10 тезисов: сильные и слабые стороны арктической стратегии России

11.09.12
Эксклюзив

10 тезисов: сильные и слабые стороны арктической стратегии России

Эксперты МГИМО: Александров Олег Борисович, к.полит.н., доцент

«Россия есть здание, фасад которого обращен к Ледовитому океану».
Полярный исследователь, адмирал С. О. Макаров

1. Россия обладает гигантским историческим наследием в Арктике, и современная арктическая политика России должна его учитывать. Освоение Арктики — это длительный исторический процесс, начало которому было положено много веков назад. Русские поморы и новгородцы играли ведущую роль в освоении арктических земель и полярных маршрутов. Большинство географических открытий в Арктическом регионе сделано русскими и советскими исследователями, о чем красноречиво свидетельствуют географические названия (как, например, подводный хребет Ломоносова, открытый советской полярной экспедицией в 1948 году). Еще в 1916 году Россия в специальной ноте МИДа провозгласила протекторат над землями и островами, расположенными между Северным полюсом и ее суверенными территориям, которые простирались от Кольского полуострова на западе до мыса Дежнева на востоке. При этом Россия, как позже и СССР, не ставила под сомнение принцип свободы мореплавания в арктических морях, то есть не выдвигала никаких ограничений на свободу морского судоходства за пределами своих территориальных вод, а также вокруг островов. На сегодняшний день Арктика пока еще не заняла должного места в иерархии приоритетов внешней политики России.

2. Вектор современной дискуссии об Арктике стараниями СМИ и ряда исследователей смещен в сторону раздела ресурсных запасов Арктики. Между тем, выгоды от развития северных транспортных маршрутов, защита экологии и бережное природопользование не менее значимы для интересов России, которая обладает самой протяженной береговой линией в Арктике (22600 км). В границах исключительной экономической зоны России пролегают трассы Северного морского пути — национально значимой транспортной артерии, которая в условиях таяния арктических льдов обладает огромным потенциалом и высокой привлекательностью для транзита грузов из Европы в Азию.

3. В 1997 году Россия ратифицировала Конвенцию ООН 1982 года по морскому праву, на основе которой в 2001 году подала в ООН заявку на расширение своего арктического шельфа. Выбор данного документа для продвижения российских интересов в Арктике многие исследователи воспринимают как неоднозначный. С одной стороны, решение в пользу данной конвенции как правовой базы для разграничения арктических пространств сблизил позицию России с позициями большинства арктических держав и других заинтересованных игроков. С другой стороны, это означало отход от концепции секторального разграничения в Арктике в сторону конвенционального подхода, что осложняет защиту и продвижение национальных интересов России в этом регионе. Подобная поспешность в определении своей доли в Арктике могла быть оправданной лишь в том случае, если бы Россия намеревалась уже в ближайшем будущем начать разрабатывать месторождения нефти и газа, расположенные в северных морях. Однако в настоящий момент Россия менее других арктических стран готова к масштабным инвестициям в добычу нефти и газа на арктическом шельфе. О технологическом отставании России косвенно свидетельствует то, что в рамках взаимодействия компаний «Роснефть» и Statoil по разработке арктических месторождений норвежской стороне отдана на откуп геологоразведка.

4. Российская арктическая экспедиция 2007 года произвела эффект разорвавшейся информационной бомбы и стала поводом для жесткой ответной реакции приарктических стран. Именно с этого времени активизируется арктическая политика стран региона, начинают формироваться тактические и стратегические союзы, в большинстве своем на антироссийской основе. Представляется, что информационное сопровождение той экспедиции было не до конца продумано: пропагандистский эффект затмил собой сугубо научно-исследовательский характер экспедиции. На этом фоне экспедиция 2010 года носила более выраженный научный характер. Разумеется, это не ставит под сомнение наличие объективных противоречий между арктическими державами, большинство из которых именно Россию рассматривают как своего главного соперника в споре за ресурсы Арктики.

5. Российская арктическая политика характеризуется запаздыванием в плане практических действий и противоречивостью законодательных инициатив. По многим вопросам — составление карт арктического сектора, глубоководное бурение, сейсмические исследования, составление карт морского дна и др. — Россия находится позади других арктических государств. Принятие стратегических документов (Арктическая стратегия, Морская доктрина и т. п.) стало важной вехой в формировании правовой базы, однако за ней не последовали шаги по законодательному закреплению и защите российских интересов в Арктике. Вопросы вызывает и готовящийся закон об Арктической зоне России. Предыдущие версии законопроекта содержали довольно резкий отход от формулировок аналогичного советского закона и слабо защищали хозяйственные интересы России в своей исключительной экономической зоне.

6. Россия могла бы более активно использовать опыт других северных стран по защите окружающей среды в рамках своей исключительной экономической зоны. В частности, канадский опыт защиты окружающей среды и законодательного регулирования судоходства в рамках вод Канадского Арктического архипелага мог бы быть полезен для разработки аналогичного российского законодательства. Именно Россия имеет самую протяженную территорию и акваторию в Арктике и будет нести самую серьезную экологическую нагрузку по мере промышленного и транспортного освоения данного региона. Авария танкера «Эксон Вальдез», произошедшая в 1989 году у берегов Аляски, показала, насколько хрупка экосистема Арктики. Исходя из этого, России необходимо ужесточать экологическое законодательство в отношения мореплавания на трассах Северного морского пути и в границах российской 200-мильной ИЭЗ.

7. В своей арктической политике России необходимо учитывать проблему растущей интернационализации Арктики. Более 30 государств мира (в том числе, Китай, Япония, Индия, Бразилия, Германия и Южная Корея) выразили заинтересованность в освоении Арктики и будут продвигать свои интересы как через действующие региональные институты (Арктический совет), так и индивидуально. Кроме того, за последние 5–7 лет в Арктике произошла активизация политики НАТО и ЕС, что усложняет политическую архитектуру региона.

8. До сих пор актуален вопрос о субъекте и движущих силах арктической политики России. В частности, до конца не определена роль государства и бизнеса в освоении Арктики. Проблема осложняется тем, что только государство в состоянии реализовывать долгосрочные инфраструктурные и технологические проекты в регионе, в то время как российские частные компании не заинтересованы в многомиллиардных инвестициях в регион и рассматривают лишь краткосрочные проекты, да и то под соответствующие государственные гарантии.

9. Россия заинтересована в демилитаризации арктического региона. Ее главная задача — не допустить формирования в Арктике новых и расширения деятельности существующих военных союзов, которые могли бы угрожать безопасности России.

10. Парадоксально, но имея выход в Тихий, Атлантический и Северный Ледовитый океаны, Россия по-прежнему многими в мире воспринимается как сугубо континентальная держава. РФ необходимо утверждать свой имидж региональной морской державы. Для этой цели надо создать в арктической зоне страны развитую прибрежную инфраструктуру. Без этого арктические амбиции России рискуют остаться на бумаге.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу