Сирия как клубок взаимоисключающих интересов мировых держав

25.05.12
Эксклюзив

Сирия как клубок взаимоисключающих интересов мировых держав

Эксперты МГИМО: Кудряшова Юлия Сергеевна, к.ист.н.

География арабских революций охватывает обширный регион Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки: это Йемен, Египет, Тунис, Ливия, Судан, Сирия, Бахрейн, а теперь угроза нависла и над Ливаном. Кульминации это явление достигло в Сирии. Именно здесь наиболее остро переплелся клубок религиозных и этнических противоречий, интересов региональных и глобальных игроков. Об этом — в экспертном комментарии преподавателя кафедры экономической теории, старшего научного сотрудника Центра евро-атлантической безопасности Юлии Кудряшовой.

На поверхности сторонники и противники правящего режима Башара Асада делают ставку именно на разделение по религиозному принципу. С одной стороны, США и страны НАТО, Турция, Саудовская Аравия, Катар, поддерживающие суннитскую оппозицию, с другой — Иран, имеющий тесные связи с правящим режимом через шиитскую общину, а также шиитское военизированное движение «Хезболла» и ХАМАС. Так сложилось, что в компании с Ираном оказались Россия и Китай, но по причинам, не связанным с поддержкой религиозных общин.

Следует подробнее остановиться на анализе интересов внешних сил в Сирии, так как их вовлеченность в той или иной степени в события этой страны помогает понять их роль в «арабской весне» в целом.

США официально заявляют, что сейчас не рассматривают вопрос о помощи в вооружении сирийской оппозиции, а лишь предоставляют гуманитарную помощь сирийским оппозиционерам и работают над усилением давления на режим Асада и его изоляцию. С экономической точки зрения понятно, что основной целью дестабилизации ситуации в регионе является последовательная реализация концепции Большого Ближнего Востока, разработанной еще Бжезинским.

В первую очередь, США преследуют цель стабилизации рынка энергоресурсов и их поставок по предсказуемым ценам, что возможно в случае взятия под контроль отрасли и инфраструктуры поставок с обоснованием в регионе американских компаний. Очевидна цепочка: Ирак — Египет — Ливия. Тогда при чем тут Сирия, в которой объем нефтяных месторождений не играет весомой роли? Однако значение Сирии очень велико. В случае прихода к власти контролируемого США правительства создается единая инфраструктура энергопоставок из Северной Африки, Саудовской Аравии и, главное, Катара через Сирию в Турцию и Европейский Союз. Катар уже сыграл важную роль в смене власти в Ливии. Основная цель США теперь — подорвать монополию Газпрома и изолировать Иран. При выполнении перечисленных условий реализуется долгосрочная цель — сведение до приемлемого минимума цен на энергоресурсы. На сегодняшний день антизападная позиция Сирии и ее союзника Ирана не позволяет осуществить данный проект. Главная политическая цель США — сохранить Ирак в сфере американского влияния. Здесь США столкнулись с противоречием: с одной стороны, они поддержали иракских шиитов, свергнув власть саддамовских суннитов, с другой стороны, с выводом американских войск Ирак рискует сразу попасть в сферу влияния шиитского Ирана, а географически эти страны разделяет шиитская Сирия. Вот почему в Сирии США поддерживают суннитскую оппозицию. Как опровержение демократических деклараций США приведу пример игнорирования Вашингтоном вторжения Саудовской Аравии в Бахрейн, поскольку там базируется Пятый флот ВМС США, а сама Саудовская Аравия выполняет роль инструмента США в Сирии.

Европейский Союз ввел санкций в отношении Сирии, которые включают замораживание активов Центробанка страны в государствах ЕС, а также запрет на операции с ними. Кроме того, санкции предусматривают запрет на экспорт и импорт фосфатов, золота, других ценных металлов и алмазов. Меры против Дамаска включают запрет на коммерческие рейсы в Сирию и из нее.

Полностью одобрила предложение направить в Сирию международную миссию по поддержанию мира глава дипломатического ведомства Евросоюза Кэтрин Эштон. В Лондоне, хотя и с предостережениями, также поддержали идею отправки совместных миротворческих сил в Сирию, заметив при этом, что миротворцы должны быть не из западных государств. В то же время в Москве убеждены, что совместная миссия Лиги арабских государств (ЛАГ) и ООН сможет работать в Сирии только при двух условиях, которые пока что не выполнены: согласие Дамаска и достижение соглашения о прекращении огня.

В Дамаске вполне резонно опасаются, что миротворцы из этих стран будут содействовать вооруженной оппозиции в создании своего аналога «ливийского Бенгази». Другое дело — российские военнослужащие, но здесь стоит вопрос мандата и полномочий миссии, которая — как обсуждается теперь — пока что должна быть невооруженной. Существуют доказательства, что страны Запада помогают сирийской оппозиции поставками оружия. Представители французских и катарских спецслужб являются инструкторами вооруженных повстанцев.

Одновременно следует привести красноречивый факт: как в Ираке, так и в Египте после свержения диктаторов резко увеличилось насилие против христиан. При этом ни оккупировавшие Ирак войска США и ее союзников, ни правительства западных государств, одобривших государственный переворот в Египте, не акцентируют на этом внимание. Сирийская оппозиция состоит в большинстве своем из исламистского крыла движения «Братья-мусульмане», причем гораздо более радикального толка, чем в Египте. При этом мы наблюдаем изменение в восприятии радикальными исламистами Запада и западного вмешательства. Исламисты в Ливии приветствовали операцию НАТО и призывают к военным действиям в Сирии, что говорит об их стремлении найти опору на Западе.

Анкара проявляет особое рвение в своей новой роли атлантического моста на Ближнем Востоке. Турция, несколько лет назад активно развивавшая тесные отношения с Сирией, теперь является одним из самых жестких критиков режима Асада. Позиция Турции в сирийском вопросе достаточно действенна и сильна, поскольку Анкару поддерживают США. Турция не только ввела торговые санкции против Сирии, но также разрешила оппозиционным группам проводить встречи на своей территории. Турция помогает разделенной сирийской оппозиции организовать совместный фронт против режима Асада, а также подготовить достойную ему альтернативу. Свободная сирийская армия — вооруженная организация сирийской оппозиции — пользуется военно-политической поддержкой Анкары. Турция предоставляет убежище перебежчикам из армии Сирии. Турецкая сторона дислоцировала на своей территории вдоль границы с Сирией несколько лагерей для беженцев, где одновременно, согласно заявлениям сирийских властей, под руководством турецких военных инструкторов проходит тренинг солдат, дезертировавших из сирийской армии. Через территорию Турции осуществляется поставка оружия нелояльным Асаду силам. Турция оказывает финансовую поддержку сирийским повстанцам и членам организации «Братья-мусульмане». Армия Турции приведена в состояние повышенной боевой готовности. Турецкие и сирийские власти направили ракеты в сторону друг друга вблизи турецко-сирийской границы.

Представляется, что Вашингтон оставляет своей союзнице Турции задачу организации нового военного вмешательства, в то время как американские дипломаты добиваются принятия соответствующей резолюции ООН, что до сих пор не удавалось из-за позиции России и Китая. Однако обернувшееся боевыми действиями гражданское восстание может перерасти в кровавый религиозный конфликт, который может быть впоследствии экспортирован в соседние с Сирией многоконфессиональные страны, в частности, Ливан и Ирак, а также в саму Турцию, имеющую конфликт с курдами. Поэтому хотя Турция и применила наряду с Европой, США и ЛАГ санкции к Сирии, Анкара не желает начала военных действий.

Интересны последствия «арабской весны» для Китая. Существует версия, что одной из причин спровоцированных Западом событий на Ближнем Востоке было как раз стремление вытеснить Китай из региона, отрезать его от источников энергоресурсов, чтобы спровоцировать производственный коллапс. Однако в реальности события стали развиваться по иному сценарию. После революций из региона ушли многие западные компании. Они оставили простор для экспансии агрессивным китайским компаниям. Отсутствие уверенности, что новое руководство арабских стран будет стабильным и защитит инвестиции, неясность правовых норм и ненадежность партнеров среди местного бизнеса снижают конкуренцию в регионе. Именно этим пользуется Китай, который пренебрегает риском инвестиций, располагая государственными субсидиями на экспансию в регион. В частности, Пекин подписал с иракцами контракты на восстановление ключевых объектов нефтяной инфраструктуры. Более того, отныне в сделках между ОАЭ, Катаром и Китаем будут использоваться не безраздельно господствовавшие нефтедоллары, а юань. Таким образом, сегодня Китай — единственная страна, которая может похвастаться расширяющимся партнерством, с одной стороны, с Ираном и Сирией, а с другой стороны, с Арабскими Эмиратами, Саудовской Аравией и Катаром.

Теперь хотелось бы проанализировать причины, по которым Россия столь жестко поддерживает правящий режим в Сирии. Россия обожглась на санкциях, введение которых продвигал Запад против нескольких режимов на Ближнем Востоке, что привело к потере крайне выгодных контрактов для Москвы. Россия потеряла около 4,5 миллиардов долларов из-за невыполненных контрактов с Муаммаром Каддафи в Ливии на поставки оружия и на строительство железных дорог, вся готовая инфраструктура и брошенное оборудование, естественно, не были компенсированы. Еще в 13 миллиардов обошлись санкции Совбеза ООН, которые заставили Москву отказаться от крупнейших контрактов с Ираном.

Москва воздержалась на решающем голосовании по военному вмешательству в дела Ливии, позволив принять резолюцию, устанавливающую бесполетную зону над Ливией, которая по первоначальным предположениям должна была предотвратить резню в Бенгази. Российское правительство хотело помочь своим партнерам в США и Европе, действуя в русле «перезагрузки». Введение бесполетной зоны НАТО вскоре привело к войне против режима Каддафи. Создание закрытой воздушной зоны переросло в классический тип операции с участием НАТО, международная коалиция под предводительством Франции устроила военное вмешательство в Ливии. Победа была достигнута, но оказалась чревата серьезными последствиями, так как для ускорения развязки потребовалось поставлять оружие всем противникам Каддафи, в том числе преступным группировкам. Пока что новый ливийским режим оказывается гораздо менее светским, чем прежний, а некоторые его лидеры подозреваются в связях с «Аль-Каидой». Новый режим также оказался неспособным контролировать брошенные Каддафи арсеналы и даже сохранить единство в собственных рядах. То, что называют революцией, воспринимается в России как гражданская война, которая заменила диктатуру хаосом.

В своей статье на тему внешней политики Владимир Путин открыто подверг сомнению мотивацию «западных коллег», которая стояла за их интервенционистским духом: «Получается так, что в странах, непосредственно прошедших через „арабскую весну“, как ранее в Ираке, российские компании теряют наработанные десятилетиями позиции на местных рынках, лишаются довольно крупных коммерческих контрактов. А освободившиеся ниши заполняются экономическими операторами тех самых государств, которые приложили руку к смене правящих режимов».

У России в Сирии есть немалые коммерческие интересы. Дамаск продолжает закупать широкий спектр российского оружия, от танков до боевых самолетов и систем противовоздушной обороны. Объем подготовленных Россией военно-экспортных контрактов с Сирией составляет до пяти миллиардов долларов, включая боевые корабли, субмарины, современные танки Т-90, истребители Миг-29 и ракеты «Искандер-Э». Сирия намеревается закупить в России 36 учебно-боевых самолетов Як-130 на сумму в 550 миллионов долларов. Когда Дмитрий Медведев прибыл с визитом в Дамаск в 2010 году, он предложил построить ядерный реактор в Сирии. Российская компания «Лукойл» занимается экспортом сирийской нефти на Дальнем Востоке. Есть свое представительство в Сирии у Стройтрансгаза (дочернее предприятие Газпрома).

Российский политический интерес заключается в том, чтобы сохранить базу материально-технического обеспечения ВМФ в порту Тартус — это последний военно-морской объект России в Средиземном море. В 2008 году российский парламент ратифицировал сделку, которая прощала 73% сирийского (остававшегося со времен СССР) долга в размере 14,5 миллиардов долларов в обмен на право пользоваться портами Тартус и Латакия. Речь идет об арендном договоре с возможностью продления. Кстати, в январе в порт Тартус прибыло российское судно с 60 тоннами оружия и боеприпасов на борту.

Россия обеспокоена угрозой радикального исламизма на своих границах, в то время как на Ближнем Востоке исламисты берут власть в свои руки, пользуясь поддержкой США. Приближающийся вывод американских войск из Афганистана и вероятное возвращение Талибана в Кабул уже сами по себе несут множество угроз.

Китай, Индия и Южная Африка встали на сторону России, отвергая любое вмешательство в Сирии. Отсюда надежда на то, что Россия возглавит протестный фронт, который сможет расстроить западные замыслы. Однако следует иметь в виду, что при видимости политической поддержки России Китаем, китайские энергетические интересы в корне противоречат российским. В случае если ближневосточный регион окажется в сфере китайского влияния, это скажется на ценах энергоресурсов в сторону их понижения.

В политическом плане Сирия позволяет России, которая оказалась отодвинутой на второй план после вторжения США в Ирак и Афганистан, возможность закрепиться на арабо-мусульманской арене. Это значит, что Запад будет вынужден прислушаться к мнению России по таким сложным вопросам как ядерная программа Ирана, противоракетная оборона НАТО и маршруты будущих нефте- и газопроводов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу