Дело не в экономической слабости Франсуа Олланда

08.11.12
Эксклюзив

Дело не в экономической слабости Франсуа Олланда

Эксперты МГИМО: Обичкина Евгения Олеговна, д.ист.н., доцент

Профессор кафедры международных отношений и внешней политики России Евгения Обичкина — о желании Николя Саркози вернуться в политику, неудачах Франсуа Олланда и умеренном курсе Марин Ле Пен.

— После выборов бывший президент Франции Николя Саркози утверждал, что уходит из политики зарабатывать деньги. Сейчас он заявляет о том, что будет вынужден вернуться на политическую арену, чтобы восстановить страну после ухода социалистов. Между тем, до сих пор непонятно, собирается ли он выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах 2017. И если да, есть ли у него шансы на победу?

— Когда речь идет о Николя Саркози, прогнозы делать трудно. То, что после разочарования результатами выборов он говорит о своем уходе с политической арены, а несколько месяцев спустя заявляет о намерении вернуться, — вполне характерно для политического темперамента бывшего французского президента. Изменения в поведении Саркози объясняются, скорее всего, тем, что он наблюдает за резким падением рейтинга нынешнего президента Франсуа Олланда (а это действительно беспрецедентное для первых месяцев президентства падение популярности). У Саркози, конечно, возникает надежда на возможность вернуться. К тому же, он не хочет дать французам забыть, что на их политическом небосклоне существует такая фигура, как Николя Саркози.

Этим можно объяснить достаточно резкое политическое заявление экс-президента, осуждающее действия Франсуа Олланда в качестве главы страны-председателя Совета Безопасности ООН (второе полугодие нынешнего года), позицию нынешнего главы государства по сирийскому вопросу и др. Пищу для острой критики Олланда со стороны Саркози дает и решение о резком увеличении налогов для самых богатых французов — в общем, для левых сил вполне обычное, но в обстановке кризиса болезненно сказавшееся на людях с крупными состояниями. В результате началось активное и очень демонстративное бегство капиталов из Франции, увод крупных компаний с огромными доходами из-под крыла французской налоговой системы.

В глазах электората Саркози имеет право критиковать руководство страны. К тому же, нынешняя ситуация действительно создает базу для возвращения Саркози, а его критические высказывания повышают шансы бывшего президента вернуться на политическую арену триумфатором.

Однако загадывать, что будет через пять лет, было бы спекуляцией. Ситуация во Франции может поменяться. Сложно сказать, каким будет даже ближайший год с точки зрения преодоления мирового экономического кризиса. Неясно, будут ли за этот период выработаны какие-то рецепты для решения экономических проблем, будут ли эти рецепты успешны. Судьба Саркози зависит и от состояния Союза за народное движение, от того, будет ли партия способна выдвинуть нового, не отягощенного прошлым лидера. В принципе, политический класс Франции настолько богат талантами, что, возможно, за пять лет на политическую сцену выйдет кто-то из нового поколения. Но самое главное, все будет зависеть от успехов и неудач Франсуа Олланда и состояния экономики в целом.

— В предыдущем своем комментарии «Экспертам МГИМО» Вы говорили, что экономическая программа Олланда довольно скромна. Похоже, с таким мнением готова согласиться даже левоцентристская Le Monde, которая недавно выпустила номер с риторическим вопросом на первой полосе: «Олланд недооценил кризис?» Является ли это основной причиной рекордно низкого рейтинга французского президента?

— Конечно, Олланд не недооценил кризис. На этот вопрос можно ответить только так. Перед выборами он прекрасно понимал, что кризис носит очень серьезный характер. Вместе с тем, он понимал, что пути преодоления кризиса на сегодняшний день не найдены. Прекрасно отдавая себе в этом отчет, ни один кандидат не может заявить избирателям, что он понятия не имеет, как преодолеть кризис. Поэтому заголовок Le Monde, конечно, в значительной степени спекулятивен.

В программе Олланда есть одна здравая мысль. Это идея, которую Олланд последовательно озвучивает и защищает, в том числе на европейском уровне, перед лицом Меркель и сторонников жесткой экономии. Она заключается в том, что жесткая экономия, суровые рестриктивные меры, связанные с сокращением бюджетов, не должны вредить экономическому росту. Сочетание жестких мер и мер по стимулированию экономического роста — принципиальная стратегия Олланда, которая, в общем, совершенно верна. Она отвечает моменту. Но как ее осуществить — пока непонятно. Да и результаты подобной политики всегда отдалены во времени и не могут сулить быстрого успеха.

Шаг, который предпринял французский президент, — повышение налоговой ставки для крупных доходов до 75% — привел к тому, что Олланд был осмеян и на международном уровне, и оппонентами внутри страны. Трудно совмещать повышение налогов, которые делают инвестиционный климат в стране крайне непривлекательным для крупного капитала, с мерами по стимулированию экономики. Повышение налоговой ставки может иметь желаемый эффект в Северной Европе, но не во Франции, где потребители не привыкли себя ограничивать ради какого-то общего дела. На самом деле, это грабли, на которые французские левые правительства наступали в 1924 году, в 1936, в 1981- и снова в 2012 году. Казалось бы, почему они не учитывают исторические уроки? Ответ прост — левые партии вынуждены обещать своим избирателям серьезные изменения, вынуждены говорить, что за кризисы должны платить богатые, что это будет справедливо. Поэтому повышение налогов для богатых — это демонстративная мера, которая стимулировать развитие французской экономики никак не может. Такое вот противоречие электорального рынка.

— Кроме повышения налогов, что же социалистам все-таки удалось сделать за это время? Какие обещание они выполнили, а какие — нет?

— Фактически, ничего. Все остальное находится в работе. Запустить экономический рост не удается; это обещание, которое нельзя выполнить за полгода. Вместе с тем, Олланд обещал поставить необходимость экономического роста в первоочередную повестку дня Евросоюза, наряду с урегулированием долгов — и это сделать ему удалось. В этих условиях Олланду, конечно, приходится сложно. Но дело не в его экономической слабости. Это не слабость. Это просто отражение объективного положения вещей.

— Эксперты отмечают, что из-за умеренного курса Марин Ле Пен в ее партии намечается раскол. Так ли это?

— У Марин Ле Пен действительно есть трудности. Но они были и у ее отца. В радикальных партиях постоянно идет фракционная борьба и всегда присутствует возможность раскола. Хотя бы потому, что Национальный фронт — это партия, которая, несмотря на большие успехи на прошедших выборах, никогда не побеждает, и всегда оказываются недовольные, которые спешат списать электоральные неудачи на недостатки руководства. Но, несмотря на внутрипартийные противоречия, такие партии консолидируются по мере приближения выборов.

Что касается роста электората, умеренная политика Марин Ле Пен вряд ли приведет к тому, что Национальный фронт переманит на свою сторону правый электорат или какую-то часть левого электората. Радикальная политика — если вдруг Марин ле Пен радикализируется — может быть успешной, только если очень резко обострятся ситуация с иммигрантами, конфессиональная проблема, обстановка на Ближнем Востоке и, наконец, экономическая ситуация в стране. Это всегда приводит к поляризации, обострению радикальных настроений. В таком случае часть радикального электората перейдет в ряды ультранационалистов.

Сейчас Марин Ле Пен, возможно, умеряет тон потому, что Национальному фронту — партии, которая собирает довольно серьезную долю электората — надоело быть маргиналом. Ле Пен хочется попасть в ряды политического истеблишмента. Это облегчит завоевание Национальным фронтом дальнейших электоральных побед — но скорее не на президентских, а на местных и региональных выборах. Ле Пен умеряет свой тон, чтобы расширить поле для электоральных маневров.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу