Алжир и Сирия: движение к новым политическим реалиям

11.05.12
Эксклюзив

Алжир и Сирия: движение к новым политическим реалиям

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Выборы в Сирии и Алжире и трансформацию политических систем этих стран комментирует эксперт МГИМО, профессор кафедры востоковедения Марина Сапронова.

Начавшийся в Сирии процесс можно, безусловно, рассматривать как постепенную трансформацию всей политической системы страны. Впервые за несколько десятилетий в выборах в парламент участвовали, кроме правящей ПАСВ и союзного с ней Национального прогрессивного фронта (НПП), еще семь политических партий и целый ряд независимых кандидатов. Предшествовала этому довольно активная избирательная кампания. Примечательно, что выборы признаны состоявшимися и в Хомсе, где еще несколько дней назад были отмечены очередные столкновения между полицией и боевиками. Оппозицией правящей партии на этих выборах стала Коалиция сил за мирные перемены, в которую вошли представители самых разных оппозиционных организаций, выступающие за мирную «стратегию демократического обновления». В любом случае, эти выборы трудно будет признать нелегитимными, ведь проходят они под надзором международных наблюдателей и представителей более 200 средств массовой информации.

Выборы в Сирии заслонили собой те политические трансформации, которые происходят сейчас в других арабских странах. А между тем напрашивается прямая аналогия с алжирскими событиями, где 10 мая также начинаются парламентские выборы — первые после «арабской весны» и уже четвертые после начала «демократического эксперимента» в этой стране в 1997 г., когда в правительство страны впервые вошли исламисты из умеренного Движения общества за мир (ДОМ). Именно эти выборы должны дать ответ на вопрос, жива ли еще в Алжире «исламистская идея», или она потерпела окончательное поражение.

В конце 1990-х годов тоже казалось, что Алжир не сможет выйти из нарастающего витка насилия. Однако, избрав в 1999 г. президента страны, Алжир пошел по своему собственному пути развития, перейдя на стезю политического примирения военной элиты и исламского руководства при обоюдном стремлении создать условия для совместной деятельности и нахождения общих целей дальнейшего развития в рамках модели национально-исламского государства. Все последующие выборы только подкрепляли эту тенденцию: коалиция проправительственных партий (в которую, в частности, входила и умеренная исламская партия Движение общества за мир (ДОМ), обеспечивавшая себе большинство мест в законодательном органе власти) действовала наряду с двумя другими политическими силами: альянсом исламских и берберских партий и независимыми депутатами. В Алжире этому балансу политических сил предшествовал долгий период гражданской войны, длившейся почти десять лет, и столь же длительный период формирования новой политической системы, начавшийся с принятия Конституции 1989 г., которая провозгласила многопартийность. Эта политическая система направлена на создание государственного механизма, способного противостоять и активно противодействовать возможным попыткам его дестабилизации. Такая модель оправдала себя в период «арабской весны», когда начавшиеся было выступления в Алжире довольно быстро сошли на нет.

Террор оттолкнул алжирское общество от крайних и радикальных движений и течений. То же, как представляется, происходит сейчас и в Сирии (особенно после открытых призывов руководства Сирийского национального совета к фактически вооруженному вмешательству в сирийский конфликт). Свидетельством этому является высокая явка избирателей как на референдум по изменению сирийской конституции (отменившей политическую монополию правящей ПАСВ), так и на проходящих парламентских выборах. Это подчеркивает тот факт, что сирийцы осознают важность данного политического события. Существенная разница, однако, в том, что демократическим преобразованиям в Алжире всячески содействовали страны Запада, активно поддержавшие президента А. Бутефлику в его начинаниях, а также нефтяные доходы, которые помогли этой стране стабилизировать экономическое положение и восстановить имидж страны на международной арене. В отличие от Алжира, Сирия на протяжении многих месяцев фактически выживала, находясь в осаде внешних угроз со стороны мирового сообщества, что, естественно, в разы затрудняло процесс стабилизации ситуации.

Особенностью нынешних выборов в Алжире является то, что они проходят на фоне очередной серии политических реформ, объявленных президентом (в страну приглашено более 500 наблюдателей, принят новый закон, который предоставляет инструменты для максимальной открытости избирательной кампании, увеличен депутатский корпус с 389 до 462 человек, зарегистрировано дополнительно 17 политических партий самой разной направленности). В этой связи принимать участие в выборах собираются даже Фронт социалистических сил и Партия трудящихся — ведущая леворадиклаьная партия в стране, которые бойкотировали предыдущие выборы. Именно с этими партиями связывают реальные перспективы алжирских левых сил, являющихся выразителями тех слоев населения, которые формируют запрос на реальную модернизацию и готовы предложить альтернативный путь развития. Тем самым Алжир демонстрирует дальнейшую либерализацию политического процесса, а общество постепенно, но все более активно втягивается в избирательные кампании и борьбу за власть. (Крайне показательно в этой связи недавнее выступление на митинге премьер-министра Алжира Ахмеда Уяхьи, который назвал «арабскую весну» «арабской чумой», в результате которой «Ирак колонизирован, Ливия разрушена, Судан расчленен, а Египет ослаблен», особо подчеркнув при этом: «Мы говорим нашим арабским братьям: «Когда нам резали глотки, вы не поддержали нас и даже не приехали выразить соболезнования, поэтому теперь не смейте нас учить»).

Сирии также предстоит пройти довольно длительный этап в утверждении новых политических реалий, и нынешние выборы — только первый шаг на этом пути. Но альтернатива ему — гражданская война, и это прекрасно понимает подавляющее большинство сирийского населения, которое пришло на выборы, чтобы поддержать объявленный президентом курс реформ. Исход голосования пока неизвестен (скорее всего, правящая коалиция все же наберет большинство голосов), однако это не означает, что всё останется без изменений: состав парламента существенно обновится, а это открывает дорогу реальному политическому диалогу и президентским выборам на многопартийной основе. Совершенно очевидно, что ПАСВ в своей политике уже вынуждена будет следовать тактике альянсов и компромиссов с другими политическими силами, искать у них поддержку, договариваться и создавать новую социальную базу, а это — уже следующий шаг в политическом урегулировании.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу