Магистры мира

27.09.12

Магистры мира

Эксперты МГИМО: Торкунов Анатолий Васильевич, д.полит.н., академик РАН, профессор

Ректор МГИМО Анатолий Торкунов рассказал «РГ» о будущем дипломатии

Каким будет мир завтра — это зависит от сегодняшних студентов, которые решили посвятить свою жизнь международным отношениям. Как заинтересовать молодежь мировыми проблемами, вырастить настоящих специалистов по международной политике — об этом «РГ» побеседовала с ректором МГИМО-Университета академиком РАН Анатолием Торкуновым.

Анатолий Торкунов: Мы зачастую слишком мало говорим об эмоциональной стороне дипломатии и международных отношений, а она играет все большую роль. За примерами далеко ходить не надо. Посмотрим на драматические события в странах мусульманского мира, которые, конечно же, хочешь не хочешь, серьезно скажутся и уже сказались на межгосударственных отношениях этих стран. Я даже не говорю о таких трагических сторонах, как гибель американского посла в Бенгази. Для того чтобы эмоциональная сторона все-таки носила позитивную окраску и не препятствовала развитию межгосударственных отношений, очень важно общение людей по самым разным вопросам. В том числе — современное устройство, куда дальше пойдет мир, как будут строиться международные отношения. Мне кажется, что это становится все более очевидным и для власти, и для людей далеких от политики.

Анатолий Васильевич, вам не кажется, что профессия дипломата становится все более опасной?

Анатолий Торкунов: Я хочу вам напомнить, что она всегда была небезопасной. Действительно, ребята, выбирающие эту профессию, понимают, что это работа тяжелая и сложная, особенно, если взять страны с тяжелым климатом, с непростой политической и социальной ситуацией. Например, некоторые страны Африки, Азии и Латинской Америки. Надо иметь мужество, чтобы осознанно пойти на серьезные самоограничения, понимая, что эта работа связана и с опасностями, и с потрясениями. Мне очень импонирует то, что в последние годы среди выпускников МГИМО растет интерес к дипломатической работе. Был период, когда многие предпочитали идти в бизнес, но сегодня, выбирая между бизнесом и дипслужбой, многие делают выбор в пользу последней. А эта работа — «работа в поле», как говорят археологи.

Завтра в МГИМО стартует конвент Российской ассоциации международных исследований, которой вы руководите. Заявлено более 30 тем, в том числе и по самым горячим текущим вопросам. Арабская весна, например. Кто участвует в конвенте и на кого рассчитаны его рекомендации?

Анатолий Торкунов: Во-первых, практики. В той же секции по арабской весне будут принимать участие мидовцы, иностранные специалисты из арабских стран, Израиля, Франции. Всего в конвенте примут участие 60 зарубежных ученых, причем высочайшей пробы. Одновременно РАМИ вовлекает в свою деятельность профессионалов, главным образом, из вузовской исследовательской среды. На нынешнем конвенте будет около 600 участников, большинство — не из московских университетов и исследовательских институтов, хотя, конечно, и они будут участвовать. На конвент приедут представители региональных вузов, где сегодня активно занимаются международной проблематикой, где готовят специалистов по зарубежному регионоведению или международным отношениям, мировой экономике, где есть исследовательские центры, которые занимаются такого рода проблематикой. А таких замечательных центров в России сегодня немало. Это уже седьмой конвент РАМИ, и зал всегда полон, много молодежи. Мне кажется, что именно на молодежь и нацелена наша работа. Молодым надо дать дорогу — предоставить возможность проявить себя, посмотреть на маститых, которые будут выступать перед ними, отвечать на их вопросы. Такого рода форумы, как конвент РАМИ — это уже доказала история ассоциации — это великолепная площадка.

Возвращаясь к теме Арабской весны — на ваш взгляд, есть ли дипломатическое решение для нынешней ситуации в Сирии?

Анатолий Торкунов: Я убежден, что наш курс — взвешенный. Настойчивость и последовательность России в этом вопросе себя оправдывает. Да, дипломатическое решение есть. Но для того, чтобы к нему подойти, мы должны исходить из того, что смена режима это не самоцель. О том, насколько сложен этот вопрос, мы можем судить и по Египту, и по Ливии. Все эксперты сходятся во мнении, что смена главы режима не только не спасла ситуацию, но и загоняет ее дальше в тупик. Чем наступать на те же грабли в Сирии, может, нужно опробовать иной способ решения этой проблемы? Но для этого надо побудить не только сирийское руководство, но и тех, кто себя относит к оппозиции, к тому, чтобы сесть за стол переговоров. Вопрос не в том, будет ли Башар Асад президентом страны, а в том, как будут строиться дальнейшие отношения, в том числе между различными направлениями ислама в Сирии. При этом нельзя упускать из виду, что речь идет не только о мусульманах. Сирия — это многоконфессиональная страна, в которой представлены разные национальности, этнические группы. Там нельзя так: убрали Асада, который представляет алавитов (а алавиты — это сегодняшняя сирийская элита), значит, будут антиалавитские погромы. Усилит это Сирию? Улучшит ситуацию на Ближнем Востоке в целом? Очень в этом сомневаюсь. Другое дело, что, раз есть серьезный протест, то надо искать какие-то выходы, искать, как мне кажется, путем побуждения противоборствующих сторон к переговорам. И здесь Россия свою часть пути проходит весьма достойно. А наши партнеры, к сожалению, последовательны в одном: в том, чтобы свергнуть режим.

На прошедшем во Владивостоке саммите АТЭС говорилось, в том числе, о межвузовском сотрудничестве в Азиатско-Тихоокеанском регионе. У вас уже есть какие-то идеи совместной работы с вузами АТР?

Анатолий Торкунов: С точки зрения межуниверситетских связей, мы сегодня выходим на совершенно иной уровень. Здесь я прежде всего отметил бы устойчивую тенденцию сетевых университетов. Сегодня активно и успешно действуют два таких университета — в странах СНГ и Шанхайской организации сотрудничества. МГИМО участвует и в том, и в другом сетевом университете. В рамках этого проекта у нас в магистратуре учатся студенты из Киргизии, из Казахстана, из Китая. В результате они получают дипломы двух университетов — своего, где они получают базовое, бакалаврское образование, и нашего. И вполне возможно создание такого рода сетевого университета (естественно, при условии заинтересованности стран АТЭС) и на базе АТЭС. Вторая формула, также исключительно эффективная — создание совместных магистерских программ на базе двух-трех университетов. Я полагаю, все-таки базовое образование лучше получать в своем вузе.

Ариадна РОКОССОВСКАЯ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Российская газета»
Распечатать страницу