Почему Обама не может уйти из Афганистана и почему это важно для России

28.11.12
Эксклюзив

Почему Обама не может уйти из Афганистана и почему это важно для России

Эксперты МГИМО: Казанцев Андрей Анатольевич, д.полит.н.

Вместо полного вывода войск из Афганистана к 2014 году США, по сообщениям СМИ, планируют оставить в стране десятитысячный контингент. Это ожидаемый ход, однако, по мнению директора Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрея Казанцева, ситуация в Афганистане в ближайшей перспективе не стабилизируется. Подробнее — в его экспертном комментарии.

— Раньше США заявляли о том, что к 2014 году собираются уйти из Афганистана окончательно. Эксперты уверяли, что это приведет к катастрофическим результатам. Значит ли это, что решение оставить в Афганистане 10-тысячный контингент полностью меняет расстановку сил в регионе? Каким образом?

— Решение Барака Обамы оставить небольшой контингент в Афганистане не является для информированных специалистов неожиданным. Более того, оно ничего принципиально в регионе не изменит: после 2014 г. все останется примерно так, как оно есть сейчас. Правда, принципиально ново то, что наиболее пессимистичные опасения по поводу ситуации в Центральной Азии, видимо, не реализуются. Поясню.

Во-первых, если говорить о новизне этого решения, очевидно, что вопрос о выводе войск был тесно связан с предвыборной кампанией. Напомню, что перед первым сроком Обама построил внешнеполитическую часть своей предвыборной программы на критике действий Буша в Ираке. Он вполне справедливо утверждал, что перенос «основного театра» борьбы с международным терроризмом из Афганистана в Ирак был большой ошибкой, так как привел к бессмысленной растрате сил США и к распаду международной коалиции. Более того, первоначально разгромленные и ошеломленные мощью международной коалиции талибы очень быстро опомнились и сейчас, фактически, являются самой мощной силой в Афганистане (если не считать находящиеся там иностранные войска). Более того, благодаря специфической политике Карзая выступающие против талибов группы полностью раздроблены и в нынешнем виде противостоять талибам, как это в свое время делал Северный альянс [Объединенный исламский фронт спасения Афганистана, созданный в 1996 году для борьбы с Талибаном — прим. ред.], не могут.

Напомню в этой связи, что Россия в лице администрации президента В. В. Путина полностью поддержала ввод сил США в Афганистан и даже оказала американцам очень серьезную помощь по установлению контактов с силами Северного альянса и налаживанию тыловых баз в Центральной Азии. В лагерях «Аль-Каиды» в Афганистане в то время сложился международный «террористический интернационал», в котором можно было найти кого угодно: чеченцев, дагестанцев и татар из России, узбеков из Центральной Азии, уйгуров из Китая и т. п. Причем многие из тех, кто прошел подготовку в Афганистане, воевали потом в Чечне.

Однако по поводу войны в Ираке Россия (а также КНР, Франция и Германия) абсолютно недвусмысленно выразила свою оппозицию. Перенос внимания США с Афганистана в Ирак, очевидно, не соответствовал интересам России. Напомню, что в западной прессе было распространено известное письмо Д. Рогозина и генерала Б. Громова, в котором выражено мнение, что Запад не должен выводить войска из Афганистана до завершения своей миссии в этой стране. В противном случае (это уже моя личная точка зрения) американцы просто «разворошат» осиный рой и оставят решать все соответствующие проблемы расположенным близко к Центральной Азии силам: России, Китаю, ЕС, Пакистану, Индии и т. п. Эта точка зрения была официально поддержана недавно В. В. Путиным, когда он объяснял свою позицию по поводу ульяновского транзита. Таким образом, внимание США к афганской проблеме, с которым связана вся внешнеполитическая линия Обамы, полностью соответствует официальным интересам России.

Вернемся к выборам в США. Поскольку Обама полностью сосредоточился на Афганистане, ему ко времени выборов надо было показать, что там достигнуты большие успехи. Определенные результаты действительно были получены. Главным из них было убийство Бен Ладена, долго скрывавшегося под самым носом у американцев, под прикрытием определенных кругов в Пакистане. Но пока ситуация в Афганистане — как Лернейская гидра, с которой боролся Геракл: рубишь одну голову, растет другая…

Поэтому программа вывода войск к 2014 г., по сути, была определенного рода предвыборным слоганом: «Проблему решили, мы уходим». Я внимательно следил за ходом внешнеполитической части предвыборных дискуссий в США. При этом обратил внимание, что республиканцы в целом «купили» этот тезис Обамы. Другими словами, они не утверждали, что его политика в Афганистане зашла в определенный тупик (а лично я и многие российские эксперты полагают именно так). Республиканцы всего лишь говорили о том, что Обама слишком мягкий и что с терроризмом и исламским экстремизмом надо бы обходиться пожестче, но вместе с тем часто признавали его заслуги в борьбе с терроризмом. Вся критика республиканцев (за исключением только одного неудачного для Обамы эпизода с любительским антиисламским фильмом на Youtube, последовавшими волнениями и убийством посла США в Ливии) сосредоточилась на экономической политике Обамы. Таким образом, его политика достигла своих целей (по крайней мере, предвыборных).

Теперь выборы прошли — и можно вернуться к афганским реалиям. Напомню, что Обама «поставил» на Афганистан как на основную внешнеполитическую тему. Следовательно, он не может допустить, чтобы американцы потерпели там сокрушительное поражение. Между тем, очень многие проводили параллели между предполагавшимся поспешным выводом войск и тем, что было в Южном Вьетнаме, где ситуация была полностью передана в руки сайгонского режима. Например, широко известен «утекший» в прессу доклад, составленный по данным пленных талибов, в котором говорится о том, что после вывода войск талибы, скорее всего, захватят власть, причем это произойдет при поддержке определенных пакистанских сил.

Разумеется, допустить всего этого Обама не мог, да и военные этого не рекомендовали. Командующий войсками США в Афганистане Джон Аллен советовал после 2014 года оставить в стране от 6 до 15 тысячи военнослужащих. Даже в случае вывода войск коалиции из самого Афганистана многие российские эксперты ожидали сохранения баз где-нибудь в Центральной Азии, чтобы держать талибов под контролем. Многие российские эксперты также полагают, что в этой связи возникают перспективы в Узбекистане. Именно с этим зачастую связывают выход этого государства из ОДКБ. Правда, мое личное мнение, основанное беседах с экспертами и официальными деятелями (например, с послом США в Узбекистане), прежде всего, в рамках моей текущей стажировки в Маршалловском центре, заключается в том, что узбеки этот выход с американцами не согласовали и тем самым, наоборот, поставили США в неудобное положение. Напомню также, что скандально ушедший недавно в отставку генерал Петреус вроде как добивался сохранения максимальной численности группировки до самого конца, чтобы перед выводом войск нанести талибам максимальные потери.

Итак, никакой другой альтернативы, кроме как оставить какие-нибудь силы в Афганистане и на его периферии, у Обамы не было. Поэтому это его решение (после того, как предвыборные страсти поутихли) отнюдь не неожиданно.

— Скажется ли это решение на нынешнем афганском режиме? Сможет ли этот режим устоять, имея за своей спиной американский контингент?

— Вернемся к уже упомянутому выше предложению экс-главы ЦРУ Петреуса. Это — последнее слово военного дела для современных операций «смешанного типа» (вроде войн в Афганистане и Ираке), концепция «сердж», успешно примененная ранее в Ираке.

Однако в Ираке она была успешной из-за того, что, во-первых, борьбу с американцами не поддержали шииты, составлявшие большинство населения, а во-вторых, в период «сердж» американцам удалось перетянуть на свою сторону старейшин суннитов, которые ранее, ностальгируя по временам Саддама, поддерживали борьбу с американцами. К тому же курды (третья группа) всегда выступали против Саддама и потому были естественными союзниками США.

В Афганистане же ситуация обратная. Наиболее крупная этническая группа — пуштуны — в целом, поддерживает Талибан. Вооруженные силы, прежде всего, на уровне командного состава, состоят из таджиков и других представителей Северного альянса. В этом случае было бы логично и власть тоже передать таджикам и узбекам, чтобы хоть эта сила была против талибов. Правда, у этого есть серьезный минус — вероятность спровоцировать еще более массовое восстание пуштунов (периоды, когда власть в Афганистане захватывали не-пуштуны, были очень тяжелыми: вспомним Бабрака Кармаля, который, будучи очень смешанного и сложного происхождения, был в ряде отношений более близок таджикам, а еще ранее — таджика Хабибуллу бачаи-и сакао). Поэтому американцы отдали власть тесно с ними связанному пуштуну Карзаю. Тот сформировал, как это, к сожалению, встречается и в других странах Центральной Азии, полностью коррумпированное правительство, неспособное противостоять талибам и вообще делать что-то серьезное, кроме коррупции и крышевания (в том числе, наркоторговли). Но при этом и Северный альянс фактически исчез, а армия в существенной степени деморализована. В результате, сейчас даже на севере страны сильны позиции талибов, чего раньше никогда не было.

Ситуация в Афганистане в ближайшей перспективе не стабилизируется. Однако режим Карзая или какая-то переходная, более компромиссная, форма может (при условии западной помощи — присутствии небольшого контингента войск США, наличии авиационной, разведывательной и прочей поддержки) устоять. В этой связи могу упомянуть, что в начале осени я вместе с группой известных экспертов по Центральной Азии (многие из них — сотрудники МГИМО), представлявших Российский совет по международным делам, участвовал в Лондоне в обсуждении доклада группы исследователей из «Кингс колледж». В докладе приводились результаты очень интересной серии интервью с представителями талибов касательно возможности мирного разрешения конфликта. Интересно, что определенные мирные предложения в этом докладе содержались (правда, позднее представитель Талибана заявил, что эта информация не соответствует действительности).

Исходя из всего вышесказанного, Обаме надо оставить в Афганистане какое-то количество войск, чтобы держать ситуацию под относительным контролем и оставить время для поиска мирных путей разрешения конфликта. Именно на это сейчас и будет направлена вся политика США внутри и вовне региона. Более того, Обама обречен на этот стратегический выбор, так как иначе его имя будет связано с крупной внешнеполитической катастрофой, как имя Дж. Буша-младшего связано с бессмысленной войной в Ираке.

Для России особенно важно внешнеполитическое измерение всех этих процессов. Причем оно выходит за пределы собственно Центральной Азии и затрагивает весь стратегический комплекс взаимных интересов РФ и Америки. США, будучи по-прежнему вовлечены в афганскую ситуацию, будут иметь все меньше ресурсов для воздействия на нее. Соответственно, они будут все теснее взаимодействовать со всеми ключевыми внешними и внутренними игроками в Центральной Азии, пытаясь заручиться их поддержкой в решении афганских проблем. Логика в этом есть, так как «черная дыра» в центре Евразии никому не нужна: она нанесет России, Китаю и Европе даже больше вреда, чем самим США. Поэтому у России есть хорошая возможность наладить в этом вопросе взаимодействие в интересах всех и, прежде всего, в своих собственных национальных интересах. На этой основе можно продолжить на каком-то новом уровне то, что в первый срок Обамы называлось «перезагрузкой», а сейчас серьезно выдохлось.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу