Новые лидеры КНР продолжат строить социализм и наращивать ВВП

16.11.12
Эксклюзив

Новые лидеры КНР продолжат строить социализм и наращивать ВВП

Эксперты МГИМО: Корсун Владимир Андреевич, к.ист.н., доцент

Доцент кафедры востоковедения Владимир Корсун отмечает, что с избранием в КНР нового руководства «начальный период строительства специфически китайского социализма» продолжится, что не помешает Китаю к 2020 году удвоить ВВП.

— В КНР избрано новое поколение государственных лидеров, которое придет на смену нынешнему руководству, находившемуся у власти десять лет. Подведем итоги: кто сменил кого и что это значит?

— Как и предполагалось, на 18-м съезде по уже ставшему классическим графику, не отличающемуся от процедуры 16-го съезда, произошла плавная передача власти от «четвертого» к «пятому» поколению китайской коммунистической элиты. Си Цзиньпин сменил Ху Цзиньтао на посту генерального секретаря ЦК КПК и председателя Центральной военной комиссии ЦК КПК. В марте будущего года на сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) Си Цзиньпин станет Председателем КНР и Председателем Центрального военного совета КНР, а Ли Кэцян сменит Вэнь Цзябао в должности Премьера Госсовета.

Еще рано говорить о расстановке сил в новом составе Политбюро и Постоянных членов Политбюро, количество которых, как и десять лет назад, сократилось с девяти до семи. Но очевидно, что сохранился компромиссный баланс между так называемыми кланами «шанхайцев» и «комсомольцев». Ничего неожиданного не произошло, разве что удивило появление в первый день работы съезда в центре Президиума невозмутимого Цзянь Цзэминя, не занимающего в настоящее время каких-либо постов и должностей. Впрочем, это лишний раз свидетельствует о том, что в Пекине ключевую роль играют не институты, а персоны.

— Если суммировать прошедшее десятилетие, какие достижения и неудачи китайского руководства надо отметить?

— Достижения Пекина налицо: КНР — «мастерская мира», экономический гигант № 2, который, вероятнее всего, уже к 2020 году обгонит США по объему ВВП. Китай из региональной превратился в глобальную державу, единственную, которая способна бросить вызов доминированию США. К несомненным успехам КНР относится поразительная стабильность и четкая ротация верхнего эшелона власти в полном соответствии с заветами Дэн Сяопина.

Обновление каждые 10 лет стало таким лишенным всякой интриги процессом, что некоторые неофициальные источники уже называют имена «преемников» после 20-го съезда КПК. Для любителей прогнозов сообщаю, что при всей «подковерности» борьбы за власть в Пекине руководителями страны в 2022 году станут Ху Чуньхуа (ныне — секретарь КПК Автономного Района Внутренняя Монголия, коллега Ху Цзиньтао по Коммунистическому Союзу Молодежи Китая) и Сунь Чжэнцай (сейчас — партийный секретарь города Цзилинь).

Неудач у Китая также предостаточно, но к главным в социально-экономической сфере относится рост разрыва в уровнях доходов (коэффициент Джинни достиг показателя 1:48). Что касается внешнеполитической сферы, то это чрезмерный рост великодержавных настроений, территориальных претензий и антияпонской истерии, снижающих возможности Пекина для маневра и гибкости.

— Что изменится в Китае? Будет ли курс новых лидеров хоть чем-то отличаться от нынешнего?

— Резких и тем более кардинальных перемен в КНР ожидать не стоит. Ибо, как сказано в Отчетном докладе ЦК КПК, «начальный период строительства специфически китайского социализма» продлится до 2049 года. Это значит, что политика «реформ и открытости» и других социально-экономических экспериментов в духе «НЭПа» продолжится. В свете этого, конечно же, не оправдаются надежды Запада на обуржуазивание и вестернизацию Китая и его «мягкое включение» в возглавляемый США миропорядок.

В среднесрочной перспективе я предвижу лишь модификацию в стиле административно-управленческой модернизации (отнюдь не политической реформы). Причем возможно, что, убрав соперников в лице Бо Силая и других, «ядро руководства» во главе с Си Цзиньпином приступит, как это уже неоднократно случалось в истории Китая, к реализации более лево-эгалитаристской программы, перехваченной им у поверженного противника.

Во внешнеполитическом поведении Си Цзиньпин — как типичный представитель так называемых «принцев» с богатой родословной потомственного руководителя и как кадровый работник, сделавший свою стартовую комсомольско-партийную карьеру в период «культурной революции» — возможно, отойдет от модели Дэн Сяопина «не высовываться» и будет вести себя более жестко и напористо. Все это, впрочем, не помешает Пекину добиться декларированного удвоения ВВП к 2020 году.

— Каковы сценарии развития отношений КНР с Россией?

— Китай давно уже рассматривает Россию как свой «надежный тыл». К определению российско-китайских отношений «равноправное доверительное партнерство и стратегическое сотрудничество» добавилось определение (за которым, как и за каждым подобным иероглифом, стоят концептуальные разработки целых НИИ) «всеобъемлющее». С другой стороны, вероятна психологическая установка, которая сводится к тому, что «официальная жена» уже никуда не денется — и не помешает поискать что-нибудь на стороне. Индикатором надежности Пекина как партнера может явиться уже в ближайшем будущем его позиция по Сирии и (надеюсь, этого не произойдет) акция США против Ирана, осуществленная руками Израиля. Впрочем, хочется быть оптимистом и не доверять подобным прогнозам.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу