Новый статус Палестины

23.01.13

Новый статус Палестины

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

От оккупированной территории к оккупированному государству.

События «арабской весны» и ее довольно неоднозначные последствия заслонили собой ситуацию, развивающуюся в Палестинской национальной автономии (ПНА), традиционно рассматриваемой как постоянная угроза стабильности всего арабского региона. Между тем в последнее время там произошли довольно значимые события: в ноябре 2012 года сложилась реальная угроза вторжения Израиля в сектор Газа (в результате осуществления операции «Облачный столп»), которому предшествовала ликвидация руководителя военного крыла движения ХАМАС Ахмеда Джабари. Одновременно состоялось первое довольно успешное выступление нового египетского президента Мухаммеда Мурси в качестве международного посредника. А 29 ноября — в День международной солидарности с народом Палестины Генеральная Ассамблея ООН приняла решение о присвоении Палестине нового статуса: государства-наблюдателя.

Важно отметить, что ноябрьская палестино-израильская конфронтация продемонстрировала некоторые существенные изменения в обстановке на Ближнем Востоке, которые стали отражением «арабской весны». Во-первых, существенно выросли военные возможности ХАМАСа (Исламское движение сопротивления), использовавшего в этом конфликте дальнобойные ракеты и продемонстрировавшего таким образом свою способность наносить удары по центральным районам Израиля. Во-вторых, ХАМАС приобрел новый статус и международное влияние, получив политическую поддержку со стороны таких стран, как Турция, Тунис и Египет, где у власти стоят исламские партии, а также со стороны Катара, эмир которого в ходе своего визита в сектор Газа пообещал 400 миллионов долларов на восстановление инфраструктуры. При этом самому Израилю так или иначе пришлось вступить в диалог с ХАМАСом, а не с Махмудом Аббасом. В итоге — пошатнувшаяся было власть ХАМАСа в секторе Газа серьезно укрепилась, а «палестинский вопрос» вновь вернулся на повестку дня мирового сообщества.

В-третьих, Израиль не нашел в лице США поддержки своим военным решениям, напротив, и Запад, и арабские страны (в лице египетского президента) сразу осудили военную кампанию и способствовали быстрому прекращению огня и заключению перемирия. В качестве посредника выступил Египет, продемонстрировав свою заинтересованность в сдерживании палестино-израильского конфликта. Египетская миссия оказалась довольно успешной и выявила возможность «Братьев-мусульман» договариваться с ХАМАСом, который еще в начале сирийской революции считался союзником Сирии и Ирана, но затем совершил дрейф в сторону суннитских монархий Персидского залива.

Что изменилось?

Палестино-израильские отношения являются ключевым фактором, определяющим политическую динамику ситуации на Ближнем Востоке. На данный момент основной проблемой этих отношений является практическое отсутствие переговорного процесса. Среди основных причин этого можно назвать прежде всего сохраняющийся раскол в самом палестинском руководстве (хотя еще в мае 2011 года было подписано соглашение о межпалестинском примирении и проведении новых выборов), неготовность Израиля идти на серьезные уступки палестинцам, периодические обстрелы израильской территории со стороны ХАМАСа, неспособность сторон договориться по ключевым аспектам проблемы (о статусе Восточного Иерусалима и Западного берега, по вопросу о беженцах и др.)

Тем не менее повышение статуса Палестины в ООН можно рассматривать как важную дипломатическую победу, которая стала возможна на фоне все возрастающих международных симпатий к ПНА.

Получение статуса государства-наблюдателя облегчалось тем, что в отличие от полноправного членства (заявку на которое Палестина делала еще в 2011-м) он может быть присвоен решением Генеральной Ассамблеи ООН, а не членами Совета Безопасности.

Из 193 государств, представленных в Генассамблее, палестинскую заявку поддержали 138 стран — членов ООН, 19 выступили против (в том числе Израиль, США, Канада), остальные воздержались.

Новый статус теперь дает Палестине возможность обращаться во все финансовые, гуманитарные, образовательные структуры ООН, она может войти в Международную организацию труда, во Всемирную организацию здравоохранения и т. д., но главное — это возможность обратиться в судебные органы, в частности в Международный уголовный суд (МУС) в Гааге. Израиль не признает юрисдикции этого суда, однако юридические последствия палестинских исков могут осложнить пребывание израильтян в странах, где юрисдикция МУС признается.

Теперь ПНА не просто оккупированная территория, но оккупированное государство и, следовательно, защищено всеми международными нормами и конвенциями, в частности Женевской конвенцией (1949 года) о защите гражданского населения во время войны, и др.

Статус оккупированного государства, кроме того, определит границы Палестины: они будут зафиксированы по линии разграничения, предшествовавшей войне 1967 года, с Восточным Иерусалимом и без еврейских поселений на Западном берегу.

Что касается политического урегулирования палестино-израильского конфликта, то новый статус ПНА вряд ли будет этому способствовать, так как основной механизм урегулирования заложен в переговорном процессе, который находится в глубоком тупике, а также во взаимоотношениях многих региональных и внерегиональных игроков. Израиль отвергает требование палестинцев прекратить строительство поселений на Западном берегу, заявляя, что заселение этих территорий (принадлежность которых, по мнению Израиля, остается спорной) не может быть препятствием для переговорного процесса, который должен начаться без предварительных условий. Палестинцы рассматривают продолжающееся строительство как расширение колонизации и не хотят вступать в переговоры до тех пор, пока не прекратится подобная практика.

Кроме того, ООН никак не может способствовать созданию государственных структур и формированию политических институтов. Государство должно вызреть изнутри и стать итогом политического развития и самосознания самого палестинского народа. Пока же наблюдаются существенные противоречия в подходах к перспективам дальнейшего развития Палестины со стороны ФАТХа (Движение за национальное освобождение Палестины), контролирующего Западный берег, и со стороны ХАМАСа, под контролем которого находится сектор Газа. А все усилия провести парламентские выборы в соответствии с новым избирательным законом пока не увенчались успехом. Более того, даже стремление Махмуда Аббаса и его сторонников из ФАТХа сделать заявку в ООН для повышения статуса Палестины первоначально не встретило поддержки и одобрения со стороны более радикальных политических сил, назвавших эту заявку односторонней инициативой Аббаса.

Конкуренция двух ведущих политических сил автономии, естественно, не способствует развитию устойчивой государственности и формированию эффективных властных институтов, что наглядно продемонстрировали парламентские выборы 2006 года, разделившие ПНА идеологически и территориально и фактически поставившие ее на грань гражданской войны.

Существуют и другие факторы, мешающие созданию полновесного палестинского государства, и прежде всего отсутствие самостоятельной экономики, целиком и полностью зависящей от зарубежных дотаций и, следовательно, от политической конъюнктуры, региональных трансформаций и экономического положения в соседних арабских странах, которое складывается в настоящее время не лучшим образом.

Наиболее сложная ситуация наблюдается в секторе Газа, многие жители которого до второй Интифады работали в Израиле. После 2005 года такой возможности больше не было, в результате блокады прекратилось рыболовство и разорилось множество мелких предприятий. Около 38 процентов жителей живут за чертой бедности. И все это на фоне довольно быстрого роста населения ПНА, более половины которого составляют несовершеннолетние, что способствует росту безработицы (около 30 процентов) и заставляет молодых палестинцев уезжать на заработки в другие страны, в том числе и в Израиль. Согласно отчету агентства ООН по проблемам палестинских беженцев (БАПОР) за 2011 год число малоимущих, живущих всего на один доллар в день, за последние пять лет блокады выросло в три раза и составило более 300 тысяч.

Реакция Иерусалима

Израиль устами своего премьер-министра охарактеризовал обращение ПНА в ООН как грубое нарушение соглашений, ранее заключенных с израильтянами.

Израильское правительство единодушно отвергло резолюцию ООН, ответив на нее принятием нового плана застройки в так называемой зоне Е-1 — части палестинской территории между Восточным Иерусалимом и Западным берегом реки Иордан.

При этом Нетаньяху особо подчеркнул, что Израиль строил и продолжит строить поселения в областях, входящих в зону стратегических интересов страны. В общей сложности предполагается построить около 3000 единиц жилья в Восточном Иерусалиме, Самарии и Иудее, которые в конечном итоге полностью отрежут друг от друга палестинский Восточный Иерусалим и Западный берег реки Иордан.

25 декабря 2012 года МВД Израиля уже одобрило строительство 1200 единиц жилья в иерусалимском квартале Гило за линией перемирия, существовавшей до войны 1967 года.

Кроме того, министр финансов сообщил, что Израиль заморозит Палестине перевод поступлений от налогов (около 100 миллионов долларов), собранных для нее в рамках Парижских соглашений, регулирующих экономические отношения между сторонами, подписанных в 1994 году в дополнение к «Соглашениям Осло», и эти средства будут использоваться для погашения долга ПНА израильской электрической компании. Данное решение, безусловно, станет очень болезненным ударом по экономической ситуации в Палестине, что повлечет за собой ухудшение социальной обстановки и как следствие дальнейшее усиление внутриполитической нестабильности.

Такую реакцию Израиля на новый статус Палестины можно рассматривать, с одной стороны, как внутриполитический демарш накануне выборов в кнессет, необходимый для того, чтобы заручиться прочной поддержкой избирателей, так как в последнее время в Израиле увеличивается число людей, выступающих категорически против создания независимого палестинского государства (по некоторым данным, они составляют 35–40 процентов населения). В этой связи операцию «Облачный столп», которая началась за 68 дней до выборов в кнессет, сравнивали с другой операцией ЦАХАЛ — «Литой свинец», начавшейся за 45 дней до выборов в кнессет 2009 года.

С другой стороны — как способ давления на правительство Махмуда Аббаса и поддерживающих его европейских партнеров, в частности по вопросу о более активном участии палестинского государства в борьбе с экстремистскими исламскими группировками, с тем, чтобы усилить «фактор сдерживания», так как предварительные итоги «арабской весны» наиболее негативно отразились на положении Израиля в регионе, существенно укрепив позиции и расширив базу ХАМАСа по мере того, как шел процесс ослабления светских и военных режимов и укрепления исламских партий в соседних арабских странах. Следует подчеркнуть, что даже сирийско-израильская граница на протяжении всего периода правления Башара Асада была спокойной, несмотря на то, что Сирия поддерживала ХАМАС и содействовала развитию отношений между исламистами и Ираном. В настоящее время давление на Израиль со стороны исламистских сил резко возросло и уже «Братья-мусульмане» в Иордании требуют пересмотреть мирный договор с Израилем.

Основные последствия

Если с военной точки зрения ничего существенного не произошло, то в политическом отношении все указывает на растущую поддержку палестинцев по всему миру, а также на то, что положение Израиля после очередного палестино-израильского витка напряженности и повышения статуса Палестины в ООН заметно ухудшилось.

Несмотря на то, что голосование по палестинскому вопросу в Генассамблее ООН продемонстрировало резкое размежевание европейских государств и отсутствие политического единства (Франция проголосовала за, Германия и Великобритания — воздержались, Чехия — против), тем не менее реакция Израиля на новый статус Палестины и заявление о новых поселениях вызвали резкое осуждение всей мировой общественности.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал решение израильского правительства ударом по реализации идеи создания двух государств для двух народов. В его заявлении отмечается, что строительство новых поселений противоречит нормам международного права и не оставляет шансов для мирного урегулирования палестино-израильского конфликта.

Комиссар ЕС по международным делам Кэтрин Эштон также подвергла резкой критике решение Израиля продолжить строительство новых единиц жилья и подчеркнула в своем заявлении, что реакция международного сообщества будет зависеть от того, в какой степени израильское решение подрывает перспективы создания целостного и жизнеспособного палестинского государства.

Между тем послы ключевых европейских государств — Великобритании, Франции, Германии и Нидерландов обратились к израильскому правительству за разъяснениями и потребовали отказаться от строительства. А Великобритания и Франция вызвали в МИДы своих стран аккредитованных в Лондоне и Париже израильских послов с требованием объяснений и даже объявили о рассмотрении возможности отзыва своих послов из Израиля, если планы строительства новых поселений не будут пересмотрены. США, оказавшиеся в довольно сложном положении, были вынуждены сказать, что наложат вето на любое антиизраильское решение Совета Безопасности ООН. Тем не менее 14 представителей этого органа сделали совместное заявление, осуждающее поселенческую политику Израиля.

Интересным в этой связи является и тот факт, что и в США в среде американского произраильского лобби все чаще звучит резкая критика в адрес действий правительства Израиля. Так, известный еврейский деятель США Леон Визельтир обвинил израильского премьер-министра в возмутительных действиях по строительству новых поселений.

Все это говорит о том, что подобная практика Израиля подрывает позиции еврейского государства в тех странах, которые раньше его активно поддерживали. В крайне нестабильной обстановке, складывающейся во всем Ближневосточном регионе, Израиль может рассчитывать на международные гарантии своей безопасности только в обмен на отказ от строительства поселений, а выход Палестины на новый уровень международно-правового признания является еще одним фактором меняющейся обстановки и системы международных отношений на Ближнем Востоке.

Сейчас этим активно пользуется Махмуд Аббас, набирая себе очки в политическом противостоянии с ХАМАСом. Так, в конце декабря глава ПНА пригрозил распустить органы палестинского самоуправления и вернуть Израилю ответственность за управление Западным берегом, если после январских выборов 2013 года и формирования нового израильского правительства сохранится стагнация в процессе мирного урегулирования палестино-израильского конфликта.

Однако международное признание и растущие симпатии к палестинцам со стороны мирового сообщества, являющиеся по сути только формальными атрибутами независимости, отнюдь не помогают Палестине решить ее внутренние проблемы и наладить диалог с Израилем, а следовательно, совсем не увеличивают ее собственную государственно-политическую и социально-экономическую готовность к реальной независимости.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Военно-промышленный курьер»
Распечатать страницу