Турция по щиколотку в войне

05.10.12

Турция по щиколотку в войне

Эксперты МГИМО: Аватков Владимир Алексеевич, к.полит.н., Дмитрий Баранов

В ночь с 3 на 4 октября в жилой дом в турецком городе Акчакале попал артиллерийский снаряд, выпущенный неизвестными с территории Сирии. Одним из ключевых вопросов можно назвать вопрос о том, кто собственно стрелял и не была ли это провокация. Символичным является и тот факт, что вторая часть названия города переводится как «крепость». На Востоке же символика является неотъемлемой частью политики. Сегодня — турецкая политическая крепость находится на реконструкции, постоянно подвергается обстрелам, причем идущим далеко не только извне. В этой связи — важно четко расставить все точки над i: кто «стреляет» и зачем, каковы перспективы процессов и в чем глубинная суть того, что Турция оказалась в болоте войны уже по щиколотку.

После начала столкновений в Сирии выстрелы уже неоднократно были слышны на турецко-сирийской границе. Однако такого рода резонанса не вызывали. Складывается впечатление, что в результате массированного информационного воздействия только сейчас в относительной степени удалось подготовить западное общество, население Турции к вероятному многостороннему конфликту в Сирии. В то же время, данную гипотезу можно попытаться опровергнуть, указав на многочисленные антивоенные митинги, охватившие 4-го октября Стамбул, Измир, Мерсин и другие крупные города. Примечательно, что на транспарантах были такие лозунги, как «Нет войне!», «Мир сейчас», «Мы не хотим быть солдатами империалистов». Как бы там ни было, видимо, турецкое руководство встало на путь игры ва-банк.

В краткосрочной перспективе грядут выборы в двух странах — не самых незначительных игроках конфликта — Турции и США. Бараку Обаме для победы явно не хватает элементов решительности и твердости, присущих в избытке его оппоненту. В Турции, в свою очередь, на лицо нарастающее противостояние между текущими элитами. Сталкиваются те, кто считает, что нужно усиливать исламизацию, укреплять власть тарикатов, расширяя их экономическую пирамиду и тем самым создавая относительную стабильность, с теми, кто яро против этого. Сталкиваются сторонники евроинтеграции с ее противниками. Стакиваются, «почвенники» и «западники». По сути, из нынешней ПСРовской элиты Эрдоган — в текущей ситуации! — представляет тех, кто выступает за укрепление суверенитета страны и большие связи с исламским миром. Этим объясняются его слова об изготовлении собственной межконтинентальной ракеты в краткосрочной перспективе, пафос всех его выступлений. В свою очередь, президент А.Гюль оказывается в этом контексте более прозападным, умеренным представителем элиты, способным идти на диалог и прогибаться в сторону Европы. Именно в этом свете нужно рассматривать рост влияния мягкой силы Турции в лице фонда им. Юнуса Эмре, в состав организаторов которого входит А.Гюль, и ослабление влияния тесно связанного с Р.Т. Эрдоганом тариката Нур, экспансионистский проект которого, как признают многие исследователи, все больше демонстрирует свою несостоятельность. Особняком стоит министр иностранных дел Турции профессор Давутоглу, на которого сегодня сваливают всех собак, в то время как он, по сути, представляет третью силу, выступавшую за укрепление Республики как отдельного центра силы, способного мирить соседей и сталкивать их. В этом и кроется суть политики «ноль проблем с соседями» — мирить их, дружить с ними, а если что не так — мягкой и жесткой силами наводить у них порядок, предпочтительный для Турции. В книге «Турция между лаицизмом и исламизмом» американского политолога турецкого происхождения Зейно Баран кроется ключ к текущим процессам — ПСР основали представители четырех сект (тарикатов), которые способны были объединиться лишь на благо краткосрочных целей, но явно не долгосрочных.

В этом контексте и стоит рассматривать жесткие речи Эрдогана, которому, чтобы удержаться у власти, требуется имидж заступника Родины и победителя — имидж, который мог бы привлечь на его сторону многих людей из недружественных ему лагерей. Для конструирования подобного имиджа не обязательна «маленькая победоносная война». Можно и просто самим фактом нагнетания обстановки собирать вокруг себя людей.

Поражает и даже настораживает оперативность, с которой премьер-министр Турции Эрдоган собрал экстренное совещание по поводу обстрела со стороны Сирии. Сразу после инцидента премьер-министр позвонил начальнику Генштаба Турции генералу армии Недждету Озелю и министру иностранных дел Турции Ахмету Давутоглу, связался с президентом Абдуллой Гюлем, а затем провел совещание в своей резиденции. Вскоре после этого новость облетела все политические круги страны. 4 октября в парламенте состоялось рассмотрение вопроса о разрешении трансграничных операций для вооруженных сил Турции сроком на 1 год. Инициатором документа стала правящая Партия Справедливости и Развития. По итогам тайного голосования 320 депутатов проголосовали «за», и 129 «против». Среди противников — главная оппозиционная Народно-республиканская Партия, депутаты от Партии Национального Действия и Партии Мира и Демократии. Однако, как и следовало ожидать, ПСР, обладая большинством в парламенте, смогла принять данное разрешение, несмотря на жаркие протесты оппозиции.

Как уже отмечалось, в условиях нестабильности и постоянных перестрелок между сирийскими повстанцами и правительственными войсками на территорию Турции за 18 месяцев сирийского кризиса уже не раз падали снаряды и ракеты, но все это время эти события не получали столь широкого резонанса. В начале сентября Турция начала стягивать значительные силы к границе с Сирией. В частности, вдоль границы были развернуты артиллерийские части, которые ответили огнем по Сирии, когда очередной снаряд упал на территорию Турции. Создается впечатление, что Анкара заранее готовилась к подобному развитию событий, возможно, прогнозировала его. В таком случае, становится понятна быстрая реакция турецкой армии и властей. Не исключено, что пуск был провокацией, устроенной повстанцами или засланными с турецкой стороны диверсантами.

Оставляя позади вопросы внутренние, следует сосредоточиться на внешнеполитических амбициях Анкары, которая на доктринальном уровне стремится стать державой мирового уровня. Если Турция не собирается нападать на Сирию, зачем же тогда инцидент так усердно раздувается Турцией до масштабов международного скандала. Ответ прост. Любой инцидент, выставляющий в невыгодном свете Башара Асада, на руку Турции в лице ее руководства. Анкара привлекает к Сирии внимание общественности, более того, пытается ввязать в конфликт ООН и НАТО. Подобные попытки делались Турцией за прошедшие 18 месяцев неоднократно. А обстрел Турции со стороны Сирии — хороший шанс воспользоваться статьей 4 НАТО и призвать силы альянса на защиту Турции.

Вероятно, руководство Турции все же осознает, что война с Сирией далеко не обязательно будет победоносной, более того — может привести к ослаблению страны, столь выгодному США, которые в последнее время обеспокоены ростом влияния Турции. Не этим ли объясняется и тот факт, что саудиты, также незаинтересованные в укреплении турок, толкают их в «объятья» войны?

На сайте арабского новостного агентства «Аль-Арабийя» 4 октября на фоне накалившейся ситуации на турецко-сирийской границе и разговоров о вероятном турецком вооруженном вторжении в Сирию появилась сравнительная оценка турецкой и сирийской армий на основе данных, предоставленных американскими World Fact Book, выпускаемой ежегодно американским разведывательным управлением (ЦРУ), и Global Firepower (GFP), представляющего информацию о военной мощи государств мира. Основная мысль статьи сводится к тому, что в случае открытого столкновения между Сирией и Турцией у сирийцев нет шансов на успех.

Согласно данным GFP, на которые ссылается «Аль-Арабийя», турецкая армия по мощности занимает 6 место в мире и 2 место по величине среди членов НАТО, уступая только США, в то время как сирийская армия, по мнению GFP, находится всего лишь на 35 месте. Качество вооружения в турецкой армии также значительно выше, чем в армии сирийской. Отмечается также значительная мощь военно-морских сил Турции, которые по мощи уступают только французским во всем Средиземном море, тогда как Сирия в этом плане выглядит «как недавний выпускник школы по плаванию». Что касается регулярной армии, что и по этому показателю Турция превосходит своего арабского соседа. «Аль-Арабийя» отмечает также, что американцы поставляют туркам современное военно-воздушное и морское вооружение, а также вооружение для сухопутных сил, с которым не может конкурировать устаревшая сирийская техника.

Как пишет эксперт информационно-аналитического центра «Русориент» Татьяна Тюкаева, сопоставление военных потенциалов двух враждебно настроенных друг к другу стран на фоне разговоров о вероятности военной интервенции в одну из них можно рассматривать как откровенное толкание Турции в «болото» сирийского кризиса со стороны, как очевидно, «заливных» монархий, с первую очередь Саудовской Аравии и Катара — единственные из «Друзей Сирии», продолжающие активно призывать к военной интервенции. Поддержка Турции в любых ее даже немиролюбивых действиях и даже в отношении «братского арабского народа» со стороны арабского (как и со стороны мирового) общественного мнения полностью обеспечена активными и крайне ангажированными арабскими (и мировыми) СМИ. Соответственно, даже в случае неудачи Турции в Сирии — какие бы действия турецкое руководство не предприняло — ее позитивный имидж не будет полностью дискредитирован, если вообще пострадает с учетом крайне успешной реализации Анкарой своей «мягкой силы» в регионе.

Интересной может быть гипотеза о том, что Россию и Турцию хотят столкнуть третьи силы, незаинтересованные в столь тесном экономическом сотрудничестве государств. Такое уже было на протяжении истории — и не раз.

Явно, что российская армия сегодня не в самой лучшей форме. В отличие от турецкой. В ноябре 2011 года Генеральный штаб Турции при новом руководстве впервые официально огласил информацию о численности турецких Вооруженных сил, которая до последнего времени являлось государственной тайной. Выяснилось, что даже ЦРУ, ежегодно публикующее подобную информацию, имело неверные данные. Всего в ВС Турции проходит службу 720000 человек, из которых 450000 — призывники, 40000 — офицеры, и 50000 составляет гражданский обслуживающий персонал. Таким образом, турецкая армия по численности является девятой в мире и второй в блоке НАТО, после США, обогнав Великобританию. Учитывая такую динамику роста через 10 лет ВС Турции вполне вероятно войдут в пятерку армий стран по количеству личного состава.

В 2011 году ВМС Турции приняли на вооружение корвет «Хейбелиада», построенный на национальной верфи Pendik по проекту MILGEM. Одновременно с принятием корабля во флот на верфи в Стамбуле был спущен на воду второй корвет проекта — «Бююкада». Корветы MILGEM предназначены для рекогносцировки и наблюдения, обнаружения целей, обеспечения безопасности береговых баз, противолодочной борьбы, обеспечения противовоздушной безопасности и патрулирования. Корабли длиной 99 метров и водоизмещением 2,3 тысячи тонн способны развивать скорость до 29 узлов, а автономность их плавания составляет десять суток. Корветы проекта MILGEM оснащены рядом радаров для контроля воздушного пространства на небольших дистанциях, сонарами, системой боевого управления G-MSYS, системами радиоэлектронной борьбы, а также различными системами связи, включая Link 11 и Link 16. Каждый корабль вооружен одной 76-миллиметровой пушкой, двумя пулеметами калибра 12,7 миллиметра, восемью крылатыми ракетами Harpoon, пусковой установкой RAM на 21 зенитную ракету RIM-116A и вертикальными пусковыми установками для зенитных ракет RIM-162 ESSM.

В марте 2012 году в Генштабе Турции было отмечено, что страна планирует приобрести авианосец длиной 140 метров, водоизмещением 24 тысячи тонн. На строительство должно уйти около 5 лет, еще год — на необходимые процедуры проверки корабля и его тестирование. Через 6–7 лет авианосец будет готов к несению службы. Стоимость корабля оценивается в 1,5 миллиардов долларов. Для корабля также планируется закупить новые истребители у США.

В 2012 году Турция заявила о практической готовности собственного беспилотника, испытание которого, правда, пока что прошло безуспешно. В мае глава Авиационного общества Турции О. Йылдырым, заявил, что организация к 2014 году наладит производство легких пассажирских самолетов, стоимость которых будет сопоставима с ценой на автомобили класса люкс. Ранее, 16 апреля, премьер-министр Турции Р.Т. Эрдоган объявил о желании правительства начать разработку собственных боевых самолетов на территории страны.

Произведенные вооружения нужно испытывать. И далеко не исключено, что Турция все-таки вступит в войну с Сирией, ибо на то слишком много причин. Стоит также иметь ввиду, каковы могут быть сценарии развития событий, если Турция все-таки вступит в войну. С наибольшей степенью вероятности, Иран не оставит в беде режим Асада. Автоматически в конфликт вступят и армяне, имеющие договорные обязательства. Что будет в таком случае делать Россия, что стоит ей делать? Это не риторический вопрос, а вопрос, требующий обсуждения туркологов при участие ведомств, так или иначе связанных с внешней политикой. Россия может и должна готовиться к каждому вероятному шагу той или иной стороны, замешенной в конфликте. Предупрежден, подготовлен — значит, вооружен.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: ИА REX
Распечатать страницу