ЕС: стремление к либерализации или поиск альтернатив многосторонней торговой системе?

04.12.12
Эксклюзив

ЕС: стремление к либерализации или поиск альтернатив многосторонней торговой системе?

Эксперты МГИМО: Исаченко Татьяна Михайловна, д.экон.н., доцент

Заместитель декана Факультета международного бизнеса и делового администрирования, профессор кафедры МЭО и ВЭС Татьяна Исаченко — о проектах Евросоюза по созданию зон свободной торговли с США, Японией и другими странами.

Прошедший в октябре 2012 года саммит ЕС был практически полностью посвящен обсуждению вопросов финансовой стабильности в Европе и решению долговых проблем, что, безусловно, является ключевой задачей для самого ЕС и для стран-партнеров. В то же время, обсуждением только денежных проблем страны не ограничились. За известиями о том, что финансовое оздоровление потребует еще новых и новых усилий, последовали сообщения о реализации масштабных трансконтинентальных проектов: об итогах первого года существования зоны свободной торговли между ЕС и Южной Кореей, о возможном начале переговоров о формировании зоны свободной торговли с США и Японией.

В последнее время ЕС принимает активные усилия по либерализации торговли с крупнейшими партнерами на двусторонней основе. Так, год назад вступило в силу соглашение о свободной торговле между ЕС и Южной Кореей, которое впервые позволило достичь серьезных масштабов либерализации торговли и получить реальные выгоды для европейских и корейских компаний. Только снижение и устранение отдельных импортных тарифов позволило европейским компаниям за первые 9 месяцев сэкономить на уплате таможенных пошлин 350 миллионов евро.

Анализ данного соглашения позволяет утверждать, что базовым принципом всех договоренностей является постепенное развитие событий и последовательный подход к реализации предусмотренных мер. Так, в частности стороны договорились об устранении тарифов в торговле промышленными и сельскохозяйственными товарами. Учитывая значение и «чувствительный» характер сельскохозяйственных товаров для экономики ЕС, подобную договоренность можно считать сенсационной. К 2016 г. практически 99% стоимостного объема двусторонней торговли между Кореей и ЕС должны быть устранены, а к 2031 г. 99,9% взаимной торговли будет осуществляться в режиме «duty free» (исключения распространятся лишь на несколько сельскохозяйственных товаров).

Наличие подобных планов позволят утверждать, что эффект соглашения может быть оценен только минимум через пять или десять лет, однако уже первые показатели свидетельствуют о том, что соглашение стало, как минимум, важным стимулом для разработки новых проектов и стратегий ведения бизнеса. Большое внимание уделяется нетарифному регулированию, которое зачастую также создает проблемы в торговле. Соглашение содержит и положения, касающиеся торговли услугами и регулирования инвестиций, конкуренции, государственных закупок, прав интеллектуальной собственности и других вопросов, решение которых, по мнению сторон, должно способствовать росту торговли и достижению устойчивого развития. Для этого в соглашении предусмотрены механизмы контроля и урегулирования спорных вопросов.

Комментируя итоги первого года реализации соглашения, Комиссар ЕС по торговле Карел де Гюхт заявил, что успех свидетельствует о том, что европейская торговая политика развивается в правильном направлении. Он также отметил, что Евросоюз рассматривает возможность последовательного подписания соглашений о свободной торговле с другими партнерами и что это является одним из ключевых элементов европейской стратегии экономического роста. При этом де Гюхт назвал новые договоренности «соглашениями нового поколения». Что же нового применяет ЕС в своем стремлении к свободе торговли? И чего можно ожидать в перспективе?

Успешное развития событий на азиатском направлении никоим образом не изменило позиции ЕС в отношении развития экономического сотрудничества с западными партнерами. Агентство Reuters сообщило, что уже в следующем году Европа и США намерены начать переговоры о свободной торговле с целью существенной либерализации торговых отношений. По мнению европейских и американских чиновников, либерализация трансатлантической торговли может послужить импульсом либерализации торговли в глобальном масштабе и стимулом для усиления многосторонней торговой системы в лице ВТО.

Трансатлантическая торговля товарами и услугами оценивается в 700 млрд. долларов в год. Ежегодный объем инвестиций США в экономику ЕС превышает совокупный объем инвестиций в Азию, в то время как европейские инвестиции в США намного опережают совокупный показатель инвестиций в Индию и Китай. Затянувшийся долговой кризис в Европе и призрачный экономический рост в США заставляют обоих игроков искать дополнительные стимулы экономического развития, каковым может и должно стать расширение торговли. Совместная рабочая группа по вопросам занятости и экономического роста должна в кратчайшие сроки полностью изучить проблему и представить руководству обеих сторон свою позицию по вопросу о необходимости начала переговоров о формировании ЗСТ. В случае позитивного сценария подобная договоренность может получить правовое оформление уже к 2014 г.

Идеи свободной торговли между мировыми гигантами в той или иной форме выдвигались и ранее. Между США и ЕС существует большое число двусторонних соглашений, регламентирующих вопросы содействия торговле. В последнее время за подписание соглашения все чаще стали высказываться предприниматели обеих сторон. По оценкам Еврокомиссии, устранение барьеров в автомобильной отрасли, которая составляет крупнейший сектор двусторонней торговли, может привести к снижению издержек для обеих сторон на 15 процентов. Компании по обе стороны Атлантики хотели бы видеть соглашение, которое позволило бы не осуществлять в США проверку на соответствие техническим стандартам и требованиям безопасности автомобилей, прошедших подобную сертификацию в Европе. Небольшие компании — производители бытовой техники, систем освещения и электромонтажного оборудования — также жалуются на чрезмерно высокую стоимость сертификации продукции с учетом различных требований в Европе и Соединенных Штатах, что делает экспорт практически невозможным. Безусловно, сертификация товаров — крайне важная, но не единственная проблема двусторонних отношений. Еврокомиссия заинтересована в самом широком покрытии соглашения о ЗСТ, включая регулирование торговли в сфере услуг и доступа к госзаказу. В то же время, анализируя состояние двусторонней торговли и торговых споров, можно предположить, что такие сферы, как сельское хозяйство и авиапром, могут стать изъятиями из договора.

Параллельно с обсуждением вопросов расширения взаимодействия с США, ЕС готовит переговоры о ЗСТ с Японией. «Сделка» с Японией является одним из нескольких двусторонних торговых соглашений, решение о которых принято на фоне растущего осознания того, переговоры Доха-раунда, направленные на достижение глобальной либерализации в рамках Всемирной торговой организации, вряд ли увенчаются успехом.

Стоит отметить, что японская сторона давно настаивала на начале таких переговоров, однако положительная реакция ЕС была получена только в ответ на готовность партнера устранить ряд традиционно применяемых нетарифных барьеров еще до начала переговоров. В то же время перспектива ЗСТ с Японией вызвала серьезную обеспокоенность европейского автомобильного лобби. Европейские автопроизводители, и без того страдающие от перепроизводства и сокращения спроса и вынужденные закрывать предприятия, опасаются, что в сегменте автомобилей среднего класса они понесут дополнительные потери за счет более дешевого импорта. Так, Европейская ассоциация производителей автомобилей, которая уже выступала против соглашения с Южной Кореей, назвала новый проект «дорогой с односторонним движением». Чтобы преодолеть сопротивление (главным образом, Франции и Италии) и защитить своих производителей, Еврокомиссия собирается включить в текст соглашения «защитную оговорку», позволяющую сторонам вновь ввести ограничительные меры в отношении «чувствительных» позиций, включая автомобили, если возникнет угроза серьезного ущерба национальным производителям. Кроме того, таможенные пошлины на ряд товаров не будет сняты до тех пор, пока не будут устранены соответствующие нетарифные барьеры. ЕС также может прервать переговоры, если Япония не выполнит своих обязательств в течение года.

Пересмотр системы торговых преференций ЕС обусловил актуальность активных переговоров с развивающимися странами. В частности, важное значение придается формированию ЗСТ с Таиландом, который может стать центром торговых и инвестиционных связей ЕС в АСЕАН.

Подобное развитие событий неизбежно вызывает вопрос о перспективах расширения сотрудничества с Россией в ее новом статусе полноправного члена Всемирной торговой организации. С момента присоединения России к ВТО режим торговли будет регулироваться многосторонними нормами. Действующее Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС 1994 г. будет применяться лишь в той части, которая не урегулирована нормами ВТО и не противоречит им, например, положения о режиме учреждения и деятельности компаний в промышленности и сельском хозяйстве. Существуют сферы, которые не урегулированы многосторонними нормами (режим инвестиций, передача технологий двойного назначения, торговля ядерными материалами) и в которых Россия не сможет реализовать свои интересы при помощи механизма ВТО. Решению данного вопроса могло бы способствовать подписание нового базового соглашения, однако его содержание и формат остаются предметом переговоров.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу