«Косово должно сыграть очень важную роль в будущем Европы»

15.02.13

«Косово должно сыграть очень важную роль в будущем Европы»

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

17 февраля 2008 года албанское большинство Косова и Метохии при поддержке западных государств провозгласило независимость края от Сербии. Что представляет собой Косово спустя пять лет? «Голос России» задал этот вопрос историку и публицисту Елене Пономаревой.

— Созданное в результате агрессии США и НАТО против суверенного государства, Косово не может быть ни чем иным, как структурой, обслуживающей стратегические (геополитика, энергетика, финансы) интересы мировой верхушки, а конкретно — нескольких десятков королевско-аристократических и финансовых семейств, контролирующих основные глобальные финансовые потоки и деятельность ТНК.

Так называемую Республику Косово правильнее называть Проектом. В создании этого анклава международной преступности, нелегального бизнеса и латентного в настоящий момент терроризма совпали интересы не только «нерушимого блока» государства США и американских, а шире, западных, ТНК, но также этого блока, с одной стороны, и албанской мафии (а также стоящих за ней сегментов мировой криминальной системы и международного терроризма) — с другой.

В этом смысле Косово являет собой яркий пример мафиозно-террористического государства и может быть поставлено в один ряд с Афганистаном (недаром первым признал независимость края именно Кабул), Колумбией, Суданом и Сомали.

Нельзя не согласиться с мнением британского ученого и журналиста Джона Лафлэнда о том, что «cуверенитет Косово — не более чем фикция: реальной властью здесь обладают чиновники ЕС на штыках войск НАТО».

— В какой мере соблюдаются в Косове права сербского населения?

— Очевидно, что в условиях мафиозно-террористического режима нет никаких гарантий соблюдения прав сербского населения. Косовские сербы волею белградских властей оказались брошены на произвол судьбы. Приштина не предполагает наличие сербского меньшинства ни на юге, ни на севере новообразования. Удержать бывших боевиков ОАК во главе с такими «псами войны», как Тачи, Харадинай и Чеку от расправы над сербами — задача практически невыполнимая.

На юге они уже справились с проблемой возвращения беженцев. Как всегда, посредством угроз и насилия. Из тех сербов, что были изгнаны с территории КиМ (их, только по официальным данным, более 250 тыс.), вернулось примерно 10%. Участь вернувшихся — никаких гарантий имущественных прав и перспективы найти работу, равные нулю. Систематические нападения албанцев на почве национальной ненависти, ограбления, поджоги домов — явления для сербов Косова обычные. Убийство семьи Ефтич в Талиновце — самый наглядный пример того, как Приштина относится к тем, кто пытается вернуться к своим духовным святыням и очагам предков.

Есть множество случаев, когда сербские беженцы возвращались в КиМ, но тут же уезжали обратно из-за разгула там преступности. Сербы к югу от Ибра бесправны и бессильны, процесс их поглощения и вытеснения остановить невозможно. «Министр косовского правительства по делам беженцев» Р. Томич отмечает, что если северу края сербская власть пока еще уделяет внимание, то 100 тысяч сербов к югу от Ибра в настоящий момент чувствуют себя полностью брошенными. С каждым днём обостряется опасность того, что «проблема севера» будет решена таким способом, что северяне повторят судьбу южан — будут полностью отданы на милость Харадиная, Тачи и Чеку. Тогда сербский край будет полностью «очищен от сербов».

— По какой причине западные страны упорно не замечают коррупцию и криминал, цветущие в «независимом» Косове пышным цветом?

— Одной из главных статей дохода Приштины является наркотрафик. Надо сказать, что не с 2008 г., а сразу после устранения в Косово и Метохии власти Сербии в 1999 г. этот край превратился в настоящий рай для наркоперевозчиков и иных мафиозных структур. По данным Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков за 2011—2012 гг., ежемесячно через руки албанских наркодилеров проходит от четырех до шести тонн героина, произведенного из афганского сырья, а годовой доход преступных группировок от торговли смертельным зельем составляет два млрд долларов.

Согласно данным ООН, Европола, Управления по борьбе с наркотиками США (Drug Enforcement Administration) и Интерпола лишь в Европу, которая является одним из главных потребителей афганских опиатов, поставляется около 150 т героина ежегодно, из них 35–40 т предназначены для России. Албанская мафия контролирует в этом потоке 75% поставок героина в Западную Европу и около 50% поставок в США.

Еще одной статьей дохода албанской власти в КиМ является торговля людьми и человеческими органами, чаще всего изымаемыми самыми изуверскими способами у похищенных людей — сербов, цыган, румын и даже русских. Причем до сих пор вопиющая практика «черной трансплантологии», так и не расследована до конца.

К этому следует добавить разного рода контрабанду, незаконную торговлю оружием, подготовку боевиков, сражающихся в самых разных горячих точках. Так, в Косово проходят диверсионно-террористическую подготовку боевики сирийской оппозиции. Об этом, в частности, рассказал в декабре 2012 г. сербскому журналу «Геополитика» известный французский журналист Тьерри Мейсан. Есть и другие свидетельства такого «сотрудничества».

Следует отметить, что многие американские чиновники присутствуют в Косово, будучи владельцами или совладельцами ряда компаний, в первую очередь в сфере угледобычи и телекоммуникаций. Так, генерал Уэсли Кларк, командовавший силами НАТО в Косово в самый разгар конфликта, в настоящее время является владельцем канадской энергетической компании, активно использующей уголь и продукты синтетического топлива из Косова.

Компания Мадлен Олбрайт владеет 75 процентами собственности K-Telecom. Ожидается, что компания будет продана ПТК на сумму 400 млн. до 800 млн. долларов. Фактически, Олбрайт — монополист связи в Косово.

Американские СМИ в течение нескольких месяцев указывают на участие бывших должностных лиц в косовской приватизации, а также в «инвестициях» в экономику Косово. Приштина, по сути, единственный город в мире, в котором улица Боб Доула пересекается с бульваром Билла Клинтона.

И еще. В отличие от сербов, албанские политические лидеры занимаются продвижением идеи «Республики Косово» на протяжении десятилетий. Албанское общество «Огонь» в Бостоне существует 120 лет, не говоря уже о деятельности Призренской лиги, которая работает в США с 1962 г. и имеет те же цели, что и первая и вторая лиги — отделение от Сербии. По данным журналистов, на лоббирование своих интересов только в США косовские албанцы ежегодно тратят от 15 до 50 млн долларов.

Как в таких условиях будут США и другие страны обращать внимание на криминал в Косово? Не говоря уже о том, что расширение раковой опухоли под названием албанизация решает еще одну очень важную задачу — устранение последнего союзника России на Балканах, а значит, и окончательное выдавливание нашей страны из региона.

— После встречи в Брюсселе Николича, Яхъяги и Эштон, представитель Европарламента по Косово Ульрике Луначек предложила признать независимость Косова тем странам ЕС, которые этого ещё на сделали. Есть ли взаимосвязь между этими событиями?

— Встреча Николича, Атифеты Яхъяги и Эштон продолжалась в кабинете главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон около 50 минут за закрытыми дверями в здании на площади Шумана в Брюсселе. Это была первая встреча, а значит, будут следующие.

По словам анонимных брюссельских дипломатов, президенты должны будут «вдохновить премьеров на продолжение диалога в конструктивном смысле и на достижение новых компромиссов». О каких «новых компромиссах» идёт речь, если учесть, что практически все предыдущие договорённости, достигнутые при посредничестве ЕС, носили характер уступок с сербской стороны?

Как сообщает ведущая приштинская албаноязычная газета «Коха диторе», Николич и Яхъяга должны будут подписать некий документ, символизирующий окончательную нормализацию отношений между Белградом и Приштиной.

Какое именно содержание албанские руководители Косова вкладывают в подписание итогового документа? По имеющейся информации, главным пунктом в нём должно стать обязательство Сербии не препятствовать обретению Приштиной членства в ООН. Данное положение не только будет означать фактическое признание Белградом косовской независимости, но и позволит косоварам обойти препятствие в лице России, которая ранее устами своих дипломатов давала понять, что поддержит то решение проблемы Косова, которое окажется приемлемым для Сербии.

О том, что от Сербии потребуют снять возражения против приема Косова в ООН (а, следовательно, и во все другие международные организации), заявил и один из «теневых архитекторов» балканской политики США, профессор Института по проблемам мира Даниэль Сервер. По его словам, Сербия даже в случае нормализации отношений с Косовом не получит членства в Евросоюзе «еще десятилетие». А для того, чтобы добиться от Брюсселя хотя бы назначения даты начала переговоров о евроинтеграции, сербскому правительству необходимо пойти дальше: «установить дипломатические отношения и обменяться послами с Косовом».

Так что можно сделать вывод о том, что участие президента Сербии потребовалось Брюсселю для того, чтобы своими полномочиями и своим весом убедить косовских сербов принять брюссельские соглашения о механизме сбора налогов и таможенных пошлин на севере Косова и функционировании специального фонда для северных районов края. Но не только.

Руководство Сербии убеждено, что переговорный процесс по Косову проходит в соответствии с принятой правительством и Народной Скупщиной платформой. По мнению Ивицы Дачича, создание специального фонда, в котором будут аккумулироваться таможенные, налоговые и иные сборы, поступающие с переходов Яринье и Брньяк, представляет собой «первый шаг на пути к автономии для сербов на севере Косово». Проблема, однако, в том, что в Приштине и Брюсселе нисколько не разделяют подобную трактовку решений очередного раунда брюссельских переговоров.

По сообщениям косовских средств массовой информации, сторонам так и не удалось урегулировать ключевой вопрос — о правовой подчиненности создаваемого фонда. Согласно версии Белграда, соответствующий механизм предусматривает, что «пограничные» сборы не покинут территорию Северного Косова — иными словами, будут контролироваться косовскими сербами. Однако Хашим Тачи настаивает на другой версии, согласно которой собранные средства будут поступать напрямую в «консолидированный бюджет Косова», а уже оттуда направляться на север через специальный фонд.

Для Приштины данное положение является ключевым. Представители косовских властей не сомневаются, что Евросоюз в итоге полностью солидаризируется с подобной позицией. Включение Северного Косова в единое финансово-бюджетное пространство Косова, регулируемое из Приштины, не имеет ничего общего с «первым шагом на пути к автономии для сербов на севере Косова».

— Каким вы видите будущее Косово и Метохии?

— Будущее КиМ весьма предсказуемо и печально одновременно. Конечно, никакого возврата к прошлому, к тому, что этот сербский край станет формально опять сербским. Таковым он будет только в душах и в подсознании не только сербов, но и тех людей, которые знают эту страну, которые думают о ней и переживают за нее. Но никогда Запад не вернет Сербии эту территорию. Он в нее вложил уже слишком много денег. Достаточно даже вспомнить две американские базы, которые там расположены и которые оснащены по самому последнему слову техники. Косово должно сыграть очень важную роль в будущем Балкан, а может быть, даже и всего европейского региона.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу