Что нам ждать от саммита АТЭС?

05.09.12
Эксклюзив

Что нам ждать от саммита АТЭС?

Эксперты МГИМО: Воскресенский Алексей Дмитриевич, д.полит.н., PhD, профессор

«России следовало бы использовать саммит для того, чтобы предложить своим партнерам какие-либо новаторские инновационные и инвестиционные проекты, кроме очередных газовых и транзитных предложений», — считает декан Факультета политологии МГИМО Алексей Воскресенский. Подробнее — в его экспертном комментарии.

В условиях кризиса саммит АТЭС дает России возможность максимально использовать это мероприятие в своих интересах — для осознания, чего же она, в конечном счете, хочет получить от интегрирующегося Азиатско-Тихоокеанского экономического пространства. Сам саммит АТЭС вряд ли приведет при существующей в мире атмосфере к каким-либо сдвигам глобального значения. Региональные интеграционные процессы-де-юре и-де-факто давно идут в регионе, несмотря на то, что часть государств либо явно тормозит интеграционную составляющую, либо просто не вписывается в эти процессы. Связано это в основном с боязнью за свою малую конкурентоспособность, а для некоторых государств — и со страхом за судьбу своих политических режимов.

Факт отсутствия президента США Барака Обамы сыграет и отрицательную, и положительную роль. Отрицательную — потому, что при консенсусном решении в АТЭС с американцами все равно придется говорить (и договариваться) обо всех возникающих крупных трансрегиональных проектах. Хорошо, чтобы отсутствие Б. Обамы объяснялось «только лишь» предвыборной необходимостью — ведь при всех сложностях китайско-американских отношений между Китаем и Западом проблемы «списка Гу Кайлай» после сурового приговора китайского правосудия явно не возникнет. Но отсутствие Б. Обамы может сыграть и на руку — позволит уменьшить полемический накал во взаимоотношениях великих держав, явно мешающий конструктивному развитию их отношений, возникшему в ходе «перезагрузки», а России лучше слышать позицию других, «меньших по размеру и голосу» стран, и соотнести ее со своими потенциальными возможностями. Жаль, что молодой лидер КНДР не участвует в саммите: это внешнеполитическая потеря для страны-организатора форума.

России следовало бы использовать саммит для того, чтобы предложить своим партнерам какие-либо новаторские инновационные и инвестиционные проекты, кроме очередных газовых и транзитных предложений. Роль РФ в регионе и ранее, и сегодня все еще ограничивается ролью поставщика оружия и природных ресурсов. Просто наращиванием межгосударственных взаимосвязей структуру российского экспорта в регион не изменить. Сформулированы новые транзитные транспортные проекты «через» территорию России, выдвинута идея зернового фонда, но все эти идеи пока носят экстенсивный, «рентный» характер: они в основном подразумевают дальнейшее использование российской территории, т. е. изначально присущих и перманентно существующих пространственных факторов.

Пока не слышно об обсуждавшейся ранее идее о российских (сопряженных с уже давно существующими в регионе) «свободных зонах» и «треугольниках роста». Идея инвестиционных зон уперлась в условия бизнеса на территории самой России: если из страны только в последнем году утекло 100 млрд. долларов, то как привлекать дополнительные иностранные инвестиции и в чем смысл этого процесса для иностранных инвесторов?

В этой связи интересно было бы присмотреться и к идее Транстихоокеанского партнерства, выдвинутой США, с точки зрения формулирования условий его формирования: возникающие сейчас, в условиях кризиса, новые интеграционные объединения основаны на принципах «равного сотрудничества», без 50-летних переходных периодов для некоторых государств, которого, кстати, не получила и Россия при вступлении в ВТО. Но новые проекты явно ориентированы на усиление трансрегионального инновационного потенциала его участников. Присоединиться к партнерству такого рода России вряд ли удастся — и политически, и экономически она пока явно не готова. Даже Канаде без помощи США это сделать было бы не так то легко, но тщательно изучить условия его формирования, конечно, следовало бы. Наиболее проницательные китайские аналитики поговаривают, что даже Китаю, в конечном счете, придется рано или поздно присоединиться к новым региональным интеграционным объединениям. Правда, это потребует колоссальных усилий для того, чтобы перестать осуществлять демпинг экспортной продукции, «строить барьеры» на внутренних рынках и решить проблему интеллектуальной собственности. Не случайно в Японии, серьезно субсидирующей свое сельское хозяйство, такого рода «интеграционные новации» сопровождаются яростной дискуссией политиков.

Конечно, следует взвесить все «за» и «против» других проектов: идея зернового фонда может упереться в «простую реальность»: на Дальнем Востоке 50% посевных площадей, возделывавшихся в советское время, пустует, а предложения о «зонах аренды» и «умного» привлечения миграционного ресурса — буксуют. Конечно, хорошо «индустриализовать Дальний Восток» и торговать переработанными нефтепродуктами, но как это скажется на экологических условиях заповедных зон этого региона, которых практически не осталось в азиатских странах? Не начнутся ли у нас экологические катастрофы, которые уже не раз происходили по другую сторону российско-китайской границы?

Саммит АТЭС имеет консультативно-консенсусный характер. Это значит, что в течение промежутка времени между саммитами вырабатываются концепции, модели и подходы к сотрудничеству, которые «обкатываются» на саммите, а потом, на следующий год, вводятся в практику международной жизни консенсусным путем. Сейчас России самое время предложить партнерам инновационные проекты, иначе оживленный многомиллиардными вложениями Владивосток, после заключительных фейерверков и банкетов саммита, снова начнет хиреть, потому что только своими собственными силами, без интеграционных идей и инновационных прорывов, обеспечить процветание этого региона при все усиливающейся мировой экономической конкуренции Россия не сможет.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу