Грозят ли Азии войны за воду?

05.10.12

Грозят ли Азии войны за воду?

Эксперты МГИМО: Лукин Александр Владимирович, д.ист.н., PhD

Мировая борьба за ресурсы стала частью геополитической игры. Даже обычная вода может испортить отношения между соседями. Проблема использования водных ресурсов Меконга грозит перерасти в серьезный конфликт между Китаем и рядом государств Юго-Восточной Азии

Конфликты, связанные с контролем над водными ресурсами рек, протекающих по территории нескольких государств, довольно часты в мире. Большую напряженность эти проблемы вызывают, например, в Центральной Азии. Там фактически сложились две группы антагонистов: с одной стороны, Киргизия и Таджикистан, с другой, — Казахстан, Узбекистан и Туркмения. Киргизия и Таджикистан владеют истоками рек Центральной Азии, они крайне заинтересованы в развитии собственной гидроэнергетики. Другая группа государств, особенно Узбекистан, заинтересована в больших объемах воды для обеспечения собственного сельского хозяйства. В результате отношения между Узбекистаном и Таджикистаном резко обострились. Подобные проблемы существуют и между Индией и Пакистаном, а также между Россией, Казахстаном и Китаем (проблема Черного Иртыша).

Менее известна проблема использования водных ресурсов Меконга. А между тем она грозит перерасти в нешуточный конфликт между Китаем и рядом государств Юго-Восточной Азии. Истоки Меконга, занимающего 13-е место по длине среди рек мира (около 4 350 км), находятся на Тибетском нагорье. Меконг протекает по территории КНР (Тибетский автономный район и провинция Юньнань), Мьянмы, Лаоса, Таиланда, Камбоджи и Вьетнама. Китай, уже имеющий на Меконге (в Китае река называется Ланьцан) две работающие ГЭС, в начале сентября 2012 года объявил о начале работы третьей — ГЭС Ночжаду в провинции Юньнань. Для ее строительства была построена самая высокая в Азии плотина в 261.5 м и резервуар объемом 21 749 тыс. куб. м. на высоте 812 м над уровнем моря.

В КНР такие грандиозные проекты — не редкость. Они часто сопровождаются изменением стока рек, переселением десятков тысяч людей, уничтожением исторических поселений, изменениями тысячелетних исторических пейзажей. Китайское правительство считает, что все окупают экономические выгоды: дешевая электроэнергия, а также новые возможности по предотвращению наводнений и регулированию стока рек. Недовольство же местных жителей и критика со стороны защитников окружающей среды во внимание не принимаются.

Но ситуация с Меконгом принципиально иная. Здесь протестуют не собственные граждане, а соседние государства, опасающиеся того, что эта и другие планируемые Китаем ГЭС на Меконге (а планируется еще пять ГЭС, из которых две уже строятся), вызовут быстрые изменения в уровне воды в реке или негативно повиляют на ее течение в четырех государствах нижнего течения. Эти государства — Камбоджа, Лаос, Таиланд и Вьетнам, — обеспокоенные регулированием стока в Китае, ещё в 1995 году создали Комитет по реке Меконг. В 1996 к нему в качестве партнеров по диалогу подключились государства верхнего течения: Китай и Мьянма. Однако несмотря на усилия Комитета, ситуация продолжает обостряться.

Опасения уже высказываются на высшем уровне. Выступая на саммите АТЭС во Владивостоке, президент Вьетнама Чыонг Тан Шанг подчеркнул: «Управление водными ресурсами реки Меконг и их эффективное использование перерастают в насущную проблему, прямо и неблагоприятно влияющую на крупнейшую рисовую житницу Вьетнама». Растет беспокойство активностью Китая в других странах: Лаосе, и даже в дружественной Китаю Камбодже.

Напряженность, связанная с Меконгом, накладывается на другие претензии соседей Китая, опасающихся его чрезмерного усиления. В частности, на споры относительно принадлежности островов и ресурсов в Южно-Китайском море. В результате многие из них начинают видеть выгоду в наращивании военного присутствия в регионе США как некоторого баланса активности КНР. Дело дошло до того, что Вьетнам, отношения которого с США долгие годы были далеко не дружественными, недавно дал согласие на заход американских военных кораблей в его порт Камрань. В речи на саммите АТЭС вьетнамский президент также упоминал о сотрудничестве государств нижнего течения Меконга с США и Японией.

Проблема Меконга сама по себе, конечно, далека от российских интересов. Но рост напряженности в ЮВА в целом России крайне невыгоден. Москве не нужна ситуация, в которой необходимо будет выбирать между теми или иными экономическими и политическими партнерами. Россия заинтересована в том, чтобы было найдено мирное и конструктивное решение проблем региона путем взаимных компромиссов.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу