Конкуренция России и ЕС как ключевых внешнеполитических партнеров Беларуси, Молдовы, Украины

05.03.13
Эксклюзив

Конкуренция России и ЕС как ключевых внешнеполитических партнеров Беларуси, Молдовы, Украины

Эксперты МГИМО: Шишкина Ольга Владимировна, к.полит.н.

Россия и ЕС — основные партнеры Украины, Беларуси и Молдовы в сфере экономики, политики, общественных связей. Однако с середины 2000-х гг. сохраняется положение, при котором сближение с одним из партнеров (Россией или ЕС) для этих трех государств автоматически влечёт за собой охлаждение отношений со вторым крупным партнером. Подробнее об этом, а также о вариантах выхода из сложившейся ситуации — в экспертном комментарии старшего преподавателя кафедры международных отношений и внешней политики России Ольги Шишкиной.

Ситуация конкуренции между Россией и ЕС за право стать основным внешнеполитическим партнером Беларуси, Молдовы и Украины возникла после восточных расширений ЕС в 2004 и 2007 гг. Именно тогда ЕС вплотную приблизился к границам постсоветских государств, которые Россия считала сферой своих особых интересов с момента распада СССР. Беларусь, Молдова и Украина стали «общими соседями» ЕС и России. Будучи заинтересованными в тесном сотрудничестве с соседями, Россия и ЕС соревновались в создании внешнеполитических проектов для сближения.

К началу второго десятилетия 2000-х гг. пророссийские инициативы включали в себя малоактивное Содружество независимых государств (СНГ, 1991 г.), неудавшийся проект Единого экономического пространства России, Беларуси, Казахстана и Украины (ЕЭП, 2003 г.), Таможенный союз ЕврАзЭС (ТС, 2009 г.) и Единое экономическое пространство ЕврАзЭС (ЕЭП, 2012 г.). Среди инициатив ЕС — запущенная с помпой в 2003 г. Европейская политика соседства (ЕПС, 2003 г.) и её адаптированная для постсоветских государств версия — Восточное партнерство (ВП, 2009).

Условия, в которых проходит конкуренция внешнеполитических инициатив России и ЕС, нельзя назвать равными и постоянными. У ЕС в середине 2000-х гг. сохранялся набранный еще в 90-е годы внешнеполитический потенциал, основанный на эффективной демократической модели развития и успешно развивающейся рыночной экономике, с возможностью получения дополнительных преимуществ от участия в экономической интеграции. Россия, которая сама прошла через период тяжелых демократических преобразований и болезненных рыночных реформ, таким потенциалом привлекательности не обладала и никаких альтернативных моделей развития предложить не могла.

С началом мирового финансово-экономического кризиса условия проведения Россией и ЕС внешней политики в отношении Беларуси, Молдовы и Украины начинают меняться. Привлекательность ЕС как успешного интеграционного объединения и перспективного финансово-экономического партнера снижалась по мере того как разрастался кризис и все более очевидными становились трудности Евросоюза. Снижение привлекательности ЕС создало условия для увеличения привлекательности России как внешнеполитического партнера Беларуси, Молдовы и Украины, которые сильно пострадали от кризиса и нуждались в поддержке. В случае успешного использования нынешней ситуации у России может появиться шанс получить больше преимуществ от сотрудничества с этими тремя государствами и укрепить свое положение в качестве регионального лидера.

Сложный характер двустороннего взаимодействия между ЕС и Беларусью, ЕС и Украиной и ЕС и Молдовой, а также чередование периодов сближения и расхождений между Россией и Беларусью, Россией и Украиной и Россией и Молдовой позволяют говорить о том, что теоретически к началу 2013 года возможны три варианта выхода из сложившейся ситуации конкуренции между Россией и ЕС:

А) принятие на себя Беларусью, Молдовой и Украиной обязательств, гарантирующих долгосрочное сотрудничество с одним из партнеров;

В) сближение позиций России и ЕС и выработка ими общих подходов к Беларуси, Молдове и Украине;

С) отказ России и ЕС от укрепления взаимодействия с Беларусью, Молдовой и Украиной.

Принимая во внимание положения Концепции внешней политики России 2013 г., а также ожидаемое подписание уже согласованного Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной в ноябре 2013 г. (и продолжающиеся переговоры по аналогичному документу с Молдовой), вариант С маловероятен. Недостаточный уровень взаимодействия между Россией и ЕС также позволяет исключить вариант В, хотя он, вероятно, был бы наиболее благоприятным для Беларуси, Молдовы и Украины. Остается вариант А, и именно на этом направлении конкурируют Россия и ЕС.

Условия современной системы международных отношений предполагают, что конечный результат конкуренции будет определяться выбором Беларуси, Молдовы и Украины. У этих восточноевропейских постсоветских государств к 2013 году, с одной стороны, осталось мало общего, помимо пока не столь давнего прошлого в составе СССР и нынешнего географического расположения между Россией и ЕС. С другой стороны, именно это общее является исходной точкой для формирования сходных критериев выбора внешнеполитического партнера. Как представляется, они включают в себя, во-первых, ориентир на более успешно развивающегося партнера с целью заимствования действующей эффективной модели политического и социально-экономического развития. По этому показателю Европейский союз однозначно лидировал до начала финансово-экономического кризиса. Старые члены ЕС демонстрировали, как можно организовать экономическую и политическую жизнь государств и обеспечить высокие стандарты жизни. Пример новых 12 членов ЕС, которые в первые несколько лет после присоединения сумели существенно повысить свой уровень жизни, вдохновлял Беларусь, Молдову, Украину.

Второй критерий выбора внешнеполитического партнера — возможность получить значительные экономические выгоды от сотрудничества. Для Беларуси, Молдовы и Украины к этому добавляется заинтересованность в осуществлении модернизации и решение проблемы высоких расходов на энергоресурсы для функционирования энергоёмких экономик. По данным внешнеторговой статистики за 2011 г., у Беларуси на Россию приходится 46,5%, на ЕС — 25,2% от всего внешнеторгового оборота, у Украины на Россию — 31,6% на ЕС — 28,6%, у Молдовы на Россию — 18,4%, на ЕС — 45,3%. То есть, и Россия, и ЕС жизненно необходимые внешнеторговые партнеры, особенно с учетом того, что Россия — основной поставщик энергоресурсов, а ЕС -обладатель современных технологий.

В-третьих, выбор внешнеполитического партнера не должен противоречить национальной идентичности государства, представлениям граждан о месте государства в мире, его союзниках и угрозах существованию. Этот критерий во взаимосвязи с убеждениями находившихся у власти элит периодически препятствовал развитию сотрудничества, например, России и Украины, но способствовал институционализации взаимодействия России и Беларуси; он создает определенные трудности во взаимодействии Молдовы и Румынии, но упрощает взаимодействие Украины и Польши. Общим для трех новых независимых государств стало возникновение запроса на демонстрацию (с разной степенью резкости) отличий от бывшего союзного центра, Москвы.

Наконец, в-четвертых, проект сближения с партнером должен иметь понятные государствам цели и очевидные, легко просчитываемые результаты и преимущества. Например, снижение цен на энергоресурсы с российской стороны или доступ на общий рынок стран ЕС. Положительно влияет на принятие решения наличие успешного примера сотрудничества и интеграции. На постсоветском пространстве долгое время такого примера не было.

Каковы же были возможности России и ЕС при осуществлении внешней политики в отношении Беларуси, Молдовы и Украины и какие внешнеполитические ресурсы были ими задействованы?

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу