Италия: времена политики-спектакля миновали

28.12.12
Итоги года

Италия: времена политики-спектакля миновали

Эксперты МГИМО: Зонова Татьяна Владимировна, д.полит.н., профессор

Профессор кафедры дипломатии Татьяна Зонова считает, что по итогам парламентских и президентских выборов в Италии «вторая республика», которая так и не получила правового оформления, уйдет в прошлое, а «политическому ландшафту Италии предстоит перестройка».

Для итальянцев Новый год, видимо, наступит только весной. В декабре 2012 года партия Берлускони «Народ свободы» отказала в поддержке правительству, что побудило премьера Марио Монти подать в отставку. После состоявшегося роспуска парламента вместо очередных парламентских выборов, намечавшихся на апрель, 24 февраля предстоят досрочные выборы. И в Италии, и за рубежом отмечают, что, подняв волну правительственного кризиса, Берлускони совершил роковую ошибку. Президент Италии Джорджо Наполитано выразил по этому поводу чувства «горечи и тревоги»; «Нью-Йорк Таймс» охарактеризовала действия Берлускони как «бесстыдные» (shameless).

Подведем итоги уходящего года и рассмотрим некоторые сценарии развития событий. Напомню, что в ноябре 2011 года Берлускони, стоявший у кормила власти с небольшими перерывами в течение десятка лет, вынужден был подать в отставку. Это не было неожиданностью. К концу 2010 года над его правительством сгустились тучи. Бывшие союзники по коалиции выступили с резкой критикой и обусловили свою поддержку правительству уходом премьера в отставку. Ситуация еще более накалилась, когда на прошедшем в июне 2011 года референдуме 95% проголосовавших (при явке около 60%) дружно выразили свое несогласие с политикой Берлускони. Связанные с Берлускони скандалы сделали ситуацию взрывоопасной. Пресса пестрила заголовками о его «полном провале» и «политической смерти». Потери понес и главный союзник Берлускони — «Лига Севера».

После вынужденной отставки премьера Берлускони в ноябре 2011 года парламент подавляющим большинством проголосовал за доверие новому «техническому» правительству во главе с Марио Монти; правительство предполагало работать вплоть до очередных парламентских выборов. Кандидатура Монти, пожизненного сенатора, известного экономиста и бывшего комиссара Европейской комиссии, у подавляющего большинства итальянцев сомнений не вызывала. Монти опирался также на поддержку европейских лидеров, Ватикана и президента Обамы.

Монти получил тяжелое наследие. За период 2008–2011 годов государственный долг Италии вышел на четвертое место в мире и достиг 119% от ВВП, промышленный сектор сократился на 15%, к ноябрю 2011 года спред превысил 500 пунктов. В руках одного процента населения сосредоточилось десять процентов национального дохода. До 40% молодых людей, особенно на юге страны, были без работы и нигде не учились.

Для вывода страны из тяжелейшего финансового и экономического кризиса новый премьер приступил к реформам, получившим название «Спасение Италии». Речь шла о поддержании стабильности зоны евро и снижении государственного долга. В исполнение решений Евросоюза в конституцию Италии было внесено положение о равенстве доходных и расходных статей бюджета. Не менее значимыми явились и структурные реформы в области рынка труда и пенсионной системы. Наряду с этим правительство приступило к сокращению государственного аппарата и постепенной ликвидации промежуточного провинциального звена в административном делении страны, развернуло борьбу с коррупцией и оттоком капиталов за границу. По словам председателя Конференции итальянских епископов кардинала Анджело Баньяско, премьер «решительно и со знанием дела предотвратил непоправимое и отстоял доверие Европы и мирового сообщества к Италии».

Монти не скрывал, что реформы требуют принятия очень жестких и болезненных экономических мер и приведут к неизбежному замедлению роста, однако их успешное осуществление необходимо для будущего подъема. Сегодня Монти заверяет, что пик кризиса уже миновал, хотя ситуация остается весьма тревожной. По данным Итальянского института статистики, в 2012 году ВВП продолжает сокращаться и растет безработица, при этом значительно снижается уровень доходов и инвестиций. Существенно повышены налоги. Увеличивается разрыв между бедными и богатыми слоями населения.

В этой обстановке неизбежно возрастает социальная напряженность. Ширится протестное движение. Перехватить его пытаются политики-радикалы вроде Беппе Грилло, сатирика и шоумена, основавшего объединение «Пять звезд», которое достаточно успешно выступило на областных выборах. Берлускони тоже использует сложившуюся ситуацию в своих целях. Среди его потенциальных сторонников, пишет влиятельная «Коррьере делла сера», те, кто «жестко пострадал от проводимых реформ, роста налогов, кто был разорен, уволен и оказался на грани самоубийства». Под знаменем защиты суверенитета, под знаком борьбы против «подчинения Италии Брюсселю и Берлину» Берлускони пытается привлечь на свою сторону и тех ультра патриотов, у кого вызывает неприятие безусловная поддержка Монти немкой Меркель, французом Олландом и другими европейскими лидерами.

Берлускони надеялся, что удача на новых выборах обеспечит ему пост премьера или президента и гарантирует иммунитет и неприкосновенность многомиллиардной собственности. Ведь в бытность премьером при опоре на правоцентристское большинство в парламенте кавальере Берлускони удалось провести через парламент так называемые законы ad personam, которые переводили инкриминируемые премьеру преступления в не подлежащие судебному расследованию деяния, сокращали срок давности, а также избавляли от необходимости являться в суд в связи с занятостью государственными делами.

Далеко не все хотят видеть Берлускони новым премьером. «Экономист» назвал сценарий возвращения Берлускони на пост премьера «ужасным» (horrible). За последние 18 лет против Берлускони было возбуждено 33 уголовных дела, он израсходовал 400 млн. евро на адвокатов, а в результате только одного из процессов суд заставил его выплатить потерпевшей стороне 500 млн. евро.

Судебные процессы против Берлускони продолжаются. В октябре 2012 года по итогам длившегося шесть лет разбирательства миланский суд первой инстанции приговорил бывшего премьера к четырем годам тюрьмы. Приговор содержит обвинения в масштабных финансовых махинациях, использовании оффшора для искажения финансовой отчетности и уклонения от налогов, а также в создании «серых» фондов в холдинге Fininvest с целью личного обогащения. К тому же в будущем году, видимо, получит окончательное завершение процедура принятия закона о невозможности выдвижения на выборах лиц, приговоренных к тюремным срокам (сегодня в итальянском парламенте почти сотня депутатов имеет проблемы с юстицией).

Последние опросы общественного мнения показывают, что партия «Народ свободы», внутри которой вспыхнули разногласия, вряд ли получит на выборах более 10–15%. Берлускони явно растерян и нервничает. Как обычно, все свои неудачи он списывает на происки «скрытых под красными судейскими мантиями коммунистов». Даже его пиар-помолвка с телеведущей на 50 лет моложе его не добавила Берлускони популярности — времена политики-спектакля уже миновали. Осложняется его положение и в партии. Не надеясь на симпатии соратников, Берлускони, в отличие от левых, отказался от праймериз и выступил с заявлением о намерении лично возглавить предвыборный список. Однако буквально на следующий день его планы изменились, и он призвал Монти встать во главе правоцентристского списка.

Серджо Романо, авторитетный обозреватель «Коррьере делла сера», в прошлом посол Италии в России, возмущен тем, что Берлускони «занят только самим собой, юлит, совершает тактические уловки, изыскивая способы улучшить свой имидж. Он то пытается изобразить себя отцом-основателем, то стремится возродить партию „Вперед, Италия!“, то нападает на Монти, то указывает на Монти как на наследника и преемника. Поглощенный собой, он готов использовать заряд недовольства и озлобления в обществе». Ватикан тоже заявил о «безответственности тех, кто думает о своем благополучии в то время, как весь дом объят пламенем».

В преддверии парламентских выборов в Италии складывается неординарная ситуация. Нынешний парламент теперь не успевает принять очень важный закон о выборах. Действующий закон (по откровенному признанию его автора сенатора Кальдероли, закон «свинский», ряд положений которого были к тому же признаны Конституционным судом антиконституционными) вынуждает идти на выборы большими и пестрыми по своему составу коалициями, а это неизбежно приводит к острой поляризации сил.

Предположение, что Монти мог бы выступить на выборах в одном списке с Берлускони, отметается практически всеми. В самой партии «Народ свободы» против совместного списка с Монти выступили и крайне правые, и потенциальный союзник Берлускони и новый лидер «Лиги Севера» Роберто Марони. Глава Христианско-демократического центра Пьер Фердинандо Казини сравнил спекуляции об участии Монти в списках правого центра с «приземлением на крыше палаццо Монтечиторио (парламента) неопознанного летающего объекта».

Большинство обозревателей предрекают победу на выборах левоцентристскому блоку во главе с Пьером Луиджи Берсани, лидером Демократической партии. В свою очередь, Берсани не отрицает, что именно Монти сможет гарантировать победившему левоцентристскому блоку лояльность Европы и финансовых рынков. Это заявление свидетельствует о возможной поддержке, которую Демократической партия готова оказать Монти, с чем вряд ли согласятся леворадикальные союзники партии.

В этой связи Эрнесто делла Лоджиа, политический обозреватель «Коррьере делла сера», рассуждал о желательности формирования центристского блока во главе с Монти. Действительно, многие избиратели не разделяют программу левого центра. Они, в результате связанных с именем Берлускони скандалов и его демагогической пропаганды антиевропеизма, почувствовали себя «осиротевшими» и готовы отдать голоса предполагаемому центристскому блоку. В этом случае, считают они, Монти получил бы голоса умеренных левых из Демократической партии и умеренных правых из лагеря Берлускони.

Тем не менее, «супер-Марио» предпочитает оставаться над схваткой. Призыв Монти сосредоточить внимание не на личностях, а на программных идеях предоставляет возможность выступать выразителем интересов различных слоев итальянского общества. Следует учесть, что в соответствии с итальянской конституцией сенатор Монти может стать премьером даже без выдвижения своей кандидатуры на парламентских выборах, так как премьера после консультаций с парламентом назначает президент страны. На предновогодней пресс-конференции 23 декабря Монти дал понять, что согласится с мнением будущего парламента, коль скоро тот предложит его кандидатуру в качестве главы правительства. Монти не возражает и против использования в ходе избирательной кампании его имени теми политическими силами, которые разделяют его идеи.

В мае заканчиваются и полномочия президента Наполитано. Следующего президента изберет новоизбранный парламент. Кстати, среди возможных кандидатов на этот пост называли и Монти, и другого экономиста — Романо Проди, который в свое время был главой итальянского правительства и Европейской комиссии. Все же Монти, вероятнее всего, возглавит правительство, что в парламентской республике открывает перед ним больше возможностей для продолжения реформ. По итогам парламентских и президентских выборов «вторая республика», так и не получив правового оформления, уйдет в прошлое. Политическому ландшафту Италии предстоит перестройка.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу