«Для Турции это расширение горизонтов»

29.01.13

«Для Турции это расширение горизонтов»

Эксперты МГИМО: Кудряшова Юлия Сергеевна, к.ист.н.

Наблюдатели объяснили стремление Анкары сблизиться с Шанхайской организацией сотрудничества.

«На данный момент стать полноправным членом ШОС наряду со странами-учредителями для Турции невозможно», — прокомментировала газете ВЗГЛЯД политолог Юлия Кудряшова слова турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана, который во вторник пригрозил сделать свою страну членом ШОС, если Анкара не добьется желаемого членства в Евросоюзе.

Госдепартамент США счел недопустимым присоединение Турции к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), о чем заявила глава пресс-службы ведомства Виктория Нуланд. Она пояснила, что это противоречит членству Анкары в НАТО. «Разумеется, это было бы интересным, если учесть, что Турция также является членом НАТО, — приводитИТАР-ТАСС слова Нуланд. — Посмотрим, чем все это закончится».

Так она прокомментировала заявление премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что его страна, уставшая от чрезвычайно медленно идущего диалога о вхождении в Европейский союз, всерьез рассматривает возможность подачи заявки на получение членства в ШОС. «Недавно я говорил господину Путину: «Возьмите нас в Шанхайскую организацию сотрудничества. Тогда мы попрощаемся с ЕС и порвем с этой организацией. Какой смысл в том, чтобы так медлить?» — сказал Эрдоган.

Напомним, в ШОС входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Статус государств-наблюдателей имеют Индия, Иран, Монголия и Пакистан.

О том, что Турция подала заявку на получение в ШОС статуса партнера по диалогу (ниже статуса наблюдателя), стало известно в конце 2011 года. Согласно Положению о статусе партнера ШОС по диалогу (от августа 2008 года), «статус партнера предоставляется государству или организации, разделяющим цели и принципы ШОС и желающим установить с ШОС отношения равноправного взаимовыгодного партнерства». При этом в прессе высказывались предположения, что Турция получит желаемый статус в 2012 году.

О том, каковы перспективы сближения Турции с ШОС с учетом членства страны в НАТО, газете ВЗГЛЯД рассказала старший научный сотрудник Центра Евроатлантической безопасности Института международных отношений Юлия Кудряшова.

ВЗГЛЯД: Юлия Сергеевна, почему Турция до сих пор не получила статус партнера по диалогу с ШОС?

Юлия Кудряшова: Турция очень долго добивалась того, чтобы стать партнером по диалогу с ШОС. Главное, что Россия помогала Турции в этом вопросе. Но некоторые страны выступили против, прежде всего Узбекистан. Он выступал категорически против предоставления Турции этого статуса. В свою очередь США очень опасаются военно-политического диалога между Россией и Китаем в рамках ШОС, поэтому они против участия Турции как члена НАТО в политических рамках ШОС.

ВЗГЛЯД: Зачем турецкому премьеру нужен такой примитивный шантаж? Ведь Брюссель все равно не поверит, что Анкара бросит НАТО ради ШОС.

Ю.К.: Лично я не считаю, что это шантаж. Для Турции это расширение горизонтов. Эта страна пытается быть максимально задействованной в как можно большем количестве региональных организаций и партнерств.

Если ШОС воспринимается Госдепартаментом как противопоставление НАТО, то при чем здесь заявка в Европейский союз? ЕС заявляет о себе как организация, независимая от НАТО и даже имеющая свои планы по поводу военных контингентов, независимых от альянса, и отстаивает свое право проведения операций по предотвращению кризисов и к посткризисному урегулированию за рамками НАТО исключительно своими силами.

Поэтому, на мой взгляд, нельзя воспринимать присоединение к ШОС в политическом плане как противопоставление Европейскому союзу. Это надо понимать так, что Турция хочет показать — у нее есть множество альтернатив и она является крупнейшей региональной державой, которая будет востребована по всем направлениям.

ВЗГЛЯД: Учитывая членство Турции в НАТО, каковы перспективы ее вступления в организацию, созданную фактически в качестве политического противовеса Североатлантическому альянсу?

Ю.К.: На данный момент они очень отдаленные. В первую очередь вступления в ШОС добивается Индия. И то это один из ближайших сотрудников России в азиатском регионе. И, тем не менее, у нее не получается, потому что этому есть определенные политические препятствия. И тем более Турция, против которой выступает один из учредителей ШОС Узбекистан. К тому же у других центрально-азиатских стран вызывает опасение участие члена НАТО в этой организации. ШОС позиционирует себя как организацию, независимую от США.

ВЗГЛЯД: Может ли Турция формально вступить в ШОС, оставаясь в НАТО? Или в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ)?

Ю.К.: На данный момент стать полноправным членом ШОС наряду со странами-учредителями для Турции невозможно. Теоретически вопрос присоединения Турции к этим организациям рассматривался. Но каким может быть правовой статус Турции в этих организациях, если она член западного военного блока?!

ВЗГЛЯД: Какова может быть реакция России? Можно предположить, что Москва не будет рада такому гостю? Турция не так давно посадила российский самолет, летевший в Сирию. Также существует проект газопровода Nabucco, который должен соединить Турцию со странами ЕС в обход России. В Турции размещаются американские ракеты, что вызывало негативную оценку Москвы…

Ю.К.: Россия последовательно выступает за сближение с Турцией даже после той экстренной посадки самолета, так же как и Анкара. В общении со знакомыми дипломатами посольства Турции мне сказали, что Анкара всячески выступает за партнерские отношения с Россией. Единственное, что омрачает двусторонние отношения, — это сирийский вопрос, по которому у нас недопонимание, страны не могут найти схожие позиции. Но Россия хотела бы иметь еще одну площадку для достижения более тесного политического сотрудничества с Турцией.

Что касается газопроводов Nabucco и «Южный поток», то тут совершенно другой вопрос — это экономическая плоскость. Турция полагает, что проект Nabucco малореализуем, потому что трубу нечем наполнять. Так же и «Южный поток», с точки зрения Турции, слишком дорогой проект. Анкара отказывается участвовать в каком-либо финансировании участка, который пойдет по дну Черного моря. То есть все расходы должен взять на себя Газпром. Турецкая сторона говорила, что, по ее мнению, у Газпрома недостаточно на это средств, но, в принципе, Турция готова участвовать в двух этих проектах, хотя не верит в эффективность ни того, ни другого.

Андрей РЕЗЧИКОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Взгляд»
Распечатать страницу