От Бисмарка до Меркель

12.11.12
О книге

От Бисмарка до Меркель

Эксперты МГИМО: Павлов Николай Валентинович, д.ист.н., профессор, с.н.с

Профессор кафедры истории и политики стран Европы и Америки Николай Павлов написал учебник «История внешней политики Германии от Бисмарка до Меркель». Книга вышла в издательстве «Международные отношения» и отличается взвешенным, неидеологизированным подходом к анализу внешнеполитических курсов немецкого государства с самого начала его основания.

— Николай Валентинович, Ваш учебник — первый комплексный анализ внешней политики Германии в исторической перспективе. Что было самым сложным в работе над книгой?

— Пожалуй, попытка осмыслить и обобщить внешнюю политику Германии после образования империи в 1871 году. На эту тему много написано как у нас, так и за рубежом. Обилие разноплановых материалов, написанных еще в эпоху биполярного мира и по большей части сильно политизированных, серьезно осложняло прорисовку стройной, логически выверенной картины внешнеполитического курса молодого национального государства, руководил которым канцлер Бисмарк. Думаю, что и сейчас в нашем восприятии эта картина носит все еще фрагментарный и незаконченный характер в силу исключительно сложных, противоречивых для стороннего наблюдателя, тактически запутанных и многообразных дипломатических комбинаций «железного канцлера» .

— Единое немецкое государство возникло только в 1871 году, поэтому немцев, как Вы пишете, часто называют «запоздалой нацией». Две мировые войны со всеми их последствиями отбрасывали страну назад в, казалось бы, катастрофических масштабах. Между тем, Германия сегодня — бесспорный европейский и один из мировых лидеров. Все это напоминает байку про лягушку, которая, оказавшись в кувшине с молоком, взбивает масло и выживает. В чем же, на Ваш взгляд, секрет немцев? Какое место в этом секрете принадлежит внешней политике?

— Секрет немцев кроется, на мой взгляд, в желании жить лучше, надеясь не на доброго дядюшку или царя-батюшку, которые придут, рассудят и даруют долгожданное благополучие, а опираясь на собственные силы, знания, инициативу и трудолюбие. Внешняя политика играла при этом подчиненную, но не последнюю роль, создавая для немцев в разные исторические периоды благоприятную окружающую среду для взращивания того, что принято называть национальным достоянием. Даже в период Веймарской республики Германию никто не пускал в одиночное плавание по волнам мировой политики, и поэтому сравнивать немцев с земноводными было бы неправильно.

— Присоединение ГДР к ФРГ в 1989 году положило начало современной Германии. Процесс немецкого воссоединения продолжается до сих пор, не без некоторых трудностей. В чем они заключаются? Имеют ли эти трудности внешнеполитическое измерение?

— Трудности национального срастания заключаются в менталитете восточных и западных немцев, в исторически обусловленных экономических диспропорциях востока и запада страны, которые, тем не менее, постепенно ликвидируются. Можно ли говорить о внешнеполитическом измерении этих трудностей? Без сомнения да, если учитывать то, что не одно поколение немцев выросло в условиях «холодной войны» и блокового противостояния и вынуждено было смотреть друг на друга через колючую проволоку «железного занавеса». Это обстоятельство во многом влияет на разность внешнеполитических оценок со стороны «оссис» и «вессис», но не отражается в принципиальном плане на выработке внешнеполитических решений государства как целого.

— Присутствует ли во внешней политике сегодняшней Германии комплекс вины за прошлое, сознательное стремление не допустить ошибок первой половины XX века? Можно ли назвать ФРГ пионером и опекуном международной ответственности государств?

— Так называемая «историческая вина» Германии за развязывание двух мировых войн и преступления нацистов проходит красной линией через всю внешнюю политику Федеративной Республики. Но это — производное от внутриполитического настроя населения, 89% которого считают, что проводить ответственную политику можно, лишь зная историю собственной страны. Но самое главное состоит, пожалуй, в том, что две трети немцев согласны с утверждением: «Немцы вынесли уроки из своей истории». Что же до «пионерства» и «опекунства», то это, мягко говоря, было бы большим преувеличением, принимая во внимание тот факт, что страна стала членом ООН лишь в 1973 году.

— В системе внешней политики Германии вы выделяете ряд «подсистем»: восточную политику, европейскую политику, атлантическую солидарность, контроль над вооружениями и т.д. Если приоритезировать эти подсистемы, что окажется на первом месте, а что — на последнем?

— Согласно коалиционному договору правительства ХДС/ХСС-СвДП на первом месте стоит европейская интеграция (иными словами, Евросоюз), на втором — атлантическая солидарность (НАТО) и отношения с США, на третьем — миротворческая деятельность, на четвертом — выстраивание отношений с Россией в духе «партнерства для модернизации». Все остальное носит вторичный характер. При этом в Берлине ставят во главу угла демократические — прежде всего, правогосударственные и правочеловеческие — ценности как фундамент евроатлантической цивилизации и по-прежнему ориентируются на многосторонность, верховенство ООН, приоритетность правовых, политико-дипломатических средств в решении актуальных проблем.

— Можно ли сказать, что в условиях доминирования Германии в ЕС (во многом, в результате экономического кризиса) интересы внешней политики ЕС тождественны интересам немецкой внешней политики?

— Думается, что правильнее было бы говорить о тождественности германских внешнеполитических интересов европейским, а не наоборот. Сотрудничество по линии Европейского союза и продвижение европейской интеграции остается для Германии центральным внешнеполитическим приоритетом. Сохраняя, наряду с Францией, роль «локомотива» ЕС, правительство ФРГ в настоящее время концентрирует свои усилия на преодолении финансово-экономического кризиса и сохранения стабильности еврозоны. Учитывая объем германского экспорта в страны-члены Евросоюза и его структуру (более 80% ориентировано на ЕС), решение этой задачи носит для ФРГ судьбоносный характер.

— Одной из трех опор внешней политики Германии является культура. Какие наиболее яркие примеры использования «мягкой силы» Вы можете назвать?

— Прежде всего, это продвижение за рубежом положительного образа Германии. Инструменты культурного сотрудничества приобретают государственную значимость и начинают активно применяться там и тогда, где и когда дает сбой традиционная дипломатия. В этом плане показательна деятельность посреднических организаций, действующих под эгидой МИД ФРГ, призванных, помимо всего прочего, смягчать последствия политических и экономических кризисов. Ну, а за конкретными примерами далеко ходить не надо. Самый наглядный из них — перекрестный «Год Германии в России», в рамках которого проходит масса интересных и познавательных мероприятий.

— Говоря о нынешнем этапе российско-германских отношений, сразу хочется использовать традиционное словосочетание «стратегическое партнерство». А в чем слабые места этого партнерства? Как оно может развиваться в ближайшие 5–10 лет?

— Российско-германские отношения (по крайней мере, с немецкой стороны) перешли в фазу если не «Realpolitik» бисмаркского толка, то как минимум холодной прагматики, когда в основе выстраивания диалога лежит не мышление в категориях желаемого, а трезвая оценка наличествующих и среднесрочных реалий и математический расчет коэффициента полезного действия этого диалога. Подтверждением этому служит хотя бы то, что в коалиционном договоре между ХДС/ХСС и СвДП в 2009 году впервые не был прописан «стратегический» характер партнерства между Россией и Германией. И хотя это «недоразумение» было исправлено позднее в официальных заявлениях и выступлениях руководства ФРГ, неприятный осадок остался.

Во-вторых, в важнейшей сфере — экономической кооперации, — несмотря на то, что в Российской Федерации аккредитовано 4100 немецких фирм, Германия откатилась на третье место по товарообороту, пропустив вперед Китай и, как ни странно, Голландию.

В-третьих, должен встревожить тот факт, что со сцены по разным, чаще всего объективным причинам (возрастным, финансовым, морально-этическим и др.) уходят эксперты-страноведы, которые были опорой и движущей силой двустороннего взаимодействия, будь то на политическом, экономическом или общественном уровне. Ярким примером этому служат уход в бизнес А.Рара, как, впрочем, и медленное умирание Петербургского диалога.

Кроме того, необходимо помнить, что имидж России на Западе и в Германии, в частности, находится под постоянным обстрелом со стороны западных средств массовой информации. На адекватный же ответ в плане формирования позитивного образа России за рубежом, как уверяет нас отечественная чиновничья элита, в стране якобы нет средств. Но это абсолютный вздор и совершенно безответственный подход. Как показывает практика финансирования порой заведомо неэффективных программ и разворовывание миллиардных бюджетных средств, деньги есть и их можно было бы потратить на развитие реального, самого широкого и поистине «народного» диалога между гражданскими обществами двух стран, который в последнее время закоснел и явно стагнировал. Нужно поддержать «умную» просветительскую работу в области образования, культуры и науки с привлечением высококлассных специалистов со знанием немецкого языка, которых в нашем государстве предостаточно. Напомню, что именно на этом треке под патронатом своего МИДа немцы активно продвигают свой имидж, опираясь на такие авторитетные организации, как Германская служба академических обменов, Институт им. Гёте, близкие к ведущим партиям фонды (все они имеют представительства в Москве) и др. Только по линии МИД ФРГ на формирование положительного образа Германии за рубежом в 2010 году было потрачено 750 млн. евро (примерно 25% бюджета министерства). Пока же ситуация напоминает улицу с односторонним движением. Ну, а чтобы грузопоток по внешнеполитической магистрали был эффективным и приносил пользу, дорога должна работать в обоих направлениях.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу