Проекты резолюций Совбеза ООН по Сирии подают знаки

04.08.12

Проекты резолюций Совбеза ООН по Сирии подают знаки

Эксперты МГИМО: Попов Вениамин Викторович, к.ист.н.

Разногласия в Совете Безопасности ООН о резолюции по Сирии свидетельствуют о завершении эпохи однополярного мира, полагает директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО МИД России Вениамин Попов.

Россия не поддержала арабский проект резолюции по Сирии, который в пятницу рассмотрела Генассамблея ООН. Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин заявил, что резолюция вредна, так как противоречит плану мирного урегулирования Кофи Аннана и договоренностям, достигнутым в Женеве.

Спецпосланник ООН и ЛАГ Кофи Аннан тем временем подал в отставку со своего поста — по его мнению, противоборствующие стороны не желают идти на компромисс. Август в Сирии обещает быть жарким: наблюдатели ожидают, что антиасадовская коалиция попытается решить сирийский вопрос в обход Совбеза ООН.

Как может измениться ситуация в Сирии после ухода Кофи Аннана со своего поста, рассказал «Голосу России» директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО МИД России Вениамин Попов.

— Нынешняя резолюция Генассамблеи по Сирии носит рекомендательный характер. Однако у нее все же будут какие-то последствия, или особого продолжения эта резолюция и эта история не получит?

— Я думаю, что она не получит особого продолжения, но она, конечно, является нехорошим знаком, потому что сейчас ситуация развивается по трагическому руслу. Западные державы и некоторые арабские государства активно поддерживают оппозицию прежде всего оружием в обход Совета Безопасности. Появились сообщения о том, что ей переданы ракеты «Земля-Воздух».

Создается впечатление, что западные державы заинтересованы не в урегулировании конфликта. Они отказываются оказать какое-либо сдерживающее влияние или давление на оппозицию и, наоборот, настраивают ее на непримиримый лад. Конечно, они говорят о мире, о том, что нужно урегулирование, но складывается впечатление, что на самом деле они хотят разжигания конфликта.

Видимо, им выгоден этот конфликт, видимо, им мало тех уроков истории, когда они практически разрушили вторую по значению арабскую страну — Ирак. Сейчас бомба замедленного действия фактически подложена под Сирию. Эта страна находится в самом центре арабского мира, причем это традиционно светская страна. Однако же сейчас появляются сообщения информационных агентств (в частности это передавало агентство «Франс Пресс») о том, что в рядах повстанцев — шесть тысяч сторонников «Аль-Каиды».

Если бы не такая близорукая позиция западных государств, то можно представить себе, что в этом районе земного шара создастся огромный очаг экстремизма — это «Аль-Каида». Только что был большой теракт в Дамаске. Даже по западным средствам массовой информации прошли два видео, где запечатлена хладнокровная расправа — повстанцы стреляют в безоружных людей только из-за того, что они сунниты, но поддерживают правительство Асада.

К чему это все приведет? Это страшные вещи, даже не хочется думать о возможных последствиях всего этого. Ведь там «Аль-Каида», которая взорвала США — Нью-Йорк и Вашингтон. Неужели эта история ничему не учит? Сиюминутные корыстные интересы превалируют над здравым смыслом. Если там будет очаг напряженности, экстремизма, то начнется полномасштабная гражданская война, которая перельется за границы Сирии и затронет все страны — Ливан, Иорданию, Ирак и Турцию. Никто не останется в стороне.

Это будет мощный очаг напряженности, и надо стараться как можно быстрее урегулировать его. Мы предлагаем урегулирование, причем за это выступают великие державы, такие как Россия, Китай, Индия и другие. Надо руководствоваться здравым смыслом и искать точки соприкосновения, стараться подтолкнуть обе стороны к тому, чтобы они прекратили насилие, кровопролитие.

Это особенно важно сейчас, когда ушел Кофи Аннан. Мы говорим сейчас, что нужно как можно быстрее подобрать ему замену. Это должен быть опытный, беспристрастный деятель, который способен оказать воздействие на обе стороны конфликта. Другого инструмента нет. Есть соответствующая прекрасная дипломатическая основа — это Женевские соглашения. Почему же надо все время выходить за рамки согласованных решений, подрывать нормы международного права?

Здесь уже начинается геополитический расчет. Не только Сирия стоит на кону, но и весь геополитический расчет наших западных партнеров. Дело в том, что вето Китая и России, которое препятствует иностранному вмешательству, означает, что подведена формальная черта под однополярным миром. Мир стал многополярным.

Однако эту истину не хотят признать некоторые люди в некоторых западных странах, не хотят смириться с ней. Но это нужно сделать. Это ход истории, другого не дано. В жертву этому приносятся сирийцы. Это очень печальный факт, и мы надеемся все-таки, что здравый смысл восторжествует.

— Смена спецпосланника ООН и Лиги арабских государств после того, как Кофи Аннан уйдет, может как-то сказаться на ситуации?

— Во-первых, он уйдет только 31 августа — есть почти месяц. Все-таки есть надежда на то, что в рамках прощального «аккорда» он активизирует свои усилия. Это было бы здорово, потому что он уже вник в обстановку, он знаком со всеми деталям. Конечно, хотелось бы использовать его возможности до конца.

Кроме того, сейчас крайне важно подобрать нового спецпосленника такого же рода, который мог бы действительно активно, деятельно продолжить миссию. Других средств нет. Иначе будет полномасштабная гражданская война, которая приведет к колоссальным потерям, разрушениям, перельется через границы Сирии, создаст огромный очаг напряженности в этом регионе, и неизвестно, к чему все это приведет, какие там будут последствия, они не просчитываются.

Изменения идут такими темпами, что иногда правители просто не успевают следить за ходом развития событий и реагируют неадекватно. А мы знаем, к чему приводит неадекватная оценка событий: Мубарак, Каддафи и Бен Али это уже доказали. Но изменения происходят очень быстро, и нужно смириться с тем, что будет новая расстановка сил, новый баланс. Не только одна держава определяет судьбы мира, как это было несколько лет тому назад — сейчас только коллективные действия, только через Совет Безопасности.

Чем быстрее сумеет генеральный секретарь, особенно с помощью постоянных членов Совета Безопасности, подобрать требуемую кандидатуру, тем будет лучше для всех, потому что иначе мы столкнемся с тяжелейшими последствиями, главное — опять страдает сирийский народ. Сирийцы — очень толковые, разумные люди.

Я думаю, что если бы не поддержка оппозиции извне, если бы не активная помощь финансами и оружием, то она смогла себя так вести недолго. Если она хочет реальных благ для сирийского народа, она села бы за стол переговоров. Правительство Асада говорило об этом неоднократно: дескать, мы готовы вести переговоры, но только за столом переговоров.

Я хочу напомнить, что всякая война контрпродуктивна. Мне вспоминается одна фраза, и мне кажется, она очень подходит для нынешней ситуации. Ее произнес бывший министр иностранных дел Советского Союза Андрей Громыко по поводу ирако-иранской войны: «Лучше десять лет переговоров, чем один день войны». Этой логикой надо руководствоваться и сейчас.

Россия — многоконфессиональное, многонациональное государство. Мы острее реагируем на несправедливость. Мы больше склонны учитывать интересы других народов, малых, отдельных наций. Поэтому мы так реагируем и стремимся к тому, чтобы доказать нашим западным партнерам то, что необходимо только консенсусное, политическое решение.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу