Японское дзюдо вокруг проекта АТЭС

21.05.12

Японское дзюдо вокруг проекта АТЭС

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Традиционно роль Японии в проекте АТЭС велика. Но заинтересована ли Япония в работе в рамках организации? Не формирует ли она альтернативные проекты? Не станет ли Владивосток ареной острых японо-американских, японо-китайских или иных противоречий?

Япония остается одним из мировых экономических лидеров и ее авторитет в мире глобальной экономики и высоких технологий, несмотря на известные трудности и техногенные катастрофы, не подвергается сомнению. Из 21 страны АТЭС по комплексным социально-экономическим показателям это вторая экономика после США.

Комплексы выросшего «ребенка»

Противоречия японской внешнеполитической стратегии можно выразить в коротком лозунге одной из националистических групп — «Япония, стань полноценным государством!». В нем все — и разочарование в американском союзнике, и желание вернуть былое величие, и стремление обрести не только экономическую, но и военную, геополитическую мощь и независимость.

Ориентация на американский ресурс, независимо от эмоций, остается базовым для внешней политики страны, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Она помогает в противостоянии возвышающемуся Китаю, дает чувство уверенности в территориальных и иных спорах с соседями, экономит расходы, особенно в военной части бюджета.

Но, с другой стороны, этот ресурс, словно мощный политический пресс, давит на страну, не позволяя ей стать «полноценным государством». И все попытки как-то ослабить, пересмотреть союзнические обязательства остаются безуспешными. Отсюда — комплексы и протесты давно выросшего «ребенка», которому «родители» не разрешают отделиться и вести самостоятельную жизнь.

1 мая 2012 г. в Вашингтоне состоялась встреча президента Барака Обамы и премьер-министра Японии Есихико Ноды. Это был первый государственный визит главы японского правительства в США за последние три года. Встреча подтвердила наличие двух серьезных противоречий: 1) по передислокации американской военной базы Футемма и 2) по участию Японии в Соглашении о Транстихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве (ТТП). Если первое касается больше двустороннего формата отношений, то второе напрямую связано с экономической жизнью региона, т. е. с объектом непосредственного внимания Форума АТЭС.

По замыслу американцев присоединение Токио к Соглашению о ТПП притормозило бы стремительное развитие КНР, и в рамках Форума дало бы США мощный рычаг воздействия на Китай. Однако, к удивлению американских политиков, против присоединения к американскому проекту выступила японская общественность, отдельные политики, лоббирующие интересы сельскохозяйственного бизнеса и пр. Японские эксперты посчитали, что заявленный проект ТПП не совсем выгоден стране, что США просто хотят «использовать Японию для реализации своей доктрины «возвращения в Азию».

АТЭС умер, да здравствует АТЭС!

Японские политики давно не верят в возможность торгово-экономической интеграции 21-го государства АТЭС. К слову, все участники проекта воспринимают решения саммита в Богоре (Индонезия, 1994) как некие «правила хорошего тона», но не более того. Каждый последующий саммит был, в каком-то смысле, «самодостаточен», предлагая общественности свой «лозунг».

Так, Шанхайский саммит (2001) выдвинул «Шанхайское согласие», мексиканский (2002) — «стандарты транспарентности», Сиднейская декларация (2007) впервые затрагивала проблемы изменения климата и энергетической безопасности, Йокогамская декларация (2010) продлила до 2013 г. мораторий на протекционизм в торговле и инвестициях, наконец, итоговый документ в Гонолулу (2011) возвещал о необходимости роста «зеленой экономики».

Другими словами, каждый хозяин саммита пытался войти в историю со своей «фишкой», которая, по большому счету, никоим образом не была связана с базовой (Богорской) стратегией Форума. Площадки АТЭС постепенно превратились в некие PR компании и скрытые политические разборки. Степень эффективности восприятия предлагавшихся «брэндов» и «новых средств» либерализации зависела от возможностей принимающей стороны. В этом смысле запомнились три последних саммита в Сингапуре (2009), Японии (2010) и США (2011).

Японский экономист, профессор университета «Васэда» Сюдзиро Урата считает, что стратегия Форума, заложенная в 1994 г., давно себя изжила, что «АТЭС по сути умер и его возрождение возможно только на принципиально новых направлениях». В частности, на пути создания внутри Форума субрегиональных интеграционных групп.

«Треугольники» АТЭС. Кто заказывает музыку?

Наиболее заметен вариант региональной интеграции в «треугольнике» Япония — Китай — Южная Корея. Совокупная экономическая мощь трех государств впечатляет. Если брать объем трехсторонней торговли, он составляет более 690 млрд. долл. Инвестиционный вклад Японии и Южной Кореи в экономику Китая — 80 и соответственно 50 млрд. долл. Три страны уже решили начать переговоры о практическом создании зоны свободной торговли.

Представители Японии, Китая и Южной Кореи действуют на наиболее перспективных направлениях повестки АТЭС. Это продовольственная безопасность, аграрный бизнес, энергетика. 15 апреля 2012 г. в южнокорейском Чеджудо состоялась первая встреча министров сельского хозяйства трех стран, по итогам которой разработан механизм трехсторонней кооперации. В ноябре 2011 г. в Токио состоялась 4-я встреча высокопоставленных официальных лиц трех стран в сфере контроля за ядерной безопасностью.

Жизнеспособность этого проекта будет напрямую зависеть от сакраментального вопроса — кто главный, и кто будет «заказывать музыку»? Сегодня Токио, опасаясь китайского напора, пытается инкорпорировать в проект десятку стран АСЕАН, а также Новую Зеландию, Австралию и др. Китай после 2008 г. превзошел Японию по объемам торговли с АСЕАН, а следовательно и по степени политического влияния. Вряд ли подобное расширение «треугольника» позволит Японии чувствовать себя спокойнее.

Япония — Индия. Новый американский проект?

Активизируется двустороннее японо-индийское сотрудничество. 30 апреля 2012 г. состоялся уже 6-ой стратегический диалог Япония — Индия и экономические переговоры на уровне министров. Наблюдатели задаются вопросом — а не против ли Пекина дружат Токио и Нью-Дели. Успешный пуск индийской ракеты стратегического назначения на 6,5 тыс. км в акваторию Тихого океана также не добавил радости китайским военным и политикам.

Совсем уж плохой новостью для Пекина стала информация о желании Нью-Дели, Токио и Вашингтона в 2012 г. начать трехсторонние стратегические консультации и провести совместные военно-морские учения в районе спорных островов Южно-Китайского моря. Вообще активная интеграция Индии в АТР — некое политическое ноу-хау США. К чему это может привести — отдельный вопрос. В любом случае Форум АТЭС этим заниматься не будет.

Хике-ваке по-японски и ничья по-русски

Непростой российско-японский формат отношений, так или иначе, влияет на Форум, тем более в условиях подготовки саммита на российской дальневосточной земле. Очевидно, что территориальная проблема была и будет ключевой преградой для перехода двусторонней модели в новое, более высокое экономическое и политическое качество.

К слову, 2 марта 2012 г. тогда еще премьер, а ныне президент В. В. Путин, беседуя с главным редактором «Асахи Симбун», вспоминая иркутские переговоры с тогдашним премьером И.Мори, заметил, что «… мы были готовы вернуться к декларации 1956 года». «Японская сторона взяла паузу, а потом заявила, что декларация 1956 года это хорошо, но там предусмотрено только два острова и договор о мире, а мы хотим четыре острова, а потом договор».

Такой результат, по мнению японцев, зафиксировал бы «хике ваке» — ничью в дзюдо. Очевидно, что для российского президента такая «ничья» неприемлема, и нынешние японские ожидания типа «В.Путин приедет и все рассудит» — закончатся как обычно крахом. Возможно, В.Путин, в отличие от Д.Медведева, не поедет на южно-курильские острова, но и японцам их вряд ли отдаст.

Программа-минимум России и Японии известна — интенсификация торгово-экономического, инвестиционного и энергетического сотрудничества. На прошлогоднем саммите АТЭС в Гонолулу (США, 2011) Россия и Япония подписали соглашение на полях саммита о сотрудничестве в области модернизации экономик. Согласно документу предусматривалось взаимодействие в плане улучшения делового климата, торговли и инвестиций, углубление контактов на уровне бизнес — структур.

Даст ли Владивостокский саммит новые результаты и более высокие российско-японские договоренности — покажет уже ближайшее время. В любом случае приближающийся Форум — хороший шанс предложить японцам российский вариант «хике — ваке».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу