России и США предстоит трудный диалог

17.12.12
Итоги года

России и США предстоит трудный диалог

Эксперты МГИМО: Шаклеина Татьяна Алексеевна, д.полит.н., профессор

Большинство экспертов и политиков, подчеркивает заведующая кафедрой прикладного анализа международных проблем Татьяна Шаклеина, не рассматривают Россию как будущую сверхдержаву. Но политика США по отношении к РФ по-прежнему строится на сдерживании, а поэтому «не следует слишком оптимистично смотреть на перспективу изменения содержания и формата двусторонних отношений».

Четырехлетний период отношений России и США при демократической администрации Обамы заканчивается довольно противоречиво. С одной стороны, диалог на официальном уровне продолжается — и нельзя сказать, что он носит конфронтационный характер; остается императив для дальнейшего взаимодействия в сфере безопасности, в решении ряда важных глобальных проблем. С другой стороны, складывается ситуация, когда хорошо видимый критический компонент сохраняется и даже усиливается, о чем свидетельствуют и высказывания отдельных политиков из администрации, и бескомпромиссная позиция большого числа американских конгрессменов, ярко проявившаяся при разработке и принятии так называемого «закона Магнитского». Что это означает для будущего российско-американских отношений?

Прежде всего, к подобным актам со стороны Конгресса США следует относиться взвешенно, так как это не первая и не последняя законодательная инициатива такого рода. Достаточно вспомнить призывы конгрессменов исключить Россию из «Группы восьми», принять санкции в связи с так называемым «энергетическим шантажом» России в отношении Украины и других европейских стран, разного рода ультиматумы в связи с соответствием России демократическим стандартам и т. п.

Весь ход развития российско-американских отношений периода 1992—2012 гг. свидетельствует о том, что сохраняется парадигма отношений Американского и Российского государств, сложившаяся с появлением Советского Союза, прежде всего, в период биполярного мирового порядка. Можно констатировать, что в краткосрочной перспективе отношения между двумя странами будут, как и прежде, развиваться в устоявшемся формате: сдерживание — ограниченный диалог и ограниченное взаимодействие — сдерживание.

Американские политологи довольно много и откровенно писали о том, что США необходимо будет сдерживать Китай, не позволять ему стать гегемоном в Азиатско-Тихоокеанском регионе или достичь влияния на мировую политику, равного американскому. На официальном уровне так прямо об этом редко упоминалось; критика КНР оставалась ограниченной и по большей части политически корректной, хотя планы и действия Соединенных Штатов по наращиванию общего военного потенциала и военного потенциала в Азиатско-Тихоокеанском регионе (многие из них уже утверждены конгрессом) свидетельствуют как раз о сдерживании.

Что касается России, то она не рассматривается практически ни одним экспертом или политиком как будущая сверхдержава, способная потеснить США на просторах мировой и региональной политики. Поэтому она часто игнорируется в экспертной проработке отдельных направлений американской деятельности (достаточно поприсутствовать на семинарах в ведущих вашингтонских «мозговых центрах» и ознакомиться с их публикациями по вопросам внешней политики США). Но парадокс состоит в том, что, несмотря на разность оценок угроз, исходящих от КНР и РФ, тема сдерживания, постоянного мониторинга соответствия нормам американской демократии и наказания за те или иные действия проходит красной нитью в публикациях, политических заявлениях, взглядах американцев, когда речь заходит о Российской Федерации.

Первое, что приходит на ум в качестве объяснения такой ситуации, — это слабость России в отдельных своих характеристиках. Речь, конечно, идет об экономике, где Китай и США (пока) ушли далеко вперед и о сфере высоких технологий (в том числе, военно-космических), где Соединенные Штаты оторвались от всех стран. А это означает, что с Китаем надо быть осторожнее, действовать менее открыто, не провоцировать на ускорение амбициозных действий, а с Россией можно быть менее дипломатичными и более жесткими.

Проводя политику в отношении любой страны, Соединенные Штаты руководствуются, прежде всего, своими глобальными стратегическими планами, закрепленными во всех внешнеполитических документах (при всех администрациях после 1945 г.). Основные три задачи по обеспечению глобального американского лидерства в 2013—2016 гг. демократы видят в процветающей экономике страны, недосягаемой военной силе и приверженности политике распространения универсальных ценностей. Идеи не новы, но что, на наш взгляд, заслуживает внимания, так это тенденция к формированию крупных межконтинентальных подсистем, подобных трансатлантической (или евро-американской). В Западном полушарии это усилия США по формированию межамериканской системы, что в масштабах глобальной политики можно определить как всеамериканскую подсистему. В тихоокеанском регионе речь может идти о формировании транстихоокеанской подсистемы, в которую могут войти, помимо США и Канады, отдельные страны Латинской Америки, Республика Корея, Япония и другие страны региона.

Как и прежде, будет проводиться политика закрепления глобального влияния Соединенных Штатов на все сферы мировой политики, нейтрализации препятствий на этом пути, будь это та или иная страна или нестрановой актор. КНР — реальная проблема, а Россия — пока потенциальная. А значит, и действия в отношении этих стран должны быть разными, хотя в их основе одно и то же — сдерживание.

Но такое объяснение, на наш взгляд, до конца не проясняет ситуацию в российско-американских отношениях. Китай, как определяют сами же американцы, — это растущая великая держава, а Россия уже давно состоявшаяся, хотя и находящаяся, по их же определению, в пограничном состоянии. Поэтому парадигма американо-китайских отношений (если КНР все-таки закрепит свой статус великой державы или даже сверхдержавы) еще до конца не сложилась, а американо-российская давно сложилась и продолжает действовать.

Это означает, что не следует слишком оптимистично смотреть на перспективу изменения содержания и формата двусторонних отношений. Как признали ведущие американские эксперты, США не откажутся от своей исторической парадигмы и продолжат преобразовывать мир по своему плану и в соответствии со своим видением будущего мирового устройства и роли в нем Соединенных Штатов. Россия тоже не собирается отказываться от своей исторической парадигмы одной из ведущих мировых держав.

Чтобы сохранить свою историческую роль, стране необходимо изменить свое положение в отношениях с США. Необходимо добиться успеха в реализации той программы, которая была представлена Президентом РФ В. В. Путиным в Послании Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 г. Неуклонно усиливать свои позиции, твердо и четко разъяснять подходы к тем или иным ситуациям в мировой и региональной политике, не оправдываться и избегать крайней риторики, не прекращать диалога на всех уровнях, включая экспертный и общественный, чтобы нейтрализовать стереотипы в отношении современной России, которые уже успели сформироваться у американцев.

(Как показали прошедшие трехсторонние конференции, проводившиеся МГИМО, Представительством ЕС в России и Джорджтаунским университетом в 2011—2012 гг., а также телемосты со студентами Джорджтаунского университета в октябре—ноябре 2012 г., американские эксперты и студенты демонстрируют вполне устоявшиеся взгляды на Россию и ее политику, на современные международные отношения, не всегда и не во всем совпадающие с российскими. Но диалог остается очень интересным, нужным и полезным для всех его участников.)

Россия не является приоритетом в американской политике, и отношения с ней будут выстраиваться в зависимости от того, как она действует или присутствует в странах или регионах, где США намерены добиться своих целей или изменить ситуацию (политическую, экономическую, военную) в пользу своих интересов.

Это означает, что Америка (а также страны-члены НАТО и ЕС или кандидаты на вступление в них) и Россия будут пересекаться и «сталкиваться» в Восточной Европе, Закавказье, Центральной Азии, АТР, Арктике; в сфере безопасности, экономической и политической сферах, в информационной и технологической сферах. Диалог будет нелегким, о чем свидетельствует вся история развития отношений между двумя странами. Наверное, пора к этому привыкнуть и не отвыкать.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу