Экологический аккорд президента

03.05.12
Эксклюзив

Экологический аккорд президента

Эксперты МГИМО: Мастушкин Михаил Юрьевич, к.техн.н., доцент

30 апреля президент Дмитрий Медведев утвердил ожидаемые с конца 2010 г. «Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года». Подробнее об этом — в комментарии доцента кафедры государственного управления и права Михаила Мастушкина.

Из-за отсутствия у государства ярко выраженного интереса к решению проблем, накопившихся в сфере нормативно-правового обеспечения охраны окружающей среды, экологической безопасности и рационального природопользования, образовался «экологический завал». Попытка его разгрести привела к целому ряду президентских поручений — по итогам заседания президиума Государственного совета, посвящённого реформированию системы государственного управления в сфере охраны окружающей среды (27 мая 2010 г.), и по реализации Послания Президента Федеральному Собранию (30 ноября 2010 г.). Одним из наиболее весомых поручений стала разработка основ экологической политики Российской Федерации на период до 2030 г. (со сроком исполнения до 31 декабря 2010 г.).

Следует отметить, что именно в период президентства Дмитрия Медведева экологические аспекты государственного управления приобрели еще большее значение, особенно в связи с глобальными и региональными трендами, обусловленными дефицитностью разнообразных природных ресурсов, резким ростом населения, а следовательно и потребления этих ресурсов в развивающихся странах. Еще более важным стал переход мирового сообщества к новой ступени осознания ценности окружающей природной среды как основного источника устойчивого развития, что, в свою очередь, привело к усилению экологической риторики на разных уровнях. Причем для Российской Федерации эта ситуация стала критичной, особенно в связи с необходимостью интеграции в международные организации и объединения, выдвигающие свои требования по экологизации законодательства, а также соблюдения определенных рамок экологической безопасности хозяйственной деятельности на национальном уровне.

Рассматривая экологические инициативы Дмитрия Медведева, нельзя не отметить утвержденные им в 2009 г. Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года и Климатическую доктрину Российской Федерации.

Причем и указанные документы, принятые в 2009 г., и поручения 2010 г. существенно отличаются по подходу к формированию содержания наиболее значимых положений.

Так, Климатическая доктрина, утвержденная распоряжением президента, явилась типичным примером документа, принятого к конкретной дате и мероприятию, что явилось продолжением негативной тенденции, установившейся в современной России. Как известно, именно Дмитрий Медведев выступал на пленарном заседании саммита по вопросам изменения климата, который проходил в Копенгагене в декабре 2009 г. С этой точки зрения судьба Климатической доктрины напоминает судьбу другого документа — Экологической доктрины Российской Федерации, одобренной распоряжением правительства Российской Федерации от 31 августа 2002 г. № 1225-р аккурат к началу Всемирного саммита по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в 2002 г.

В Стратегии национальной безопасности (в отличие от ранее действовавшей Концепции национальной безопасности) экологическая безопасность перестала выделяться как отдельный вид безопасности, что резко снизило ее значимость при принятии государственных решений.

В 2010 г. стал просматриваться более взвешенный подход президента к формулировке задач в сфере охраны окружающей среды, обеспечения экологической безопасности и рационального природопользования. Однако большинство этих задач не были решены в срок или решены с совершенно другим качеством. Здесь нельзя не отметить: беззубость федеральных органов государственной власти, относящихся к природоохранному блоку, которые фактически не развивали административно-правовой и экономический механизмы охраны окружающей среды с начала нулевых годов; антиэкологическую позицию Минэконоразвития, который решал конфликт между экологической и традиционной экономикой в пользу последней; а также отсутствие заинтересованности в экологической модернизации новых собственников предприятий, желающих получить сверхприбыли в краткосрочном периоде, без экологически ориентированных инвестиционных процессов. В качестве примера, подтверждающего приведенный тезис, можно привести процедуру оценки регулирующего воздействия (ОРВ), осуществляемую Министерством экономики России. Так, большинство проектов нормативно-правовых документов, в том числе разрабатываемых в связи с поручениями президента, подверглись значительной критике именно со стороны наиболее заинтересованных лиц — новых собственников объектов хозяйственной деятельности, интересы которых представляют оформленные авторитетные институты, например, такие как РСПП.

Не удивительно, что только к марту—апрелю 2012 г. экологические инициативы Дмитрия Медведева приобрели видимое воплощение в проектах нормативно-правовых актов различного уровня, принятие которых в существующем качестве, впрочем, находится под большим вопросом. Этим, наверное, можно объяснить отсутствие экологической тематики и в отчёте о деятельности правительства за 2011 год, представленном 11 апреля премьер-министром Владимиром Путиным в Государственной Думе (за исключением нескольких слов о повышении энергоэффективности), и в тезисах выступления президента на расширенном заседании Государственного совета 24 апреля, воспринятое многими как отчет Дмитрия Медведева о деятельности за четыре года.

Какова же будет судьба утвержденных Основ государственной политики в области экологического развития? Будет ли это очередная иллюстрация к сформировавшейся тенденции по принятию хоть какого-нибудь документа, позволяющего России на международном уровне продемонстрировать свое поступательное движение к устойчивому развитию и снижению воздействия на окружающую среду, в особенности перед Конференцией ООН по устойчивому развитию, которая символически пройдет 20 — 22 июня этого года в Рио-де-Жанейро (краткое название — «Рио+20»)? Или, как хочется надеяться, это будет базовый шаг по формированию нового качества системы государственного управления охраной окружающей среды?

В пользу последнего говорит тот факт, что действующий российский президент (и, с большой долей вероятности, будущий премьер-министр) Дмитрий Медведев на заседании Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека, посвященном вопросам экологической безопасности и защиты окружающей среды и состоявшемся 15 марта, говорил о принятии Экологического кодекса РФ, совершенствовании как отдельных элементов, так и всего механизма охраны окружающей среды в целом.

Какими бы ни были дальнейшие шаги государства, направленные по или противоположно глобальному вектору экологизации, необходимо помнить, что в настоящее время общество сформировало консолидированный запрос на обеспечение необходимого для его устойчивого развития состояния окружающей среды, причем этот запрос будет приобретать все большую значимость с улучшением экономической ситуации.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу