Турция уже «не горит» идеей вступления в ЕС

17.05.12
Эксклюзив

Турция уже «не горит» идеей вступления в ЕС

Эксперты МГИМО: Аватков Владимир Алексеевич, к.полит.н.

Об активизации Турции на постсоветском, ближневосточном и других направлениях «Экспертам МГИМО» рассказал преподаватель военной кафедры и кафедры языков стран Ближнего и Среднего Востока Владимир Аватков.

— В последнее время внешняя политика Турции стала значительно более активной, причем по разным направлениям, в том числе на постсоветском пространстве. В частности, недавно Турция договорилась о безвизовом режиме с Молдавией. Чем объясняется рост значимости постсоветского вектора во внешней политике страны?

— После распада Советского Союза Турция сразу громко заявила о себе как о претенденте на главенствующую роль на всем постсоветском пространстве, прежде всего — в Азербайджане и в Центральной Азии. Вместе с тем, постепенно Турецкая Республика отказалась от внешнеполитической идеологии «старшебратства» и стала выступать как интеграционное ядро культурного, экономического, а постепенно — и политического характера. Причем характерной особенностью политики Турции явились ставка на дробление СНГ, импульс на средне- и долгосрочную перспективы, использование целого арсенала методов информационного воздействия и акцент на равное партнерство с Россией в регионе при ограничении влияния иных акторов.

Можно условно выделить три этапа в отношениях Турции и постсоветского пространства: а) 1991—2000 гг. — активизация, б) 2000—2005 гг. — стагнация, поиск новых подходов, в) 2006 г. — настоящее время — новая волна активизации.

Последняя волна повышения значимости постсоветского пространства во внешней политике Турции связана с целым рядом факторов, среди которых укрепление России, усиление российского воздействия на страны бывшего СССР, ослабление европейского вектора внешней политики Турции, успех «мягкой силы» Турции в области образования, формирование лобби и новой лояльной элиты в постсоветских республиках, необходимость конкретных результатов в свете концепции министра иностранных дел Давутоглу «Турция — великая держава».

В свою очередь, подписание договора о безвизовом режиме с Молдавией — важнейший шаг в свете «мягкого» воздействия Турции. Особенно символично это в контексте 200-летней даты с момента подписания Бухарестского договора, который турки и многие молдованеошибочно трактуют как начало оккупации со стороны России, а не как освобождение от османского гнета.

— На днях руководство Эстонии поддержало вступление Турции в ЕС. Каковы перспективы интеграции Турции в европейское пространство в нынешней политической ситуации?

— Эстония, как и другие прибалтийские страны, находятся под прямым влиянием возможностей Турции в области поставки товаров народного потребления. Для них вовлечение Турции в ЕС не несет опасности, особенно в контексте экономической деятельности других европейских стран в отношении них. Скорее наоборот, Турция может способствовать диверсификации поставок энергоносителей (например, в рамках проекта «Викинг»), в этом процессе могут участвовать и прибалтийские страны, что принесет политическую пользу всем перечисленным игрокам.

Сама же Турция получает все возможные преимущества от модернизации в рамках евроинтеграции, однако уже «не горит» идеей, делает это больше из-за внешнеполитических идеологем (устойчивых принципов своей внешней политики), из-за важности процесса, нежели чем из-за результата.

— Турция активна и на других направлениях — в частности, на Ближнем Востоке. Есть мнение, что она играет важную роль в дестабилизации Ситуации в Сирии, Ливане. Каковы интересы Турции в этом регионе?

— Турция стремится стать ни много ни мало современной мировой державой. Для этого она все последнее время наращивала как жесткую, так и мягкую силу: увеличивала численность личного состава армии, закупала новейшие вооружения и развивала собственное производство, вкладывала большие ресурсы в формирование позитивного имиджа. Прежде всего — в тюркских республиках и на пространстве Ближнего и Среднего Востока.

В развитии ситуации в Сирии и вокруг нее Турция сыграла не последнюю роль. В давлении на режим она была «правой рукой» США. Однако временный союз саудитов и турок на благо трансформации региона в соответствии с общими интересами оказался в тупике в связи с тем, что у определенной части турецкой элиты пришло осознание того, что любое вооруженное столкновение с сирийцами так или иначе приведет к ухудшению имиджа страны и ее ослаблению.

— Столь активная внешняя политика требует значительных финансовых ресурсов. Как Турция финансирует свои внешнеполитические действия?

— Вот в этом и ключевой вопрос! Получается, что во многом относительную свободу рук Турции обеспечивают поставки и перепродажа энергоресурсов Центральной Азии, Кавказа и — России. Доля услуг в структуре ВВП выше 50%. В то же время уровень производства в стране высок, производимые продукты общественного потребления покупаются как отечественными покупателями, так и за рубежом. Нельзя не отметить величину государственного долга Республики — около 45%.

— «Арабская весна» оказала значительное воздействие практически на все страны региона. Привела ли она к изменениям во внутренней политике Турции?

— Во внутренней политике Турции на лицо усиление центростремительных тенденций. Власти делают все, чтобы консолидировать общественное мнение, подавить и задобрить курдский сепаратизм, ликвидировать любые, даже потенциальные, революционные тенденции и состояния, включая независимость судов и армейских генералов. С уверенностью можно сказать, что в течение текущего или следующего года все мы станем свидетелями окончательной трансформации политической системы Турции, что отразится и в ее конституции.

 

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу