Нужно ли восстановление уголовной ответственности за клевету?

13.07.12
Эксклюзив

Нужно ли восстановление уголовной ответственности за клевету?

Эксперты МГИМО: Волеводз Александр Григорьевич, д.юрид.н.

Законопроект о восстановлении уголовной ответственности за клевету, рассмотренный 11 июля Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении вызвал ожесточенные споры. Приводятся различные доводы за и против возвращения в УК РФ состава этого преступления. Причем как сторонники, так и противники законопроекта в значительной мере руководствуются эмоциями и апеллируют к тому, что лишь недавно данное преступление было декриминализовано в русле общемировых тенденций развития уголовного права. Об этом — в экспертном комментарии профессора кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Александра Волеводз.

Федеральным законом от 07.12.2011 г. №420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные акты Российской Федерации» преступления, предусмотренные ст. ст.129 и 130 УК РФ, были декриминализованы и включены в разряд административных правонарушений, предусмотренных ст. 5.60 «Клевета» и 5.61 «Оскорбление» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ).

Спустя чуть более полугода с момента вступления этого закона с силу, Государственная Дума Федерального Собрания РФ 11 июля 2012 года приняла в первом чтении законопроект № 106999–6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», предусматривающий восстановление уголовной ответственности за клевету.

Такие преступления как клевета и оскорбление известны уголовному праву с самого момента его возникновения. В древних и средневековых обществах честь и достоинство нередко ценились дороже жизни.

Сейчас в иерархии ценностей, охраняемых уголовным правом, честь и достоинство стоят далеко не на первом месте. Тем не менее, они по-прежнему остаются важнейшим жизненным благом, права на которое гарантируются основополагающими международно-правовыми актами и конституциями государств.

В большинстве стран мира честь и достоинство личности выделяются в качестве самостоятельного объекта преступного посягательства. Исключение составляют лишь УК отдельных стран (например, Казахстана, КНР). Основными преступлениями против чести и достоинства являются оскорбление и клевета (диффамация), которые предусмотрены уголовным законодательством почти всех государств мира. В уголовном законодательстве ряда государств имеются специальные нормы о клевете в отношении даже умерших лиц (УК Боливии, Германии, Дании, Индонезии, Нидерландов, Швеции, Швейцарии, Японии). Во многих странах имеются специальные нормы об уголовной ответственности за оскорбление главы государства, судей и других представителей власти, за оскорбление национальных, расовых и др. групп и даже за оскорбление нации и государства.

Вместе с тем, в современном праве отчетливо наметилась тенденция к ослаблению уголовно-правовой охраны чести и достоинства личности. Под предлогом усиления гарантий свободы слова в некоторых государствах происходит процесс частичной или даже полной декриминализации общих составов клеветы и оскорбления. Смягчаются и наказания.

Отказ от уголовного преследования за оскорбления и клевету в пользу исключительно гражданско-правовых санкций (но не административных, как это произошло в России в связи с принятием упомянутого нами Федерального закона от 07.12.2011 г. №420-ФЗ) является ярким проявлением современной философии уголовного права государств англо-американской правовой семьи (системы общего права). В ней все больше общественно опасных деяний получают денежную оценку, а честь, достоинство и репутация все чаще воспринимаются как предмет товарно-денежных отношений. Хотя и здесь не все так просто. Например, английскому праву известно два вида оскорбления: libel — позорящее сочинение, письмо, картина и т. п., другими словами, опозорение в какой-либо форме, сохраняющейся длительное время; slander — устное оскорбление. Последнее, по общему правилу, может влечь за собой только гражданско-правовые последствия, если доказан причиненный оскорблением убыток. А libel — уголовно-наказуемое деяние.

Но нигде в мире оскорбление и клевета на практике не остаются безнаказанными. Более того, в уголовном праве абсолютного большинства государств признается повышенная общественная опасность квалифицированных видов клеветы (с использованием СМИ, связанных с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, причинившие крупный ущерб интересам потерпевшего, в отношении должностных лиц и т. д.). Это обусловлено тем, что клеветнические измышления могут непоправимо разрушить семейную, личную жизнь человека, его профессиональную карьеру, привести к потере здоровья.

Между тем, в спорах, развернувшихся вокруг законопроекта №106999–6, не учитывается именно то, что декриминализация в России клеветы фактически привела к тому, что это деяние на практике оказалось в сфере безнаказанности.

Хотя нормы статей 5.60 и 5.61 КоАП РФ практически полностью воспроизводят прежнюю редакцию статей 129 и 130 УК РФ, предусматривавших уголовную ответственность за клевету и оскорбление, с момента отнесения именно к административным правонарушениям их применение на практике привело к резкому снижению эффективности правовой защиты чести, достоинства и репутации граждан, которая стала весьма невысокой, если не сказать — никакой.

Это обусловлено некоторыми дефектами правового регулирования административного процесса, которые не были устранены законодателем при введении административной ответственности за оскорбление и клевету.

Во-первых, административные дела о правонарушениях, предусмотренных ст. ст. 5.60 и 5.61 КоАП РФ, могут быть возбуждены исключительно на основании мотивированного постановления прокурора (ч.1 ст.28.4 КоАП). Между тем, граждане зачастую обращаются за защитой своих прав не к прокурору, а в полицию. И если в заявлении содержится просьба о возбуждении уголовного дела по факту клеветы или оскорбления, то сотрудники полиции в соответствии с ч. 1 ст. 24 УПК РФ обоснованно отказывают в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии события преступления, о чем выносят мотивированное постановление.

Лишь если в заявлении содержится просьба о привлечении гражданина к административной ответственности, то из полиции в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 12 ФЗ «О полиции» материалы передаются по подведомственности прокурору.

Во-вторых, согласно ч. 2 ст. 28.4 КоАП РФ постановление прокурора о возбуждении административного дела должно содержать сведения и быть принято в сроки, предусмотренные для протокола об административном правонарушении (ст.ст. 28.2, 28.5 КоАП РФ), — немедленно после выявления совершенного административного правонарушения. А в случае, если требуется дополнительное выяснение обстоятельств дела либо данных о физическом лице или сведений о юридическом лице, в отношении которых возбуждается дело об административном правонарушении, — в течение двух суток с момента выявления правонарушения. На практике двое суток для решения вопроса о наличии в деянии признаков клеветы — недостаточный срок. Хотя ст. 28.1 КоАП РФ и предусматривает возможность проведения административного расследования по некоторым административным делам в месячный срок, клевета к ним не относятся.

Таких сложностей не было, когда клевета и оскорбление были уголовно-наказуемыми деяниями, поскольку разрешение заявлений и расследование дел о них осуществлялось в рамках уголовного судопроизводства, предоставляющего сторонам процесса более долгие процессуальные сроки.

В-третьих, дела об оскорблении и клевете рассматриваются мировыми судьями (ст. 23.1 КоАП РФ) в двухмесячный срок со дня получения материалов административного дела (ч. 1.1 ст. 29.6 КоАП РФ). Этот срок может быть продлен судьей в случае поступления ходатайств от участников производства по делу об административном правонарушении либо в случае необходимости в дополнительном выяснении обстоятельств дела, но не более чем на один месяц (ч. 2 ст. 29.6 КоАП РФ). Одновременно мировой судья обязан соблюдать срок давности привлечения к административной ответственности, который составляет всего три месяца со дня совершения административного правонарушения. В данный срок подлежит включению и время, затраченное для вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, для пересылки и т.д.

Хотя ч. 4 ст. 4.5 КоАП РФ и предусмотрено, что срок давности исчисляется со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении (т.е. «непроизводительные» затраты времени могут исключаться из общего срока давности), Постановлением Конституционного Суда РФ от 13.07.2010 №15-П эта норма признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой позволяет исчислять срок давности привлечения к административной ответственности со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении. Иными словами, срок давности привлечения к административной ответственности за клевету или оскорбление со дня их совершения (обнаружения) ни при каких обстоятельствах не может составлять более трех месяцев.

Поскольку на практике заявления о клевете и оскорблении, как правило, не сразу, а лишь после длительных размышлений инициаторов направляются в органы полиции, откуда после проверочных мероприятий пересылаются в органы прокуратуры (либо по ним дается отрицательный ответ и разъяснения, после которых потерпевшие повторно самостоятельно обращаются, но уже в органы прокуратуры), и лишь оттуда материалы направляются мировому судье. После этого мировой судья в двухмесячный срок рассматривает их. В результате в большинстве случаев такие административные производства завершаются без привлечения к ответственности клеветников вследствие истечения сроков давности. И все это — совершенно законно и обоснованно.

К сожалению, привести полные статистические данные, которые дополнили бы изложенное, пока не представляется возможным, поскольку Судебным департаментом при Верховном Суде РФ еще не опубликована статистика по результатам работы мировых судей в I полугодии 2012 года. Некоторое же представление о том, что отмеченные проблемы практикой не разрешены, дает информация, опубликованная на портале единого информационного пространства мировых судей города Москвы. Согласно его данным, мировыми судьями г. Москвы в текущем 2012 году вынесено лишь 1 (!) решение по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.60 КоАП РФ. И это решение — о прекращении производства по делу № 5–30/2012 г. об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.60 КоАП РФ (клевете), именно за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Возвращаясь в завершение к спорам вокруг законопроекта № 106999–6, напомним о том, что почти 200 лет назад родилась крылатая фраза «злые языки страшнее пистолета».

А ныне противники законопроекта предлагают:

— не принимать его, продолжая считать клевету административным правонарушением, либо

— решить вопрос по иному: потерпевшим получать денежную компенсацию за поруганные честь и достоинство в соответствии с их «рыночной стоимостью» в порядке гражданского судопроизводства.

В случае реализации любого из этих предложений клевета получит мощный стимул для безнаказанности на территории России. О сложностях административного производства было сказано выше. А если крупная денежная компенсация в порядке гражданского судопроизводства будет признана адекватной санкцией за унижение чести и достоинства, то возможность ее получения окажется весьма призрачной. Ведь не секрет, что наиболее опасные клеветники — это озлобленные неудачники, у которых за душой — пустота. Кроме того, гражданско-правовая процедура потребует от потерпевших значительных затрат материальных средств на оплату адвоката для ведения гражданского дела о клевете, а также длительного времени на получение компенсации — вследствие особенностей исполнительного производства.

А в совокупности это означает легко просчитываемую в перспективе резкую дифференциацию защищенности граждан России от клеветы по признаку материального благополучия, что вряд ли соответствует конституционным принципам равенства всех перед законом и судом, государственной охраны достоинства личности, а также гарантиям судебной защиты прав и свобод граждан.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу