Глобальные дисбалансы, мировая экономика и индустриализация России

06.09.12
Эксклюзив

Глобальные дисбалансы, мировая экономика и индустриализация России

Эксперты МГИМО: *Бирюков Евгений Сергеевич, к.экон.н.

Старший преподаватель кафедры МЭО и ВЭС Евгений Бирюков — о проблеме глобальных дисбалансов и угрозах, которые представляет для России смена технологических укладов в мировой экономике.

Суть проблемы

Одной из главных проблем мировой экономики в последние годы стала проблема глобальных дисбалансов. За последние два десятилетия страны Запада, являвшиеся ранее нетто-экспортерами товаров и услуг, столкнулись с ситуацией, когда их импорт стал превышать экспорт. Наиболее остро данная проблема стоит для США — с 1970-ых годов прошлого века не было ни одного года, когда их экспорт превышал импорт. Но если еще в начале 1990-х годов отрицательное сальдо торгового баланса США было около 30 млрд. долл., то в 2011 году — 560 млрд. долл. (4% ВВП). Следствием этой проблемы является нарастание госдолга США. Так как за импорт нужно платить валютой, то страна постоянно увеличивает свой госдолг; в 2012 г. он составил 16 трлн. долл. (102% ВВП), в т. ч. внешний госдолг составляет более 11 трлн. долл. (72% ВВП). Долг — одна из причин мирового экономического кризиса 2007–2008 годов, при этом острота проблемы за последующие годы не снизилась.

Богатство уходит на Восток

Третий закон Ньютона гласит, что если где-то убыло, то в другом месте прибыло. В выигрыше оказываются страны ОПЕК (+451 млрд. долл.), Германия (+202), Китай (+183) и Россия (+151).

В целом, около 70% проблемы мировых дисбалансов объясняется выросшими ценами на ресурсы, но оставшаяся часть показывает рост конкурентоспособности экономики азиатских стран по сравнению с экономикой стран Запада. Частью проблемы является разница в паритетах покупательной способности валют разных стран. США оказывают сильное давление на Китай с целью ревальвации юаня. Однако в Азии слишком хорошо помнят итоги Соглашения Плаза 1985 г., по итогам которого Япония увеличила курс йены в 2 раза, чтобы не потерять доступ на американский рынок. Это привело к потере конкурентоспособности экспорта страны.

Проблема глобальных дисбалансов не нова. В начале XIX века доля Китая в мировом ВВП составляла около 30%, страна имела огромное положительное сальдо внешней торговли с Великобританией. Решением для англичан стал экспорт опиума из колониальной Индии, который быстро распространился практически по всей территории Китая. Когда же китайцы решили прекратить ввоз, произошли две Опиумные войны, по итогам которых Китай принял все правила торговли западных держав, а его развитие резко затормозилось.

Сейчас США и Китай взаимозависимы: для азиатской страны США — важный экспортный рынок, но Китай является крупнейшим зарубежным держателем американского долга, поэтому в среднесрочной перспективе можно прогнозировать сохранение проблемы глобальных дисбалансов.

Данная проблема — одна из ключевых в повестке дня G20, большое внимание ей уделяет МВФ.

Кейс: Россия. Может ли нефти быть слишком много?

По размеру профицита внешней торговли товарами Россия (как и Саудовская Аравия) занимает третье место в мире после Германии и Китая, являясь важным участником проблемы глобальных дисбалансов. Но далеко не всегда страна, получавшая на каком-то этапе существенные доходы от экспорта ресурсов, выигрывала в долгосрочном периоде. В экономической литературе этот феномен получил название голландской болезни.

Правительства стран мира накопили достаточно макроэкономических инструментов, чтобы избежать «ресурсного проклятия», и Россия довольно эффективно их использует — перераспределение нефтяной ренты через бюджет за счет налогов, стерилизацию нефтедолларов за счет Резервного фонда, переход к формированию бюджета исходя из десятилетней средней цены нефти. Однако низкую конкурентоспособность многих отраслей российской экономики и одновременно симптомы голландской болезни демонстрирует структура внешней торговли страны (70% экспорта приходится на минеральное сырье).

Таким образом, модернизация отечественной экономики крайне актуальна. В основе этого процесса находится индустриализация. Руководством нашей страны этому вопросу уделяется приоритетное внимание, о чем свидетельствуют беспрецедентные в новейшей российской истории планы по вложению в госпрограмму вооружений и программу модернизации оборонно-промышленного комплекса 23 трлн. рублей в ближайшие десять лет, в том числе обсуждавшиеся В.В. Путиным на состоявшемся в пятницу расширенном заседании Совбеза.

Модернизация как естественная и приоритетная задача

Политику модернизации и догоняющего развития проводили в XX веке и продолжают реализовывать сейчас многие развивающиеся страны — латиноамериканские, Турция, арабские нефтеэкспортеры, а также Китай, Япония и другие страны Восточной и Юго-Восточной Азии. В Китае в 1998 году предложена «теория второй (обгоняющей) модернизации», означающая переход к экономике знаний. Чтобы оценить влияние экономической модернизации на общество, достаточно вспомнить имена наиболее популярных лидеров стран Востока XX века: Мустафа Кемаль Ататюрк, Дэн Сяопин, Махатхир Мохаммад, Ли Кван Ю, шейх Дубая аль-Мактум. Наиболее результативными модернизации были не при развитии только инновационных технологий, а при участии в них широкого спектра отраслей промышленности. Это весьма актуально для России.

Для наиболее развитой в технологическом плане страны мира, США, на повестке дня также стоят вопросы индустриализации, пусть несколько отличающиеся от задач развивающихся стран. Публицист К.Филлипс отмечает, что к финансовому кризису 2007 года США подошли с долей финансового сектора в 20%, а производственного сектора — 12% ВВП. Дж. Рифкин призывает к третьей индустриализации, основанной на эффективном энергосбережении по всей планете за счет возобновляемых источников энергии, а также обмене энергией по принципу, аналогичному Интернету.

Глобальные дисбалансы — настоящее, прошлое и будущее

Основным вопросом в рамках проблемы глобальных дисбалансов является то, как долго продержится такая ситуация. Ведь она приводит к поступлению в российскую экономику нефтедолларов.

Наиболее вероятными вариантами, при которых может произойти сокращение дисбалансов, являются снижение цен на ресурсы и переход мировой экономики на новый технологический уклад. Именно в смене нынешнего, пятого, технологического уклада на шестой (его начало прогнозируется на 2020-е годы), основанный на нанотехнологиях, биотехнологиях, альтернативных источниках энергии и новой медицине, и заключается «шанс» Запада. Смена укладов происходит каждые 50–55 лет и сопровождается ростом конкуренции (по причине того, что все большее число игроков смогли наладить производство по существующим технологиям), ростом цен на ресурсы (так как они становятся востребованными бóльшим числом игроков) и более острыми кризисами — все эти процессы мы наблюдаем. Начало нового уклада произойдет тогда, когда стоимость производства по новым (но пока дорогим) технологиям станет ниже производства по нынешним технологиям. Это приведет к ускорению роста мировой экономики, повышению производительности, высвобождению ресурсов.

Какой подойдет Россия к этому моменту, который, вполне вероятно, будет сопровождаться снижением цен на ресурсы? И здесь также проявляются задачи технологического перевооружения собственной промышленности, реализации активной промышленной политики, эффективной научно-технической политики.

На этом можно было бы закончить, если бы не одно ключевое «но». Следует учитывать, что на Западе экономическая и научно-техническая мысль активно работает над замещением нынешнего нефтяного энергетического уклада следующим, основанным на возобновляемых источниках энергии. В России, являющейся ресурсоэкспортером, внимание сфокусировано не на этих вопросах, а на модернизации существующих отраслей и развитии нано- и других инновационных технологий. Однако недооценка, в том числе на уровне государственного геополитического и -экономического прогнозирования и планирования, роста роли возобновляемых источников энергии по своим последствиям может быть сравнима с недооценкой советским правительством в 1960-е годы значения микроэлектроники и компьютеров.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу