Деловой саммит АТЭС 2012. Сколько нужно валют?

05.07.12
Эксклюзив

Деловой саммит АТЭС 2012. Сколько нужно валют?

Эксперты МГИМО: Ваславский Ян Ильич, к.полит.н., доцент

7–8 сентября 2012 года во Владивостоке на острове Русский впервые в России пройдет Деловой саммит АТЭС. Одно из заседаний саммита будет посвящено проблеме надежности валют и диверсификации соответствующих рисков. О вопросах, которые будут затронуты участниками дискуссии, рассказывает доцент кафедры политической теории Ян Ваславский. Его экспертный комментарий является третьим в серии материалов, посвященных повестке Делового саммита АТЭС 2012 года.

Повышенная волатильность основных валютных пар, значительно возросшая после кризиса 2008 г., а также растущая по всему миру популярность новых методов денежно-кредитной политики ставят вопрос о надежности отдельных валют как меры стоимости и средства накопления и сохранения капитала. В связи с этим перед всеми экономическими агентами, включая домохозяйства, компании и государство, встает задача диверсификации валютных рисков. Масштабы, темпы и возможные последствия такой диверсификации станут главной темой для обсуждения в рамках дискуссии «Сколько нужно валют?».

До 1944 г. основной резервной валютой мира являлся британский фунт стерлингов, при этом ряд валют, в числе которых французский франк и немецкая марка, также имели статус резервных. После Второй мировой войны, с введением Бреттон-Вудской системы организации денежных отношений и торговых расчетов, основной резервной валютой стал доллар США. Он сохранил свои позиции и после перехода в 1970-е гг. к современной Ямайской валютной системе, ознаменовавшей отказ от привязки валют к золоту и введение свободной конвертации валют с постоянным колебанием курсов. Сегодня в числе резервных валют, помимо доллара США, находятся евро, фунт стерлингов, японская иена, швейцарский франк.

Доллар США имеет подавляющее преимущество в структуре валютных резервов стран мира, что вызывает обоснованную обеспокоенность участников рынка. Звучат предложения о реформировании существующей системы, в том числе о создании новой независимой глобальной резервной валюты. Одно из таких предложений заключается в расширении сферы применения специальных прав заимствования (СДР), ныне используемых исключительно внутри МВФ. Другие идеи касаются, в частности, введения новых региональных резервных валют или усиления роли уже существующих, например, китайского юаня и российского рубля.

Сложившая ситуация усложняется рядом обстоятельств. Во-первых, большая часть сделок с нефтью в мире производится с использованием американского доллара, при этом многие эксперты усматривают наличие взаимосвязи между динамикой курса доллара и ценами на нефть. Во-вторых, ни одна из быстро развивающихся стран, включая членов группы БРИКС, сегодня не в состоянии претендовать на то, чтобы ее валюта обрела статус мировой резервной. В-третьих, в последние годы в мире наблюдается рост валютных резервов, общий объем которых, по оценочным данным, составляет около 10 трлн долларов США, и влияние доллара в этой системе сохраняется. В-четвертых, состояние мировой экономики во многом зависит от положения дел в экономике Соединенных Штатов. Национальный долг мирового лидера сравнялся с ВВП страны, составляет уже более 15 трлн долларов и продолжает расти.

Всего в США циркулирует около 150 млрд наличных долларов, а в остальном мире — еще 450 млрд. По данным Всемирного золотого совета, резервы Форт-Нокса, хранилища золотых запасов США, в разы меньше, чем требуется для обеспечения всех этих долларов золотом. Спрос на золото существенно повышается в кризисные периоды, и теоретически может настать момент, когда ценные бумаги Казначейства США перестанут обменивать на золото при любом обменном курсе.

Сегодня большинство валютных менеджеров и экспертов выступают за расширение мирового «клуба» резервных валют. Одновременно наблюдается рост накоплений в нетрадиционных валютах (таких как канадский и австралийский доллары). Ряд нефтедобывающих стран, в числе которых есть члены группы БРИКС, достигли договоренностей с партнерами о ведении взаимной торговли в собственных валютах. В целом, большинство стран мира выступает за появление новой независимой валюты, по крайней мере, в меньшей степени подверженной влиянию кризисов, чем американский доллар.

Участники дискуссии предпримут попытку ответить на следующие вопросы:

  1. Какие валюты в наибольшей степени способны пополнить мировой клуб резервных валют?
  2. Насколько основные участники рынка, включая домохозяйства, компании и государство, готовы к диверсификации валютных рисков?
  3. Каков масштаб, темпы и возможные последствия такой диверсификации?

На данный момент участие в заседании в качестве выступающих подтвердили генеральный директор и председатель по международным рынкам китайского подразделения «JP Morgan Chase» Джин Ульрих (КНР), президент–председатель правления и член Наблюдательного совета ОАО «Банк ВТБ» Андрей Костин (Россия). Кроме того, планируется участие в данной дискуссии главы одной из экономик АТЭС.

Материал подготовлен в сотрудничестве с компанией «Эрнст энд Янг»

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу