«Ловушки» и ориентиры китайского величия

26.11.12

«Ловушки» и ориентиры китайского величия

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Одним из лейтмотивов XVIII съезда КПК стал призыв бывшего Генерального секретаря ЦК Ху Цзиньтао «ставить амбициозные задачи», построив в КНР к 2021 г. среднезажиточное общество, а к 2049 г. «богатое, могущественное, социалистическое, гармоничное государство». Как можно интерпретировать эти цели? Какие препятствия и ориентиры при их выполнении существуют сегодня и могут появиться в ближайшее время для нового руководителя Си Цзиньпина?

Военные «маршруты». Где пределы «могущественной морской державы»?

Указание Ху Цзиньтао по времени (2012 — 2049 гг.) и качеству — «могущественное, социалистическое государство» позволяет предположить наличие некоей «дорожной карты» перехода страны из статуса развивающегося государства к статусу великой державы. И новое руководство только начинает движение к этой цели. Проблема в том, что часть ориентиров транзита обозначена, а другая пока не очень видна и существует только в теоретических сценариях и прогнозах китайских и зарубежных экспертов.

Из видимых «флажков» особенно заметен военный. Модернизации национально-освободительной армии Китая (НОАК) и способности ее вести победоносные «локальные войны» был посвящен целый раздел отчетного доклада. В мире внимательно наблюдают, как идет процесс качественного и количественного увеличения вооружений и других компонентов в КНР, как быстро формируется военно-промышленный комплекс, что Китай закупает, у кого, а что уже и сам экспортирует на рынки вооружений.

Могущество любой державы, особенно великой держалось и держится на ее военном потенциале. В условиях неспокойной современной эпохи это особенно важно. Китайский вариант имеет свою специфику. При наличии самой большой армии в мире Поднебесная занимает второстепенные позиции по уровню стратегических вооружений.

В нынешних условиях возможности Китая влиять на стратегическую безопасность в мире серьезно ограничены. Американцы же пытаются навязать совершенно ненужный Пекину стратегический диалог на основе создания режима транспарентности по модели существующего в американо-российских отношениях. Пекин от этого старается уклониться, тем временем развивая те компоненты своей мощи, в которых отставание от США особенно очевидно.

В отчетном докладе Ху Цзиньтао (в экологическом разделе) сформулирована цель превращения Китая в «могущественную морскую державу». Понятно, что это прямое указание военным и промышленникам форсировать морской компонент, — строительство новых авианосцев (сегодня спущен на воду один, планируется еще четыре), других видов морских вооружений — подводных лодок, крейсеров и пр. Возможно, что термин «морская держава» несет не только региональную нагрузку (Южно-Китайское или Восточно-Китайское море), но и глобальный смысл. Бросать вызов превосходству США Китай готов и на экономическом поле.

Как порвать связь с «зеленым президентом»?

Ключевым ориентиром является для КНР «глобализация» китайской валюты, вытеснение доллара и создание новой финансовой архитектуры мира. Последняя, по мысли китайских стратегов, в идеале и заменила бы нынешнюю долларовую, которая так раздражает всех, но без которой жить никто не может. Китай, имеющий второй ВВП в мире и один из самых больших валютных резервов, особенно жестко привязан к «зеленому президенту» — доллару.

Понятно, что данный «валютный флажок» стоит еще далеко впереди на китайском маршруте и его очертания в основном рисуют ученые и эксперты. Есть российская версия, что тактически задачу продвижения китайского юаня как новой региональной, а затем и мировой валюты должен начать решать БРИКС. Затем к этому процессу подключатся реформированный МВФ и Большая Двадцатка (G 20).

Китайские аналитики об этом сценарии пока помалкивают, делая акцент на собственно инициативах КНР и его профильных институтов по либерализации юаня, подчеркивая исключительно региональные перспективы.

Важным представляется создание в структуре китайского МИД специального экономического департамента, который будет заниматься финансово-экономической дипломатией. Тема либерализации юаня пока в официальных заявлениях нового подразделения не фигурирует, но по логике проводимых кадровых перестановок и некоторым административным решениям, скорее всего, истинная цель нововведений — дипломатическое обеспечение новой валютной стратегии Пекина.

Нужен ли «российский флажок» Китаю?

Для России «глобализация» Китая дело близкое (территориальное соседство) и осязаемое, учитывая вступление РФ в ВТО и выход КНР на второе место в общем российском товарообороте. На съезде КПК не назывались персонально друзья или враги Поднебесной, но похоже, что Россия — неформальный лидер в списке друзей.

Объясняется это не только определенной симпатией китайцев к русским, а скорее, прагматическими соображениями руководства. На сегодняшний день РФ — практически единственная из больших держав, с которой у КНР нет серьезных системных противоречий. На всех остальных направлениях (американском, японском, индийском и пр.) есть проблемы. Для Китая чрезвычайно важно сохранить на севере в лице России сложившуюся стратегическую ось стабильности и безопасности на долгие времена (по крайней мере, до 2049 г.).

Наличие дружественной России позволяет Китаю спокойно развивать свои реформы, усиливая свой глобальный статус и не ожидая удара в спину. Си Цзиньпин прекрасно это понимает. И несомненно, что формат стратегического партнерства новый лидер будет сохранять и развивать на период своего правления, не переводя его, однако, в союзнические отношения.

Россия — постоянный член Совбеза ООН, где Москва и Пекин успешно сотрудничают по наиболее острым мировым вопросам (Сирия и пр.), член G — .20 (здесь основная кооперация впереди), партнер по ШОС и БРИКС. Возможно, что китайские руководители будут предлагать России углублять и диверсифицировать именно международную и глобальную кооперацию. В данном сценарии просматривается и российский интерес.

«Островная ловушка» для Китая

Перманентно развивающийся островной конфликт Китая и Японии стал менять настроения в регионе. Многие южные соседи стали побаиваться соседа, особенно Вьетнам, Филиппины и другие страны, имеющие аналогичные проблемы с КНР. Многие региональные игроки призывают США выступить третейским судьей в территориальных спорах. Похоже, что для Пекина появилась своеобразная «островная ловушка».

Дать команду отойти назад и пойти на примирение китайскому руководству уже достаточно сложно. Общественное мнение и СМИ требуют от руководства «жесткости и бескомпромиссности» в японских делах. С другой стороны, китайские руководители понимают, что эскалацией уже частично воспользовались США и будут дальше получать дивиденды, сколачивая различные неформальные антикитайские группы и проекты из малых стран Юго-Восточной Азии.

В этих условиях Си Цзиньпину, видимо, придется так или иначе купировать «островные» эмоции в стране, усмирить военных и отдельных политиков. В противном случае капкан может и захлопнуться, не дав Китаю возможность двигаться дальше.

«Ловушки» национализма

Японские протесты подогрели и без того активные нацио-налистические настроения в КНР. Похоже, что на волне возрождения китайской нации и успеха реформ формируется некая «националистическая ловушка» для Китая. Она, пожалуй, будет самой опасной для страны, так как порой, действительно, достаточно сложно определить грань между патриотизмом и национализмом, а тем более контролировать стихийные процессы роста национального самосознания в самой большой в мире стране.

Сложность в том, что, как показывает мировой опыт, по мере продвижения страны к статусу великой державы, патриотическая активность, как правило, пропорционально нарастает. Уже сегодня часть населения КНР требует более решительной внешней политики, а социологи фиксируют рост ожиданий более жесткого руководства в отличие от «мягкого» и настроенного на гармонию Ху Цзиньтао.

В этом смысле Си Цзиньпину, чтобы обойти эту «ловушку», придется приложить немало усилий. В стране хорошо помнят его заявление в Мексике (2009 г.) о «сытых иностранцах, которые указывают на Китай пальцем» и о том, что КНР в отличие от Запада «не экспортирует голод, нищету и не вмешивается в чужие дела». Очевидно, что эта реплика, правильная по сути, но слишком эмоциональная, в какой-то мере, невольно усилила национально-патриотическую мотивацию в стране.

Отчетный доклад бывшего Генерального Секретаря КПК Ху Цзиньтао на съезде был подготовлен в достаточно традиционном партийном стиле и ключевым лозунгом выступления стал «социализм с китайской спецификой». Контрастом выглядела речь нового партийного руководителя, который говорил образным и понятным миллионам китайцев языком. Ключевой «брэнд» Си Цзиньпина — «возрождение китайской нации», который предложил китайцам «слушать мир», а миру — «слушать Китай».

В данных рекомендациях, возможно, зашифровано некое послание миру. В чем точно состоит этот сигнал, мы пока не знаем, но надеемся, что он не связан с опасным националистическим проектом. Скорее всего, партийный лидер намекает на неизбежный подъем китайской нации, который произойдет, по китайским меркам, достаточно скоро. Так что прислушиваться к Китаю всему остальному миру действительно стоит.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу