Арабский Восток 2012: от хаоса к новой революции?

24.12.12
Итоги года

Арабский Восток 2012: от хаоса к новой революции?

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Профессор кафедры востоковедения Марина Сапронова — о том, каким 2012 год был для государств «арабской весны».

2012 год для Арабского Востока стал естественным продолжением тех социально-политических трансформаций, начало которым было положено т.н. «арабской весной» 2011 года. За этот период существенно изменился расклад сил в регионе, увеличилась активность в нем региональных и внерегиональных держав, начались глубокие перемены во внутриполитическом развитии арабских стран.

На фоне трагических событий в Сирии другие затронутые революционными событиями государства начали строить новую политическую структуру. Основной тенденцией этого строительства стало усиление влияния исламских партий, которые, воспользовавшись демократическими процедурами, победили на парламентских выборах, проводившихся на многопартийной основе. Политический ислам стал одной из самых влиятельных региональных сил.

Между тем, постепенно приходит понимание того, что смена высшего руководства и формирование правительств исламскими партиями не улучшает условия жизни населения и не решает основных социально-экономических проблем, ставших катализатором протестных движений. Сохраняется высокий уровень безработицы, особенно среди молодежи, что усиливает ее разочарование в предложенных новыми правительствами моделях развития и одновременно увеличивает популярность салафитских радикальных лозунгов.

Египетский президент М. Мурси, отметивший 4 октября символическую дату — 100 дней пребывания у власти — официально констатировал, что представленная им программа, состоящая из более чем 60 пунктов, не выполнена. Более того, итогом недолгого правления исламистов становится резкое снижение общего уровня безопасности, связанное с активизацией радикальных структур. В Тунисе, Египте и других странах были выпущены из тюрем и амнистированы представители салафитских организаций, находившиеся там по приговорам судов в связи с террористической деятельностью; стали активно создаваться локальные филиалы «Аль-Каиды» и возвращаться все те, кто скрывался от правосудия за рубежом.

Так, в течение всего года в разных городах Туниса периодически проходили антиправительственные демонстрации и одновременно участились случаи нападения салафитов на полицейские участки. В Ливии и Йемене отдельные населенные пункты периодически провозглашались «исламскими эмиратами», некоторые из которых контролировали группировки «Аль-Каиды». В Египте продолжает сохраняться напряженная обстановка на Синае, где летом этого года шли бои регулярной армии с боевиками из различных экстремистских групп.

При этом национальные правительства оказываются бессильны перед произволом радикалов, о чем свидетельствует совершенная 11 сентября атака боевиков на американское консульство в Бенгази, в результате которой погибли 4 американца, в том числе посол. В Тунисе в деревне Седжнан салафиты провозгласили исламский эмират и запугивают местных жителей, которых считают ненастоящими мусульманами, в том числе не носящих хиджаб женщин.

Продолжаются бои между правительственными войсками Йемена и исламистами, которые вновь активизировались в конце этого года на юге страны.

Судя по всему, противоречия между «Братьями-мусульманами» и салафитами, носящие исторический характер, будут только углубляться, а радикальные группировки будут продолжать дестабилизировать социально-политическую ситуацию в арабских странах, набирая очки на нерешенных экономических проблемах и рассчитывая в обстановке хаоса прийти к власти.

Массовые волнения не обошли стороной и страны Персидского Залива: в Кувейте продолжается противостояние между исполнительной властью (в лице эмира) и Национальной ассамблеей (парламентом), выборы в которую прошли 1 декабря, при бойкоте со стороны оппозиции. Важным итогом этих выборов стало получение 17 депутатских кресел (из 50) представителями шиитской общины.

Одновременно с этими событиями заявляет о себе и другая тенденция — активизация светских кругов, понявших, что они оказались на обочине политического процесса. Крайне обострилась межпартийная борьба в Тунисе, и правительство, сформированное исламской партией «Ан-Нахда», вынуждено было пойти на определенные уступки светским кругам (назначив, в частности, на следующий год дату новых парламентских и президентских выборов). В конце года часть депутатов парламента подписала коллективную петицию с требованием распустить движение «Ан-Нахда»; при этом не прекращается противостояние между тунисскими исламистами и профсоюзами, перерастающее зачастую в столкновения в различных городах. Значительная часть населения (ориентирующиеся на Европу бизнесмены, довольно многочисленный средний класс, армия) не хочет усиления религиозного радикализма. Не хотят этого и тунисские женщины, эмансипация которых началась сразу после достижения страной политической независимости в 1956 году. Поэтому власти Туниса приступили к разработке стратегии, направленной на установление контроля над религиозными структурами и противодействие экстремизму.

Ноябрь этого года ознаменовался крупнейшими манифестациями оппозиции президента Египта М. Мурси и забастовкой египетских судей, выступивших против конституционной декларации, наделившей президента дополнительными полномочиями и подтолкнувшей страну к новому этапу политической борьбы. В разных городах Египта были подожжены около 30 офисов «Братьев-мусульман». Светская оппозиция, объединившаяся во «Фронт спасения Египта», уже обвиняет нового президента в тех же преступлениях, которые инкриминировались Хосни Мубараку.

Периодически возобновляются бои вокруг ливийского города Бани-Валид — оплота бывшего режима. Это дало основание спикеру Всеобщего национального конгресса Ливии Мохаммеду аль-Магарифу констатировать, что год спустя после гибели Каддафи полное освобождение страны от его режима «еще не завершено».

Между тем, международные правозащитные организации уже бьют тревогу, сообщая в своих докладах о нарушениях прав человека как в Ливии, так и в Тунисе, касающихся подавления свободы прессы, арестах журналистов, дискриминации женщин и других проявлениях произвола властей по отношению к гражданам. Поэтому большой проблемой остается вопрос о том, готовы ли пришедшие к власти исламские партии внедрять в жизнь демократические идеалы.

В ноябре произошло еще два важных события: очередное серьезное обострение ситуации вокруг сектора Газа и получение Палестиной статуса государства-наблюдателя в Организации Объединенных Наций, что дает ей возможность обращаться за помощью в различные структуры ООН, в т. ч. в Международный уголовный суд с исками против действий Израиля. Однако очевидно, что повышение юридического статуса Палестины вряд ли будет способствовать политическому урегулированию палестино-израильского конфликта, позитивное продвижение в котором невозможно без переговорного процесса, а он в настоящее время отсутствует. Подтверждением тупиковой ситуации переговорного процесса служит разрешение израильского правительства на строительство еще 3 тысяч новых домов для израильских поселенцев на Западном берегу реки Иордан и в Восточном Иерусалиме.

В связи с вышесказанным можно сделать вывод, что нерешенность социально-экономических проблем на фоне углубляющегося общественного разлома по линии «ислам — светскость» и противостояния региональных игроков предполагает длительный процесс дальнейшей трансформации арабских режимов, который может пойти как в сторону еще большего радикализма, так и в сторону отката к прежней модели развития.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу