталов или налоговой эмиграции. В результате бюджетные поступления уменьшатся, экономический рост замедлится, — и политика будет пересмотрена. Но пару лет будет потеряно. Поэтому перед угрозой победы Олланда и подобного развития событий мыслящая, внятная часть электората пойдет за Саркози. За ним пойдут и люди, которые напуганы проблемой роста иммиграции, «арабской весной» и общей нестабильностью в мире.

С другой стороны, мировой экономический кризис (а хотя Саркози в нем и не виноват, он все это время был президентом) и общее разочарование, общее полевение, которое всегда является результатом кризисных времен, — может дать и очень большие шансы Олланду. Тем более что все мелкие кандидаты отдадут ему свои голоса.

В пользу Олланда может сыграть и еще один фактор, который помог Саркози на выборах 2007 года. Саркози был новой фигурой, и многие избиратели знали, что при любом варианте развития событий мало что изменится. На тот момент не было ни мирового кризиса, ни тулузских стрелков. Выборы проходили в достаточно спокойной обстановке. Поэтому избиратели решили дать Саркози шанс: мол, пусть побудет президентом, — через пять лет, если не понравится, больше его не изберем. Сегодня такой шанс могут дать Олланду, но никак не Саркози.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу