Нобелевская премия по экономике  — 2012

16.10.12
Эксклюзив

Нобелевская премия по экономике  — 2012

Эксперты МГИМО: Столбов Михаил Иосифович, д.экон.н., доцент, профессор РАН

Доцент кафедры прикладной экономики Михаил Столбов отмечает, что прогнозировать решения Нобелевского комитета с каждым годом становится все сложнее.

Обладателей Нобелевской премии по экономике в последние годы"вычислить» практически не возможно. 2012 год не стал в этом смысле исключением. Разошедшийся на цитаты в СМИ прогноз ThompsonReuters, фаворитами которого были исследователи в области финансов Р. Шиллер и С. Росс, специалист по экономике общественного сектора А. Аткинсон, а также известный своими эмпирическими исследованиями в макроэкономике А. Дитон, оказался далеким от действительного решения Нобелевского комитета.

Присудив премию специалистам в области теории игр Ллойду Шепли и Элвину (Элу) Роту, Нобелевский комитет в третий раз обратился к этой исследовательской программе. Первая Нобелевская премия за достижения в теории игр ушлав 1994 году Дж. Харсаньи, Дж. Нэшу и Р. Зельтену. Вторую премию в 2005 году разделили Р. Ауманн и Р. Шеллинг. Именно благодаря этим пяти исследователям (хотя и не только им)теория игр в послевоенный период получила мощное развитие в экономических приложениях. Если обратиться к учебникам по микроэкономике магистерского уровня, популярным в ведущих западных университетах (например, A. Mas-Colell, M. Whinston, J. Green. MicroeconomicTheory, OxfordUniversityPress, 1995), то утверждение, что теория игр стала основным методом современного микроэкономического анализа, не должно вызвать особых возражений.

В этот раз среди нобелиатов просматривается более рельефное распределение ролей. Л. Шепли правомерно отнести к отцам-основателям теории игр; его основные работы датируются рубежом 1950–1960-х гг. и являются вкладом в развитие формально-математического инструментария. Эл Рот, напротив, ярко выраженный эмпирист, в работах которого теория игр используется при конструировании экспериментальных рынков — от рынка донорских органов до рынка труда для молодых ученых-экономистов.

Детальная характеристика результатов обоих лауреатов -самостоятельная задача. Для беглого знакомства с ними уместно лишь сделать отсылки к аннотации научного вклада Л. Шепли на странице Американской экономическойассоциации и текущим работам Э. Рота на портале IdeasRePec.

Здесь же можно датьряд кратких контекстуальных комментариев к премии по экономике этого года:

1. Вновь, как и в 2009 году, отметим, что «про запас» оставлены более чем достойные кандидаты, представляющие, подобно Э. Роту, как среднее поколение ученых-экономистов, так и «патриархов». Так, среди наиболее влиятельных экономистов мира по версии IdeasRePecсам Э. Рот занимает лишь 117 позицию.

2. Данную премию, вероятно, справедливо рассматривать не столько как звено в триаде поощрений за достижения в области теории игр, сколько как последовательный реверанс в сторону экспериментальной парадигмы и рыночного дизайна в микроэкономике. Тогда ее нужно интегрировать с премией 2007 года (Л. Гурвиц, Э. Маскин, Р. Майерсон) за дизайн механизмов, премией 2010 года (П. Даймонд, Д. Мортенсон, К. Писсаридес) и даже премией 2002 года (Д. Канеман, В. Смит). Обладатели премий этих лет, оставаясь в целом в рамках основного течения, способствовали модернизации методологии мейнстрима, повышению его сопряженности с эмпирическими данными и реалиями хозяйственной жизни.

3. Если сравнивать тематическое распределение премий с неким динамическим рядом, то нынешний год лишний раз подчеркивает, насколько искусен Нобелевский комитет в обеспечении его «нестационарности», а значит, практически полной непредсказуемости в краткосрочном периоде (некоторые локальные опросы же указывали на возможность присуждения премии Э. Роту, однако вовсе не в тандеме с Л. Шепли. Вместе с тем, такая невозможность достоверно определить ближайших нобелиатов не означает, что нельзя выявить общий тренд — повышение внимания к исследованиям, которые используют инструментальные методы для решения прикладных, едва ли не каждодневных задач координации и общественного выбора.

4. Некоторые предметные области все же находятся в некотором забвении. Это положительно сказывается на вероятности их поощрения в ближайшие годы. Как ни странно, это справедливо в отношении финансов, за достижения в которых премия не вручалась с 1994 года, при том что в 1980-е гг. лауреаты-финансисты появлялись заметно чаще (Дж. Тобин в 1981 году и Ф. Модильяни в 1985 году). Таким образом, в 2013 году было бы как раз уместно прервать эту затянувшуюся на 20 лет паузу. Роберт Шиллер и Стивен Росс, Юджин Фейма и Кеннет Френч, РагхурамРаджан и АслиДемиргуч-Кунт — перечень выдающихся представителей мировой финансовой науки может быть продолжен… Но решения Нобелевского комитета непредсказуемы, поэтому подождем до октября 2013 года.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу